ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Уходите! – глухо проговорил фон Хорст.

– Нет! – качнул головой Артем. – Да и некуда.

– В могильник! Потом в «червоточину»! Они не пойдут за вами.

– Кто – они?

Словно отвечая на вопрос, капля моллюскора выплюнула вдруг несколько капель поменьше – размером с человека, эти капли устремились к группе землян и превратились… в таких же людей, одетых в стандартные «кокосы».

– Кто это?! – прошептал Роман.

– Уходите же! – процедил сквозь зубы Селим. – Я попробую договориться с ними.

– Но вместе мы…

– Бегите, вашу мать! Речь идет не о жизни и смерти! Речь идет о судьбе человечества! Сообщите Калаеву, что Ульриху удалось перепрограммировать моллюскора!

– Селим… я не могу…

– Сможешь, Ромашин! К тому же мне не о чем жалеть, а у тебя все еще впереди. И даст Бог, мы не прощаемся навеки. Уходи!

– За мной! – скомандовал Артем, ныряя в пролом.

Остальные, не оглядываясь, последовали за ним, скрылись в густой темноте внутренней камеры могильника.

Селим проводил их глазами, достал из сумки необычной формы агрегат, нацепил его на спину как рюкзак, направил два ребристых сверкающих дула к приближающейся группе людей – всего их было пятеро, – и стал ждать.

– Кого я вижу! – раздался насмешливый и одновременно удивленный голос Ульриха. – Дед! То-то мне сразу показалось знакомым твое пси-поле. Какими судьбами? Кстати, а где твои спутники? Удрали, что ли? Бросили тебя одного?

– Не страшно, если ты один, – проговорил ровным голосом фон Хорст, – страшно, если ты ноль.

– Узнаю речь воспитателя-зануды. Ты всегда пытался доказать мне, что я ничтожество. Ан нет, дедуля, я тебя разочарую. И твоих спутников тоже. Зря они пытаются сбежать, от моего слуги им не скрыться даже в другой галактике.

Ульрих небрежно махнул рукой за спину, на вздрагивающую каплю моллюскора.

– Чего ты хочешь?

– Да, в общем-то, ничего особенного. Теперь я буду иметь все и без чьих-либо советов и разрешений, так что не трать слов.

– Кто это с тобой?

– Мои охранники.

– Ульрих! – раздался женский голос.

Селим прищурился.

– Женщина?

Хорст-младший ухмыльнулся.

– Могу познакомить. Ираида Куличенко, родная сестрица моего друга Паши, которого вы убили.

– Он сам этого хотел.

– Естественно, что ты еще можешь сказать в свое оправдание. Но я не буду спорить, хотя обещаю отомстить всем, кто убил Пашу и мешал мне. В первую очередь одному нашему общему знакомому. Ведь это он был здесь? Артем Ромашин?

– Допустим.

– Он сбежал, как трус!

Фон Хорст покачал головой:

– Трус тот, кто прячется за спиной монстра, не решаясь сразиться с противником один на один. Ведь ты смел только потому, что тебя охраняет искусственный иксоид, не так ли?

– Мне плевать, что ты обо мне думаешь! – ощерился Ульрих. – Я убью любого, кто станет у меня на пути!

– Ульрих, угомонись! – попыталась одернуть ксенолога Ираида. – У нас другие задачи.

– И тебя тоже! – ткнул он в нее пальцем. – И твоих солдатиков! Не мешайте мне! Но сначала я разделаюсь с Ромашиным.

– Нам надо возвращаться…

– Успеем.

Ульрих повернулся к «дышащей» металлической капле и щелкнул пальцами, словно подзывая собаку:

– Зверь, догони беглецов и принеси их сюда. Живыми… пока. Вперед!

Капля моллюскора задрожала, превратилась в струю жидкого металла, устремившегося к могильнику. Но на ее пути вдруг образовалась переливчатая прозрачная вуаль, похожая на мыльную пленку. Моллюскор ткнулся в нее «мордой» и резко отскочил назад.

– Что за дьявольщина? – вытаращил глаза Ульрих.

– Это он! – указала на Селима Ираида. – У него фазер!

– Что еще за фазер?!

– Последняя разработка ижевской военной лаборатории. Он что-то там ломает в вакууме…

– Я понял, не ломает, а поляризует. Убейте его!

Фердинанд и Жозеф оглянулись на свою командиршу. Ираида кивнула.

Охранники открыли огонь по Селиму из «универсалов». Но плазменные «пули» наткнулись на такую же «мыльную пленку» и бесследно исчезли. А потом Селим ответил.

Сверкнули две неяркие вспышки, обоих охранников отнесло назад на полсотни метров, как воздушные шарики.

Та же участь постигла и Ираиду, начавшую стрелять мгновением позже, а затем Ульриха. Впечатление было такое, будто каждого отшвырнул удар огромного мощного кулака.

– Господи, я ничего не вижу! – взвыл Хорст-младший, пытаясь сориентироваться и восстановить равновесие в воздухе. – Зверь, убей его!

– Слепой душе глаза не поводырь, – пробормотал Селим, глядя на вставшую над ним металлическую «пиявку» размером с башню. – Что ж, зверь, давай знакомиться? Я Селим Дельвиг Базил Мария фон Хорст, человекочервь.

В следующее мгновение он превратился в металлическую на вид змею и метнулся к гигантской «пиявке» моллюскора…

Глава 13

Полюс недоступности

Калаев позвонил поздно вечером:

– Есть кое-какие новости…

Игнат, собиравшийся лечь спать, оживился:

– От Артема?

– Нет, сведения о младшем Хорсте.

Игнат погас, провел рукой по волосам, отвернулся.

– Этот паршивец меня не интересует.

– Наши разведчики проанализировали его действия на Полюсе Недоступности.

– Ну и что?

– Он и племянник Пурвиса Джадда Стив посетили около полусотни могильников с «джиннами», причем три из них еще «дышали».

Игнат внимательно заглянул в мрачноватые глаза начальника отдела внутренних расследований:

– Им удалось активировать «джинна»?

– Нет, все роботы были не в той кондиции, чтобы представлять реальную угрозу. Но они явно пытались освободиться, о чем свидетельствуют обнаруженные следы. Похоже, Ульриху удалось-таки нащупать некую формулу контакта, заставляющую боевых роботов выполнять его приказы.

– Но ведь этого не произошло? Иначе в Системе давно начался бы бедлам.

– Боюсь, щенок не остановится на достигнутом. Если лунный моллюскор подчинился ему…

– Он же совсем погас, судя по докладам твоих экспертов.

– Он был еще жив и вполне мог отправить Ульриха с компанией туда, где остались живые моллюскоры. Так считает Гилберт. Представляешь, что произойдет, если Хорст-младший появится в Системе с ручным моллюскором?

– Боевой робот иксоидов – не собака…

– Да, это зверь пострашней. Поэтому нам надо предпринять эффективные превентивные меры. Как ты думаешь, что им движет?

– Кем?

– Ульрихом.

– Не знаю. У него душа сломана, а от таких людей можно ждать чего угодно. Жаль Селима, что у него такой внук.

– Что ты предлагаешь?

– Надо попытаться установить связь с новорожденными «джиннами», окопавшимися в кольцах Сатурна. Это раз. И два: найти друзей, не менее мощных, чем моллюскоры.

– Такие друзья на дороге не валяются. А дееспособных «джиннов» уже нет.

– Не уверен.

– Сам же говорил, что на Полюсе остались только мертвые «джинны».

– Во-первых, Полюс еще не исследован в полной мере, поэтому кондиционные «джинны» могут отыскаться и там. Но я имел в виду одного нашего приятеля…

– Лам-ку? – догадался Игнат, сделал жест, означающий разочарование. – Он же ушел, и никто не знает куда, даже его бывшая воспитательница.

– Поговори с Зари-мой, вдруг она вспомнит что-либо важное? Может быть, попытается его вызвать или даст намек, где его искать.

– Если бы знала, давно сказала бы.

– Все равно поговори, попытка не пытка, а такой защитник, как Лам-ка, лишним бы не был.

Игнат помассировал шею, поймал взгляд собеседника, криво улыбнулся.

– Здоровья уже не хватает, чтобы заниматься такими проблемами.

– Ну, если ты жалуешься на здоровье, значит, оно у тебя есть. Поговоришь?

– Хорошо, попробую.

– Только будь осторожен, эксперт. По моим данным, боевики Ордена готовятся начать на нас охоту. Видимо, понимают, что мы постараемся не допустить новых войн с негуманской техникой.

– Сама техника не является носителем зла, все дело в том, как ею пользуются хозяева. Или владельцы. Поэтому такие люди, как Ульрих, опаснее любого негумана. У тебя все?

34
{"b":"541994","o":1}