ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Синчан

Паутина Белого Паука

Пролог

Тихо, незаметно проходит жизнь людей. Яркими вспышками и серыми буднями плетет судьба для каждого свой неповторимый мотив. И ход событий есть нить узора, что в руках одних послушна новым петлям и стежкам, но безнадежно хрупка в руках других.

Пауки — мастера в подобном. Их паутины совершенны и удивительны; это сложная система переплетений, способная служить своим создателям и домом, и защитой, и средством передвижения, и сигнализацией, и, конечно, страшной ловушкой для неосторожной мошки.

Кто-то когда-то, примерив на себя роль судьбы, подобно пауку, начал плести сложный узор совершеннейших из паутин. Сквозь века распростерлись ее силки, и жизни многих стали ее неотъемлемой частью.

Плелась и плелась эта паутина, плелась белым пауком. И кто-то когда-то спросил: почему паук белый?

А в самом деле, почему?

1 глава

Фильмы с Дамианом Янгом пользовались большой популярностью не первое десятилетие. Боевики, мелодрамы, комедии, исторические фильмы, детективы, триллеры, ужасы — он играл в самых разных жанрах самые разные роли, начиная от слащавого героя-любовника, друга-повесы, неуязвимого супермена или детектива под прикрытием и до монаха-отшельника, отца-одиночку и бывшего наркомана с мрачным прошлым и тяжелым будущим.

Однако настоящую известность Янгу принесли вовсе не его талант и яркая внешность, а расовая принадлежность. Вампир-актер. Кого бы такое не привлекло?

С тех пор, как вампиры объявили о своем существовании, Дамиан Янг стал первой «клыкастой» звездой Голливуда. Четвертое десятилетие на экране, а все такой же сногсшибательный красавец. И останется таким навсегда.

Ева могла бы без запинки рассказать его биографию, назвать любимую марку одежды, группу крови, место рождения и нынешнего проживания, перечислить все его фильмы и всех девушек, с кем у него были романы. Нет, она вовсе не относилась к числу его фанатов. Ева жила с одной из них.

Алиса Закирова могла бы выиграть конкурс на роль идеальной соседки по квартире, если бы таковой проводился. Ева, по крайней мере, непременно отдала бы голос за нее.

Высокая красавица с каскадом белоснежных и золотых локонов — Алиса тщательно следила за своей внешностью ровно, как и за чистотой в квартире. Всегда охотно делилась косметикой, никогда не брала чужих вещей без спроса и преступно вкусно готовила. С детства полненькая Ева именно на ее стряпне в свое время похудела и привела в порядок состояние кожи.

Однако, в каждой бочке меда была своя ложка дегтя.

— Вот! Смотри-смотри, мой любимый момент! — едва ни подпрыгивала на своем диване Алиса, зомбированно-влюбленным взглядом созерцая телевизор.

Ева покосилась на экран. Главный герой, которого играл Янг, с изящным мастерством раскидывал бандитов, сверкал белоснежными зубами, среди ровного ряда которых выделялись характерные клыки, и ловил телом пули.

Да, вот уж кому точно не требовался дублер.

Ева относилась к вампирам не то, чтобы совсем равнодушно, скорее, как к англичанам: неоднократно видела и слышала о них по СМИ, охотно пообщалась бы лично, но не более того. Знакомых вампиров у нее не было.

Окончив школу, обе девушки приехали в Агарт и благополучно поступили в местный институт путей сообщения. Еве понравилось, что в программу обучения входила обязательная стажировка за границей, Алисе прельстил не институт, а место, где он находился. В конце концов, Агарт — старейший город в стране, к основанию которого, к тому же, официально приложили руку вампиры. В России Агарт считался главным по туристическим турам в вампирские районы, что традиционно располагались в старой части города.

— Нет, она его точно недостойна, — внезапно прошипела Алиса, хлопнув кулаком по мягкому подлокотнику. Да так, что Ева вздрогнула. Бросив еще один взгляд на экран телевизора, она тут же поняла причину недовольства подруги: герой Янга спас свою возлюбленную. Однако девушка, узнав, что ее любимый — вампир, впала в ужас и истерию, желая видеть своим мужем совершенно обычного человека.

— Ев, ну ты глянь на нее. Что за безмозглая дура!? Отойди от него, коза драная!

Отложив расческу, Ева смерила ближайшую стену задумчивым взглядом. Не смотря на все неоспоримые достоинства Алисы, в подобные моменты ее соседке нестерпимо хотелось побиться головой обо что-нибудь твердое.

— Он ради нее жизнью рисковал, а эта..!

Ева припомнила окончание фильма, который, к слову, Алиса пересматривала не первый и даже не десятый раз. Да, точно, вампир покончил с собой, красиво встретив рассвет.

В отношении солнечного света, жажды крови и условного бессмертия легенды не врали. Прямые солнечные лучи их действительно убивали, но безо всяких возгораний и обращения в прах. Выглядело это, как внезапный инфаркт у человека. Вампир падал и больше не вставал. Нападать на людей из-за крови считалось особо тяжким преступлением, но вампиры не голодали — добровольных доноров хватало, как однажды объяснила Еве Алиса.

Сама Ева избегала клыкнутых — людей, готовых на все ради того, чтобы подставить вампиру свое горло. Алиса, к слову, к таковым не относилась. Она была полной и абсолютной фанаткой Дамиана Янга, а прочие вампиры ей нравились исключительно из-за того, что имели счастье быть той же расы, что и обожаемый актер.

Уделив любимому фильму подруги последний, рассеянный взгляд, Ева вернулась к инспектированию собственного отражения в зеркале и, забывшись, почесала руку. Чтобы в ту же секунду с шипением отдернуть ногти. Прошлым днем, наивно поверив метеорологам, обещавшим пасмурную погоду, она не воспользовалась солнцезащитным кремом и теперь пожимала плоды их расчетов и своего доверия, потому как весь день было жарко как в аду. Как и сегодня, впрочем.

На всех открытых участках тела кожа у Евы приобрела малиновый оттенок, зудела и уже потихоньку отслаивалась. Немного меньше досталось лицу, но утешало это слабо: вчера у девушки на носу были солнечные очки. Белые круги на красновато-розовом лице смотрелись до трагичного комично.

— Сегодня сижу дома, — объявила она мрачно. Алиса весело расхохоталась, перегнувшись через подлокотник дивана:

— А я думала, когда ты заметишь.

Ева бросила на нее злой взгляд, но подруга, увы, не оценила, вновь отвлекшись на фильм:

— Нет! Максимилиан, не умирай! Нееет!

Ева вздохнула. Алису лечить было бесполезно.

«КРОВЬ ОТ КРОВИ МОЕЙ», — внезапно страстным замогильным голосом выдохнул Янг со стороны тумбочки.

Эту фразу Алиса установила себе на мобильный телефон в качестве сигнала смс-сообщения. Первые три месяца Ева исправно вздрагивала, но потом попривыкла. Чего никак нельзя было сказать о простых людях на улице, в кафе или институте.

Пока подруга разрывалась между необходимостью проверить телефон и желанием досмотреть фильм, Ева в надежде унять болевые ощущения, направилась на кухню и достала из старенького холодильника бутылку кефира. Пластиковый болванчик Чеширского Кота, полученный ею на премьере очередной экранизации «Алисы в Стране Чудес», одобрительно затряс головой.

Как следует размазав прохладную молочную массу по всем доступным участкам тела, Ева вернулась в комнату Алисы, где подруга уже не лежала с пультом в руках, а металась от одного ящика к другому, перебирая одежду.

— Забыла! Ты представляешь, забыла!

— О чем?

В извлеченную из шкафа сумку полетели одежда, фен, зарядное устройство для сотового телефона.

— Мы же к Пупсу сегодня едем!

Ах, вот она о чем, — поняла Ева. Неделю назад Вадим предложил Алисе поехать с ним в его родной город, познакомиться с семьей. Всю неделю она ходила довольная и взволнованная, но вещи так и не собрала. Хотя Ева ей напоминала. Раза три.

Алиса пронеслась в ванную, подняв небольшой ветерок. Девушка отчаянно боялась, как бы в этот раз Вадим не выполнил свою угрозу и не передумал учить ее водить машину в качестве наказания за извечное копошение.

1
{"b":"547677","o":1}