ЛитМир - Электронная Библиотека

Анна Бессонная

Осколки миражей

Пролог

— Мам, они далеко? Ты была в штабе, ты должна знать.

Десятилетняя Элейн требовательно посмотрела матери в лицо. До выхода наружу из потайного подземного хода оставалась пара шагов. Королева Вистария поборола желание отчитать дочь за своеволие и упрямство. Ей всего десять, она может не понимать, что каждая пауза тормозит побег. Зато достаточно взрослая, чтобы знать, что происходит.

Пламя свечи заколыхалось от встречного сквозняка. Даже лампу Вистария захватить не успела — так далеко ли эти проклятые "они", от которых пришлось убегать, не зная, что случится в следующую секунду?

— Рядом. Они прямо сейчас захватывают Кадмар. Не стой!

Она все-таки не удержалась от резкости. Зато старшая принцесса мгновенно замолчала и быстро зашагала вперед.

— Мама?

Взрывы и канонада громыхнули совсем близко. В проем хода посыпались мелкие камешки. Неужели что-то попало во дворец? Нет! Замок, вырубленный в горе, слишком неприступен, чтобы…

Новые взрывы. Гора ощутимо содрогнулась.

— Эреол точно придет на помощь? Он обещал! — У Элейн страх проявлялся в таких деятельных расспросах. В отличие от младшей принцессы, Софии, которая только всхлипывала и тряслась. Хотя всхлипывать и трястись — как раз естественнее для девятилетнего ребенка… Вистария боялась за обеих девочек. И отдельно договорилась с колдуном по имени Эреол, что он позаботится о детях, если не сможет помочь королю ивстанскому справиться с угларской армией и вторым колдуном, выступавшим на стороне противника. Эреол обещал. Но угларцы уже штурмовали столицу, а лживого мага до сих пор не было и… не объяснять же это ребенку, особенно сейчас.

— Мы попробуем прорваться к нему. Этот ход ведет наружу рядом с запасными стойлами для миспардов…

Объяснения прервал оглушительный грохот. У входа точно брызнул фонтан земли. Хешшу, неужели…

— Снаряд попал в стойла! — в панике воскликнула Элейн, оказавшись снаружи. — Мама? Теперь мы не выберемся?

Вистария молча смотрела на мертвых животных. Часть успела разбежаться, часть была убита. И что теперь делать?

Из уцелевшего дальнего стойла раздался негодующий рык, и королева бросилась туда. Хоть один. Хотя бы одно ездовое животное, без которого бежать не получится. И плевать, что она боится разъяренных миспардов, сейчас не до этого.

— Один остался, — сказала она с облегчением. — Быстрее. Угларцы уже, должно быть, во дворце.

Во дворце, который королева с дочерьми покинули всего несколько минут назад… По спине пробежал холодок. А Эреола все нет.

Равнина, милосердно прикрытая утренним туманом. Выстрелы совсем близко. Если бы не туман, угларцы давно заметили бы несущихся прочь всадниц. Участок дороги. Воронки от снарядов. Первые лучи солнца и страшная картина разрушенного фасада дворца. Кто выжил из тех, с кем Вистария распрощалась не более получаса назад? Из тех, кто обещал, что они непременно удержат дворец, но королеве следует уехать с детьми ради их безопасности? Что со всеми этими людьми теперь? Король погиб еще вчера, она знала это. Но война не была проиграна, пока не сдался последний солдат, пока не пал дворец-гора, у подножья которого раскинулась столица, пока оставались в живых наследные принцессы…

Дворец осыпался каплями битого стекла и крошками отколотой лепнины.

Наконец когти миспарда заскребли по камням. Начался основной горный массив. Кадмар остался позади.

До вотчины Эреола было рукой подать. Почему колдун не прибыл на помощь? Предал? Что-то помешало?

Оказавшись в относительной безопасности, Вистария дала волю тревожным мыслям. И не сразу ощутила, как под тремя всадницами подгибаются мощные лапы миспарда. Животное втащило свое тело на очередной выступ, жалко мяукнуло… и рухнуло, чуть не придавив ногу Софии.

— У него пена изо рта! — воскликнула Элейн. — Ах ты…

Она отвернулась, сдерживая то ли тошноту, то ли слезы.

Вистария молча смотрела на крупного зверя, сливочно-желтой тряпочкой лежащего на серых камнях Бастионных гор. Она отлично понимала, в чем дело.

Миспард пал. Его некогда мощная туша большого кота медленно остывала на утреннем ветру. И одновременно таяли надежды спастись.

Наконец королева отвернулась и перевела дыхание. До горного хребта, знаменующего границу владений Эреола, оставалось совсем немного. А когда они войдут туда, он непременно это заметит. До спасения каких-то несколько сот метров. Не стоит отчаиваться заранее.

— Пойдем! — скомандовала Вистария. — Не останавливайтесь, и мы скоро будем у Эреола.

Шаг, ещё один, и ещё. Камни осыпались из-под ног, дорожные туфли скользили по неровной поверхности. Дети тяжело дышали. Солнце поднималось выше, рыжее марево заливало окрестности. По камням потянулась дымка тумана — испарения после ночного дождя. По ночам не воевали и не убегали. Ночь — пора дождя, пожирающего разум. И нельзя позволять даже капле коснуться кожи.

Изматывающий подъём завершился, и Вистария с дочерьми вышли на небольшое плато. Посередине возвышались две горстки камней. Неприметных сереньких камней в оранжево-алом свете разгорающегося утра. Но именно они были целью беглянок. Последний рывок. Пройти сквозь символические ворота…

Возникший из небытия вихрь пронёсся по маленькой площадке, подняв неизвестно откуда взявшуюся пыль.

Облако пыли вдруг замедлило вращение и начало формировать человеческий силуэт. И тут же из-за ближайшего холма донеслись крики и скрежет — характерный скрежет, который обычно издавали когти мчащихся со всех ног ездовых миспардов. Вистария оглянулась и поняла, что ей не хватило каких-то нескольких минут. На горную дорогу въехал отряд всадников.

— Кервелин… — пробормотала королева, узнав в главе отряда короля Углара собственной персоной.

Захватчик, взявший город, не удовольствовался победой. Бросился догонять беглую королеву — наверное, не столько ее, сколько наследных принцесс, детей, от которых следовало избавиться, как от любого оставшегося в живых представителя павшей династии.

Она инстинктивно придвинулась поближе к вертящемуся вихрю. Это был сторожевой форпост Эреола. Сейчас колдун увидит, что происходит на границе его территорий, и явится сюда сам, нужно только подождать, бежать уже не имеет смысла…

Кервелин, растрёпанный гигант, чем-то напоминавший медведя, тем временем спешился и хищно ухмыльнулся.

— Ты станешь ценным приобретением, королева Вистария… ах нет, уже не королева. Подойди!

Королева не пошевелилась. Возможно, это была слабая попытка бросить вызов победителю, а может быть, она просто не могла двигаться, поняв, что всё кончено и пути назад нет… Этого никто так и не узнал. В следующее мгновение пыльное облако приняло форму человеческой фигуры. Пришелец сорвал с головы капюшон, и королева облегченно выдохнула.

— Эреол!

Волшебник не стал тратить время на слова и резко выбросил руку вперед, в сторону всё ещё ухмыляющегося Кервелина. Тот даже не вздрогнул и лишь насмешливо оскалился. С кончиков пальцев Эреола сорвалось тёмное пламя, и Вистария торжествующе вскрикнула. Старшая дочь нервно дёрнулась, королева успокаивающе прижала её к себе. До спасения оставалось совсем немного.

Пламя погасло. Кервелин грубовато хохотнул, и перед ним возникло такое же пыльное облако.

Появившегося из него человека, тощего неопрятного мужчину с нездорово яркими алыми губами, присутствующие знали так же хорошо. Л'Аррадон, второй из магических центров силы. Вистария ахнула. Так вот на кого надеялся Кервелин, вот почему он так уверенно себя вёл, вот почему даже не попытался отшатнуться, уйти от атаки Эреола…

Л'Аррадон выбросил вперёд сразу обе руки. Эреол взмахнул плащом, но не успел создать магический щит: две молнии прошили его насквозь и отбросили на камни, прямо к ногам королевы.

Той было слишком хорошо известно, что это означало. Раненые волшебники никогда не продолжали бой и немедленно возвращались к себе, в свои уединённые вотчины, залечивать раны, и Вистария, пытаясь успеть договорить, пока Эреол не исчезнет, отчаянно воскликнула:

1
{"b":"550631","o":1}