ЛитМир - Электронная Библиотека

Арнольд Уэскер

Корни

Корни - i_001.jpg

Имя тридцатилетнего талантливого прогрессивного драматурга Арнольда Уэскера широко известно в Англии. Уроженец Ист-Энда — рабочего района Лондона — он рано начал трудовую деятельность, перепробовав немало профессий. Может быть, именно поэтому так правдивы созданные им образы простых людей — рабочих, батраков, представителей интеллигенции. Уже первая пьеса — «Кухня» — с успехом шла на сцене и принесла ему известность. В этой ранней пьесе, собственно, нет четкого сюжета, но сна характерна для всего творчества драматурга своими раздумьями над судьбами людей, своей большой эмоциональной насыщенностью, подлинной человечностью.

«За Кухней» последовала трилогия: «Куриный, суп с ячневой крупой», «Корни», «Я говорю с Иерусалимом». Недавно в Лондоне состоялась премьера новой пьесы Уэскера, «Картофель ко всем блюдам».

Наиболее значительная в трилогии — пьеса «Корни», проповедующая активное вмешательство человека в жизнь. Для Уэскера характерно стремление поставить свое творчество на службу рабочему классу, из рядов которого он вышел. Он неоднократно высказывал на страницах печати глубокую тревогу по поводу губительного оболванивающего воздействия таких могучих рычагов буржуазной пропаганды, как кино и телевидение.

Уэскер является одним из инициаторов широкой компании в профсоюзном движении за создание национального театра, за проведение рабочих фестивалей, за подлинно народную культуру. Эти идеи нашли свое выражение в «Корнях».

Уэскер реалистически нарисовал в пьесе образы батраков, показал без прикрас их тяжелую, безрадостную жизнь, их заботы и горести. Но главное в пьесе — это раскрытие темы поисков пути, темы молодого человека, еще недавно темного и забитого, перед которым открываются новые горизонты.

Уэскер принимает активное участие в движении за ядерное разоружение.

Примечание для актеров и постановщиков

Выведенные мною персонажи — не карикатуры, это реальные люди, правда, вымышленные. И хотя картина, которую я нарисовал, неприглядна, все оке я не хотел вызвать отвращение, и надо постараться не вызвать его при постановке пьесы.

Мне близки эти люди; просто я испытываю досаду и по отношению к ним и к самому себе.

Арнольд Уэскер

Действующие лица

Бити Брайант — молодая женщина, 22 лет.

Дженни Билс — ее сестра.

Джимми Билс — ее зять.

Миссис Брайант ее мать.

Мистер Брайантее отец.

Фрэнк Брайант — ее брат.

Перл Брайант — ее невестка.

Стэп Мэнн — сосед Билсов.

Мистер Хили — управляющий фермой.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ — одинокий деревенский домик Билсов в Норфолке.

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.

Сцена первая — два дня спустя на кухне в домике мистера и миссис Брайант.

Сцена вторая — там же, часа два спустя.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ — две недели спустя в столовой Брайантов.

Время действия — наши дни.

Действие первое

Ветхий домик в Норфолке без водопровода, электричества и газа. Мебель дешевая, старая и расставлена как попало.

В комнате все разбросано, потому что в семье ребенок, удобств нет, и мать так перегружена, что не успевает наводить порядок. Тут и там валяются газеты, грязное белье, приготовленное для стирки, одежда, стоят тазы, цинковое корыто с бельем, керосиновые лампы, примуса. На веревке висит выстиранное белье.

Сентябрь.

Дженни Билс моет посуду в раковине. Она напевает популярную песенку. Это маленькая толстушка, приветливая, в очках. Из спальни слышится детский голосок: «Мам, касетку».

Дженни (добродушно). Замолчи, Дэфни, пора спать. (Берет кухонное полотенце.)

Детский голосок за сценой: «Дэфни хочет касетку, касетку…»

(Идет к буфету за конфетой.) Смотри, дочка, отец придет, увидит, что ты не спишь, — он тебе задаст.

(Идет в спальню с конфетой.) Ну вот, а теперь спи, не то будешь утром кукситься.

Входит Джимми Билс. Это невысокий блондин, впрочем, почти совсем лысый, круглолицый и румяный. Он механик в Гараже. На нем синий комбинезон, через плечо висит военный ранец. Джимми вкатывает велосипед и прислоняет его к стене. Его мучит боль в спине.

(Дженни возвращается в комнату). Что это с тобой?

Джимми. Кто его знает — и живот болит и между лопатками, еле на ногах стою.

Дженни. Так ты сядь, а я ужин соберу.

Джимми. Эх, мать честная, и есть неохота. (Ложится на диван и прижимает подушку к животу.)

Дженни (наблюдает за ним). Что же это с тобой?

Джимми. Почем я знаю.

Дженни. Я матери говорила, что у тебя боли сильные, а она говорит — это несварение желудка.

Джимми. Какое, к дьяволу, несварение, если у меня между лопатками сверлит?

Дженни. Она говорит, у некоторых такое несварение бывает, что от желудка в лопатки отдает.

Джимми. Будет тебе чушь молоть.

Дженни. Вот и я говорю. Господь с тобой, говорю, не бывает несварения желудка в спине. А она говорит: «Будешь ты мне рассказывать, у меня-то было!»

Джимми. Чего только у нее не было.

Дженни снова принимается за мытье посуды. Джимми кряхтит на диване. Дженни мурлычет себе под нос. Молчание.

Дженни. Видел кого сегодня?

Джимми. Доктора Гэллагера, больше никого.

Дженни (стремительно поворачиваясь). Кого?

Джимми. Гэллагера. Его везла жена в стареньком «армстронге».

Дженни. Провалиться мне на этом месте, ну и дела!

Джимми (вставая и подходя к столу. Боль утихла). А что?

Дженни (доставая ужин из печки). Мы в вист играли в деревне, и Джуди Мейтленд говорит — его песенка спета. Ты же знаешь, у него год назад рак нашли. Говорят, больше трех недель не протянет, понял?

Джимми. Каркают как вороны. Подавай им покойника, да и все тут.

Дженни. Я тебе говорю — три недели, не больше.

Голос девушки за сценой: «О-го-го! О-го-го!»

Джимми. Твоя сестрица.

Дженни. Она.

Голос девушки за сценой: «О-го-го! Есть кто дома?» (Кричит.) Заходи, девушка, хватит тебе огокать.

Входит Бити Брайант. Это полная, пышущая здоровьем блондинка двадцати двух лет. Она несет чемодан.

Джимми. Вот и она.

Дженни (сдержанно, но с довольным видом). Здорово, Биатрис, как поживаешь?

Бити (тоже сдержанно, но с довольным видом). Привет, Дженни. Как ты? Чем это так вкусно пахнет?

Дженни. Лук жарится на ужин, и хлеб пеку к празднику урожая.

Бити. А твои делишки как, Джимми Билс?

Джимми. Живем помаленьку, девушка, как ты-то?

Бити. Да неплохо. Когда снова приедешь в Лондон на футбол?

Джимми. К чертям! Хватит с меня этих футболов. Папаша Брайант как-то попал в самую гущу, так запросил пардону. (Подражает его манере.) «Полегче, говорит, толкайтесь, полегче».

Дженни. А где Ронни?

Бити. Через две недели приедет.

Дженни. Не поженились еще?

Бити. Нет.

Джимми. Спешить надо, девушка, от долгого сватовства проку мало.

1
{"b":"545543","o":1}