ЛитМир - Электронная Библиотека

— С ним ты готов сразиться? — сурово, как на допросе поинтересовалась фея.

Батист хотел с благоговением погладить золотую брошь — дракона, но поспешно отдернул руку, будто забоялся обжечься.

— Да…наверное, — пробормотал он.

— Ты не уверен?

— Это его тень я видел на стене в своих снах и в реальности? — Батист с надеждой посмотрел на фею, будто от ее ответа зависела его судьба.

— Ты сам должен узнать его в лицо, таковы правила игры. Я не могу выбрать за тебя. Кого ты хочешь видеть своим противником демона или человека?

— Демона в облике человека? — с языка невольно сорвалось то предположение, которое не смог бы выдумать сам Батист. Это чужак в рваном плаще заставил его произнести слова. Горло заболело так, будто его сдавили ледяные пальцы.

— Я бы предпочел сразиться с чудовищем, — поспешно сказал он, ничуть не опасаясь, что фею насторожит такая быстрая смена мнений. Как она может быть честна с тем, кто не откровенен с ней самой.

Фея прочла его мысли и, кажется, поняла, почему он растерян и смятен.

— Знаешь, иногда охотник сам становится жертвой, — предостерегла она. — Ты можешь погнаться в чащу за одним волком и вдруг попасть в окружение к целой стае. Я знала одного человека, настоящего рыцаря, который решился уничтожить хищника, и не в одиночку, а во главе целого отряда единомышленников, но так увлекся, что сам не заметил, как попал в ловушку.

— Со мной все будет иначе, — уверенно возразил Батист.

— Поживем, увидим, — она лениво облокотилась о стол. — Так ты готов побороть дракона?

— Да, если он причастен к смерти Даниэллы, — от бравады Батиста не осталось и следа, он, не отрываясь, смотрел на золотую брошь, и она казалась ему неким роковым символом. Чем-то, что связано с предначертанием его собственной судьбы.

— Я помню горящий город, — произнес он, как будто для самого себя. — Помню крики, запах гари, ведра воды и водовозов, бессильных потушить огонь. Мне кажется, я успел заметить золотую тень, взметнувшуюся в небесах, наподобие кометы. Не мог же пронестись над пожаром метеор. Я вступлю в единоборство с драконом и сгорю, если проиграю?

Батист вновь просительно посмотрел на фею, ожидая ответа, но она только неопределенно пожала плечами.

— Кто знает? — тихо произнесла она, будто вздохнула. — Сгореть можно и не в огне. Нас жгут изнутри собственные необузданные чувства, ненависть, зависть, гнев, жажда мести и любовь. Никогда не влюбляйся, Батист, иначе сам можешь стать рабом демона. Того самого демона, которого преследуешь.

Она наклонилась, чтобы закрыть книгу, и на ее губах уже не играла улыбка.

— Помни о моем предостережении, — повторила фея, и переплет книги, закрываясь, громко хлопнул, будто отгораживая путь к отступлению. Все решено, и нельзя уже шагнуть назад. Батист знал это, но не огорчался, он никогда не шел на попятную.

— Ты сжег за собой все мосты, — подтвердила она. — Возможно, ты еще увидишь не один пылающий город. Может быть, тебя ждет неминуемая смерть и одно страшное открытие, а до этого стоит повеселиться. Раз уж ты так уверен в неизбежности смертельной схватки, то надо развлечься в последний раз. Ты хочешь на маскарад?

— На маскарад? — Батист не хотел сейчас никуда идти, но живая веселость и задор в ее голосе были слишком заразительны.

— Я смогу провести тебя без приглашения на любой прием, но там уже будешь заботиться о себе сам. Договорились?

— Конечно, — он уже забыл о списке жертв и предположениях. Следствие может подождать. Батист думал только о том, где в такое время можно раздобыть маску.

— Мы одолжим маску у кого-нибудь, — беспечно сообщила она. — Добыть костюм это не проблема, деньги для этого не нужны, по крайней мере, пока ты в нашей компании.

— В нашей? Вы не одна? С вами пришел кто-то еще?

Противный, заливистый смех раздался за стеллажами, ему вторило хихиканье под окном, длившееся всего лишь миг, но от него у Батиста пробежал мороз по коже, он чуть было не раздумал идти. Нельзя же так опрометчиво спутываться с нечистью.

— Если ты передумаешь, то это будет зря. Ты ведь можешь встретить того, кого ищешь, на карнавале, — вполне серьезно заявила фея, и Батист поверил ей.

Полуночный карнавал

Эдвин

Я торжествую. Никто не узнает меня, хотя впервые за века я появился в светском обществе в своем истинном облике. Господин Смерть идет сквозь пеструю карнавальную толпу, многие оборачиваются, чтобы задержать на нем свой взгляд, оценить костюм, но никто даже не догадывается, что безобразная маска скалящегося черепа это не фальшь, а сущность.

Я долго раздумывал, какую маску мне выбрать. Можно было бы прибегнуть к своему привычному амплуа, нарядиться эльфом, принцем теней, охотником в рединготе прошлого века и со старинным арбалетом, но, в конце концов, я решил выбрать ту личину, которая стала для меня фатальной и неотъемлемой. Заметив в витрине закрытого магазина маску смерти, я, не раздумывая, забрал ее, оставив взамен несколько червонцев, гораздо больше, чем она стоила. Вот удивится лавочник, найдя с утра возле нетронутого и неразбитого стекла на месте пропажи целое состояние, по его подсчетам. Ни один грабитель не действует так, ни один главарь разбойников не может стать таким неуловимым.

Я заглянул в настенное зеркало в прямоугольной золоченой раме. Свет от бра выхватил из темного стекла отражение черепа, голой лобовой кости, широких белых скул, пустых глазниц, за которыми, если, как следует присмотреться, сияют два лазурных огонька моих собственных глаз. Капюшон звездочета, расшитый колдовскими символами, прикрывает голову, но на маску, как будто сделанную из слоновой кости, все равно спадают две непокорные золотистые пряди. Яркие золотые волосы все время выдавали меня, к какой бы конспирации я не прибегал, в какой бы костюм не облачался. Я все время жду, что кто-то игриво окликнет меня из толпы «Перестань шутить, Эдвин, нас ты не обманешь, такие существа, как мы, никогда не обращаются в скелет». Эдвин! Собственное имя кажется мне чужим. Я написал его на форзаце своего дневника и ощутил, что вторгаюсь в чужую тайну, ведь все излияния, которые я запишу, принадлежат уже не мне, а тому наивному и прекрасному созданию, которое давно должно было быть похоронено в пепле, под руинами сожженного государства.

Все вокруг переменилось, мир стал другим, изменились и мои чувства, только внешняя оболочка осталась неизменной. Я все жду, что кто-то, прячущийся в тени за спиной, произнесет мое имя, и от этого звука современный мир рухнет, как декорация, а я вновь останусь один во мгле перед раскрытой колдовской книгой наедине с демонами.

Иллюзии напрасны, из активного участника событий истории я превратился в стороннего наблюдателя. Я люблю сидеть на крыше какого-нибудь дворца, затерявшись среди геральдических скульптур, и писать в блокноте свою собственную историю вселенной. Отблесков от далекого уличного фонаря мне вполне хватает, чтобы разбирать буквы и аккуратным мелким почерком набрасывать на чистую бумагу все новые и новые строки. Внизу, по широким магистралям и площадям, сочится жидкий поток толпы, никто не догадывается поднять голову вверх и над фасадом респектабельного особняка заметить силуэт ангела, водящего пером по бумаге. Однако если вдруг находятся такие неугомонные искатели приключений, которым удается заглянуть мне в глаза, то я усилием воли заставлю их отвести взгляд и забыть про меня навсегда. Воспоминания обо мне, конечно, могут прорываться во снах или в грезах, но никто уже не догадается сопоставить их с реальностью. В существование сверхъестественного существа можно верить только тогда, когда видишь его перед собой, можешь протянуть руку и коснуться его крыл, погладить холодную нестареющую кожу, услышать ответы на вопросы о секретах мироздания, но, когда призрак растворился, и перед тобой пустота, трудно объяснить другим людям, что где-то, в поднебесной высоте, парит тот, кто не поддается описанию. За прошедшее время люди стали большими скептиками, они не верят в таких существ, как я. Их неверие дает мне преимущество. Теперь и я, и мои подданные можем спокойно разгуливать по миру смертных, не опасаясь разоблачения.

30
{"b":"543636","o":1}