ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Итак...

Очнулся в палате, куда его перевели из реанимационной барокамеры. Список травм занимал две с половиной страницы, и треть из перечня была смертельна.

- С этим не живут! - жизнерадостно сказал ему улыбчивый главврач, помахивая толстенной историей болезни, - По тебе словно танк проехал.

Однако, Игорь выжил.

Он просыпался только для того, чтобы глотнуть немного полужидкой пищи, и опять проваливался в забытье.

Там, в своих странных снах, он то сражался на морском берегу, удерживая яростный натиск воинов, приплывших на гигантской армаде неуклюжих одномачтовых кораблей и вооруженных длинными прямыми мечами. То он бродил средь в горящих развалин какого-то непонятного храма, на грани отчаяния и надежды спасти... Что? То с ужасом глядел с крепостной стены на небольшое судно с багрово-коричневыми бортами, выкрашенными, он почему-то твердо знал это, человеческой кровью. И тринадцать демонов в облике непохожих друг на друга бойцов высаживались на его родной остров. У врагов было разное оружие, но тем не менее все они представляли единое целое... Игорь рубился с этими бойцами, держа в каждой руке по мечу, и сносил демонические лики, но под ними обнаруживались иные, столь же похожие друг на друга, но еще более ужасные. Падал сраженный Учитель, с кровавыми дырами вместо глаз, сжимая в руках вырванный у врага многозубец.

Падал почему-то в залитые ярким светом опилки, а к нему подходили те же люди в белых халатах... Или плащах? С нашитыми на них большими алыми крестами, и куда-то уносили ...

Потом он покидал остров, затянутый дымом, уходил на единственном уцелевшем корабле. А со со скалы, кривя в усмешке рот, взирал последний из демонов, самый сильный и умелый.

Игорь знал, что противник смертельно ранен, но тот почему-то никак не хотел умирать. Окровавленное лицо Врага росло, надвигалось, он всасывал кровь через изуродованные губы, и Игорь в ужасе просыпался, чтобы не слышать его свистящих вздохов.

... Рано или поздно все кончается.

Завершилось и больничное заточение Игоря. Врачи сказали, что организм, к их удивлению, более-менее в порядке, и дали третью группу инвалидности. О каких-либо тренировках посоветовали забыть раз и навсегда. И Игорь им поверил... Хотя и не сразу, конечно. Но хронические боли в голове и позвоночнике иногда делали невозможными самые простые вещи, а боли эти не снимались ни новейшими лекарствами, ни самыми древними рецептами иглоукалывания. Доктора только руками разводили.

Конечно, было и другое. Было собрание Внутреннего Круга ему, калеке, посвященное, на котором Игорю предложили занять место Всеслава. Парень отказался, сославшись на болезнь, а его согласия никто толком и не ждал. Было запоздалое вручение призов за те последние соревнования. Наконец, клятва отомстить за Всеслава, произнесенная Старшими Круга над курганом.

Тело сожгли на берегу озера Ильмень, как завещал покойный, соорудив над урной с пеплом насыпь в полтора человеческих роста.

- Найти и уничтожить! - повторял Игорь вместе со всеми, - Выкопать из Земли! Вытащить из Воды! Выдернуть из Огня! Задавить Землей! Утопить в Воде! Спалить в Огне! Через миг - целый день, через день - целый год, через год - целый век...

Однако, именно Игорь, единственный из Круга, кто сражался с Врагом, видел его лицом к лицу и запомнил навсегда, как никто другой, понимал невыполнимость этой задачи. И дело даже не в том, что никакая милиция убийцу Всеслава так и не нашла, ни сразу, ни после... Хотя искала - дело было нашумевшее! Да и хорошо оплаченные "частники" этим случаем занимались изрядно..., с тем же успехом. Просто каким-то шестым чувством Игорь ощущал, что противник, искалечивший его, не принадлежит к этой реальности, и искать "демона" здесь бессмысленно. Видеозаписи злосчастного боя, снятые с четырех различных точек, которые он просмотрел по сотню раз каждую, убедили - проблема намного сложнее простой охоты на чудовищно сильного маньяка.

Так, стиль боя, использованный Врагом, был Игорю совершенно неизвестен, хотя парень прекрасно ориентировался не только в любимой "Горянке", но и во всех открытых восточных системах, в кикбоксинге, самбо, и всем таком прочем, до чего только смог дотянуться. Не то чтобы он всем этим владел в совершенстве, но кикбоксера от каратэиста отличал по первым же движениям, и хорошо представлял различия в их технике и тактике боя.

Этот же не только дрался по-особому, но, что казалось гораздо таинственнее, свой загадочный стиль не слишком-то использовал. Он уклонялся, маневрировал, применял отвлекающие удары, но как-то формально, не стараясь, что ли. Ему, видимо, было все равно, сколько ударов получит сам. Главное - уничтожить противника! При этом Враг ничем не рисковал русские не добивают поверженного! А следовало бы!

Всеслав, прежде чем пальцы убийцы вошли ему в мозг, угодил тому локтем в висок и подъемом стопы в пах. Но мерзавец, разделавшись с Учителем, хоть и выглядел, как сплошной кровоподтек, легко перепрыгнул через канаты и буквально растворился в толпе растерявшихся зрителей. Мистика, да и только!

Клятву Игорь собирался выполнять столь же ревностно, как и остальные Старшие. Священные клятвы просто так не дают. Однако, он не думал, что ему вообще когда-либо выпадет этим заниматься, хотя бы уже потому, что здоровье не только не восстанавливалось, но и продолжало ухудшаться. К постоянной головной боли добавились удивительные грезы наяву. Игорь то пытался пройти сквозь реальные стены, то натыкался на несуществующие препятствия. В знакомых чудились совершенно другие люди, а случалось - лез здороваться к совсем чужим. Сны то не снились вовсе, то шли почти "широкоэкранные", причем все на исторические темы. В них Игорь снова был сильным и умелым, его руки не тряслись, глаза не слезились от света, память не подводила через раз. И ему все чаще казалось, именно тот остров-крепость, где разворачивалось действие снов, есть настоящая реальность, а этот тусклый, помутневший мир, в котором он располагает лишь жалким, разрушающимся организмом - на самом деле просто кошмар, навеянный одним из многочисленных злых духов Холодного Моря. И Игорю все меньше хотелось просыпаться...

Отец, который давно взял за правило в жизнь сына не соваться даже по большому приглашению, на этот раз не смолчал:

- Съездил бы ты к деду Олегу? Он же травник! Глядишь, выходит тебя, или хотя бы что толковое присоветует!

Это было тем более странно, что старого Олега, да и не деда вовсе, а брата прадеда, Игорев отец терпеть не мог. Действительно, старик на все имел свое мнение, мягко говоря, допотопное, оспаривать которое было небезопасно. Отец же считал себя "убежденным продолжателем идей западного либерализма в его наиболее демократических формах" (Игорь никогда не мог перевести это словосочетание на русский язык), и потому заявлял, что с Олегом ему разговаривать не о чем.

Либерализм отца дал серьезную трещину после октябрьских событий. Омоновцы изловили Игоря в переулках Арбата. Никогда он не забудет простуженного, промерзлого стадиона, и не в Чили, а в центре "демократической" Москвы. Его, правда, вскоре отпустили, в кармане нашлось полезное удостоверение - подрабатывал полгода в Бюро охраны коммерческих структур. Никогда не забудет он этого унижения, окрика: "Лицом к стене, суки- комуняки!", не забудет и не простит.

К стыду, Игорь так и не вспомнил, сколько деду лет. Очевидно было, что ой как немало, а представиться в почтенном возрасте человек может в любой момент. Игорь не особенно рассчитывал на помощь. Травы травами, а что делать, когда именитые профессора и авторитетные табибы даже диагноз толком поставить не в силах? Однако, повидаться с дедом было необходимо, пока тот не умер..., или пока сам не отдал богу душу. Последний раз Игорь гостил у старика в деревне сразу после окончания школы. Потом был физтех, армия - там Игорь и встретил Всеслава, сначала как зам. по тех., после как друга, учителя и соратника.

Из обжитых городков Восточной Германии перестройка загнала русских офицеров в палатки да хибары cуровой России. Всеслав ушел из армии и вернулся в родной Новгород, где и располагалось центральное отделение Школы.

2
{"b":"54601","o":1}