ЛитМир - Электронная Библиотека

Вадим Саралидзе

Золотой айфон (сборник)

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

* * *

Сердечно благодарю за появление этой книги великолепную писательницу и прекрасного литературного наставника Надежду Муравьеву, а также мою любимую жену Алену Бауэр.

Золотой айфон

Всегда смотри на вещи со светлой стороны, а если таковых нет – натирай темные, пока не заблестят.

Китайская пословица

– Не, Оль, ну ты даешь! Я такого дерьма в жизни не видал! – Паша брезгливо покрутил в руках телефон. Это была китайская копия айфона, ярко замазанная ядрено-желтой краской с металлическим отливом. – Попытка сваять аппарат из чистого золота не засчитана, – и он заржал.

– Паш, а что мне делать было? Я все понимаю, но где мне бабки взять на настоящий? – Оля всхлипнула. – У меня зарплата двенадцать тысяч! А от тебя вообще ничего не дождешься! Даже колготок! – И тут она заревела всерьез.

Оля Луценко была медсестрой из семьдесят третьей городской больницы. Ей не удалось поступить ни в первый, ни во второй «мед», поэтому путь ее в медицину начался с училища номер девять. Она жила с мамой, учительницей начальных классов, действительно получала двенадцать тысяч шестьсот семьдесят рублей в месяц и экономила на всем, включая еду. За все свои двадцать три года она два раза ездила на море (на Черное, конечно, причем один раз еще в пионерлагере), никогда не была за границей, не ужинала в ресторане «Пушкин» и не развлекалась в клубе Soho. Но, как и многие молодые девушки, она изо всех сил мечтала о легкой, богатой и красивой жизни, как на страницах глянцевых журналов или популярных сайтов. Денег у нее на покупку довольно дорогих Cosmopolitan, Vogue или Elle, конечно, не было, но пациентки из коммерческого отделения их больницы частенько оставляли эти журналы после выписки. Оля страстно вглядывалась в яркие фотографии, живо представляя себя в роли Ксении Собчак или Ульяны Цейтлиной. Одевалась она, как правило, на вещевом рынке, и длинноногие девицы в дорогих нарядах вызывали у Оли тянущую жилы, болезненную зависть, смешанную с изрядной долей классовой ненависти. В своих мечтах она позволяла себе абсолютно невозможные вещи – примеряла на себя наряды от Ульяны Сергеенко, садилась в роскошные авто вместе с Федором Бондарчуком и Даниилом Козловским, или вообще… но давайте-ка остановимся пока на этих милых и целомудренных деталях!

В действительности же ее жизнь была совсем не так весела и проходила так, как и у многих и многих ее соотечественниц: короткий сон, работа и – возвращение в свою крохотную комнатку в «двушке» на окраине Москвы. За выходные, если не было дежурств в больнице, Оле удавалось немного отоспаться и пополнить запасы впечатлений, благо телевидение регулярно балует своего преданного зрителя подробностями быта отечественных звезд.

– Слушай, ну ты хоть со мной бы посоветовалась! Небось, на Горбушке купила это счастье? – Оля кивнула, продолжая тихо плакать. – Вот, блин, нашла место… Еще бы на Митинский поехала!

С Пашей Фотиным они познакомились в Интернете. Сеть «ВКонтакте» может, как известно, почти все. Когда Оле до смерти захотелось подробностей из жизни очередной знаменитости, Сергея… впрочем, кажется, что тут тоже лучше бы обойтись без подробностей. В общем, сетевые знакомые вывели Олю на Пашу. Тот в два счета вскрыл какие-то почтовые ящики и переслал ей их содержимое. Прочитав переписку кумира, она не смогла поверить, что ее герой – гей, к тому же пишущий убогим языком со страшными грамматическими ошибками. Оля решила, что почта певца была фейком, но благодаря этому событию у них с Пашей завязались отношения, которые с известной долей иронии можно было бы назвать романтическими.

Паше было двадцать пять, он зарабатывал программированием и хакерством под простым и коротким ником Фот. Ему присылали заказы со всей Москвы, а иногда даже из других городов. Он мог восстановить практически любую информацию со сгоревшего жесткого диска или вынуть эсэмэски и номера из любого телефона-«кирпича». Известный банкир Натан Ротшильд лет двести назад произнес удивительную фразу, которая актуальна и по сей день: «Кто владеет информацией – тот владеет миром!» Именно поэтому к Пашиным услугам прибегали и менты, и бандиты, и мужья-рогоносцы с ревнивыми женами.

Нечастые, но регулярные Олины появления были очень кстати. Во время ее коротких визитов Пашино логово превращалось во что-то похожее на человеческое жилье, а в холодильнике появлялись продукты, отличающиеся от окаменевших массивов пельменей и склизких, как улитка, сосисок. Иногда Оле казалось, что ему безразличны и она, и ее проблемы, а иногда – наоборот… Кто же их поймет, этих программеров в растянутых футболках и засаленных джинсах!

– Паш, ну что мне делать теперь? Я ж все-таки четыре тысячи заплатила, – Оля опять почти ревела, – а он не пашет! Тормозил, подвисал все время, а сейчас совсем умер! Я ведь вчера была там, в ларьке!

– В каком ларьке?

– Да там, где купила! Продавца нет этого, короче, послали меня! Поможешь?

– Да ладно тебе! – Паша вытер руку об штаны и погладил ее по голове. – Сейчас что-нибудь придумаем!

Он взял телефон и начал вскрывать корпус. В его арсенале были лучшие программы по восстановлению и возвращению к жизни любой техники. Ежедневный опыт тоже, казалось бы, должен был быть на Пашиной стороне. Но, перебрав аппарат до последнего винтика, он не добился практически никаких результатов, кроме одного – телефон по крайней мере включился. Еще два часа попыток разблокировки и перезагрузок не дали ровным счетом ничего. Оля перестала шмыгать носом и тихо сидела в углу.

– И зачем я только повелась на это! Лучше бы юбку купила… или маме пароварку!

– Молчи ты! Достала уже! – Паша начинал всерьез злиться, так как не привык к неудачам. Он, похоже, попробовал все, что было можно. Но капитулировать перед дешевой китайской поделкой было не в его правилах.

– Есть вариант! Щас!

Оставалось последнее средство. В особо сложных случаях он обращался к легенде русских хакеров – Алексею Памфилову по прозвищу Пафос. Его никто и никогда не видел, общение с ним всегда происходило исключительно через Telegramm или Skype. Судя по тому, насколько сложно оказалось выйти на связь с Пафосом, число его контактов было крайне ограниченно. По всей видимости, ему надо было предварительно понять, с кем он имеет дело – с профессионалом или обычным ламером. После того как Пафос убедился, что Пашины вопросы имеют вполне рабочий характер, общение было налажено. Иногда Пафос отвечал моментально, иногда молчал по нескольку дней. Бывало и так, что вопрос или просьба вовсе оставались без ответа. Во всяком случае, Паша очень дорожил этим знакомством и без надобности старался гуру не беспокоить. Но тут был совершенно иной случай! Нельзя же было опозориться перед подружкой! Он с волнением вошел в скайп и отправил сообщение.

Неожиданно раздался звонок. Изображения не было, но голос был довольно странный, какой-то слишком металлический даже для скайпа. Паша даже подумал, что тембр искажен эквалайзером или каким-то специальным прибором.

– Привет, Фот. Чего стучишь?

– Да есть траблы. Кирпич тут у меня лежит китайский. Подруга принесла, оживить просит. Я уже часа три колочусь, без толку.

Пафос не отвечал минут пятнадцать.

– Фот, ты тут?

– Да!

– Есть один вариант!

– Выручай, Пафос!

– Только он сыроватый пока. Я тут прогу наваял, мертвого поднимает.

– Да ну!

– Тут Косяк – ты его знать должен, админ из Альфы – пару недель назад перцу одному шестой айфон после Черного моря оживил. Он мент, их теперь из страны не выпускают, вот он в Сочи и оторвался – нажрался и поплавал с ним.

– Ух ты! После воды соленой?

1
{"b":"552821","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Письма погибших героев
Абсолютная память
Апельсинки. Честная история одного взросления
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!
Напряжение на высоте
Вообще ЧУМА! история болезней от лихорадки до Паркинсона
Купите мужа для леди
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Сталинский сокол. Комэск