ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я прошу вас, – тихо и ласково произнес маг, – я вас умоляю успокоиться, я не хотел вас оскорбить ни в коей мере, я хотел только помочь и…

На последнем слове у меня перехватило дыхание… Помочь?! Предложить помощь шайгену?! Да, он достаточно оскорблял меня сегодня, но это уже переходит все границы. Нет, я не буду ломать ему ноги, я сломаю его всего, начну с пальцев, а завершу позвоночником, чтобы этот ург орочий лежал и подыхал медленно, мучительно и не имея возможности слова сказать! Да я…

– Я снова оскорбил вас? Простите. Я даже не знаю, что сказать, чтобы искупить свою вину, – как-то печально произнес эльф, и я… Странно, я успокоилась.

Успокоилась. Я успокоилась?! Когда со мной случалось такое, чтобы я успокаивалась? Правильно – никогда. Что из этого следует?

– Я применил немного магии, – виновато прошептал светлый, продолжая удерживать меня своими грязными светлыми руками, – вы сейчас не сможете шевелиться, простите.

Все! Я не нервничаю, я спокойна. И я совершенно спокойно сломаю тебе…

– И не могу молчать о твоей красоте, пареа… – прошептал эльфийский маг и прикоснулся губами к моей шее…

– Ты что делаешь? – От удивления я забыла даже снять его заклинание подчинения. – Ты вампир? Пожиратель? Нет… не может быть, ты же живой. Тогда…

– Э-э-э, – протянул эльф, прервав странное занятие, после которого шея частично была мокрой, – я вновь оскорбил тебя, прекрасное видение ночи?

И меня опять уложили на лавку, эльф склонился, от чего его косички смешно свесились. Да он не просто урод, он смешной урод! А затем маг поправил мои волосы… Волосы? Волосы!!! Откуда они? Проклятие Хаоса!

– Ты что сделал со мной? – Вопрос я задала очень тихо, с трудом контролируя ярость, но даже мои наставники, услышав подобный тон, стремительно бледнели.

А эльф, еще не ощущающий, как я начала разрушать его заклинание, удивленно посмотрел на меня, затем медленно произнес:

– Я вернул тебе истинный облик.

Мой полный отчаяния стон, затем исполненный осознания крик, а после глухое рычание, с которым спали последние путы чуждого тьме заклинания.

– Лучше бы убил! – искренне произнесла я. – Даже пытки раскаленным песком и то лучше! Даже… – и я с тоской посмотрела на мага. – Белобрысый, давай разойдемся по-хорошему: ты вернешь все обратно, а я переломаю тебе только ноги, а? Ну и по морде врежу, а то очень хочется. Ты ведь сможешь вернуть все обратно?

Впрочем, ответить на данный вопрос я могла и сама, для чего взглянула на мага иначе – другим зрением. Древний! Очень-очень древний. Понял ли он, кто я? Нет, иначе бы убил. И все же сколько ему? Тысяча, полторы? Светлые достигают совершеннолетия к восьмидесяти, а дальше все зависит от них – кто-то не доживает до сотни, кто-то живет больше тысячи лет, последние, как правило, жестокие и циничные последователи Света, держащие за горло всех своих соплеменников. У эльфов есть еще одна препаршивая особенность – с возрастом они становятся только сильнее. Этот древний, очень, а значит… с рваром справиться мог. Отчего же медлил?

– Так кто ты? – заметив мой взгляд и мою заинтересованность, спросил светлый.

Мог он убить рвара или не мог? Скорее второе – рвары и сергалы не поддаются влиянию магии, убить их можно только в первые десять лет жизни, а дальше требуется нечто большее, чем магия, сила удара и стремительность… требуются навыки шайгена.

Пока я рассуждала, белобрысый любитель боли начал ласково поглаживать меня по щеке. Почему любитель боли? Движение – и я переломала ему пальцы. Мне не сложно. И вот под тихое «Больно же!» продолжаю размышлять. Вообще, бесконечно любопытно, что он тут делает? Все-таки древний светлый маг в Мирах Хаоса – это уже нечто странное. Обращаю взор на эльфа – тот что-то тихо прошептал пальцам, и они с приятным хрустом срослись. Боль при этом белобрысый испытывает невероятную, и это радует… меня, естественно.

– Слушай, светлый выродок, – я села и начала осматривать крестьянскую избенку, – ты что тут делаешь?

Эльф завершил целительные процедуры, сел рядом, беспардонно подвинув мои ноги, и с обидой спросил, демонстрируя пальцы:

– Зачем ты это сделала?

Я подумала, вспомнила «за что я это сделала» и мгновенно сломала пальцы снова. Светлый, которому не тягаться с моей скоростью движений, взвыл и снова схватился за руку.

– Больно? – ехидно поинтересовалась я.

Он только ругался на своем, а я продолжила осмотр: изба обычная – две двери, три зарешеченных окна, убогая обстановка темницы, то есть гостевой комнаты, которая имелась в каждой придорожной избе для возможности пускать на ночлег путников. Вообще, земли Хаоса плодородны, несмотря на все происходящие катаклизмы, потому и мигрируют сюда крестьяне из ближайших человеческих империй. И приживаются ведь! Ни вампиры, ни оборотни, ни рвары, ни стаи сергалов и иже с ними людей не пугают – понаставят себе частоколов и живут… Земли Хаоса кормят их, они кормят обитателей Хаоса – круговорот еды в природе.

– Ты… темная! – с какой-то странной интонацией произнес эльф.

– Я очень злая темная, – спокойно ответила, но ярость уже закипала, потому как я снова про свою изменившуюся внешность вспомнила. – А ты… ты… ург орочий!

– Перестань сквернословить! – пришел в неистовство маг.

Ни орка этот эльф не понимает. Придется ему объяснить, за что он будет жестоко убит:

– Ты, – глубокий вздох, – ты… изуродовал меня! – рычание вырывается с последней фразой.

– Я?! – Его удивление было столь искренним. – Я вернул тебе истинный облик, убрал твои шрамы, восстановил отрезанную грудь и волосы… я влил в тебя столько жизненных сил, а ты… – И с какой-то обреченностью добавил: – Ты ведешь себя как неблагодарная темная!

Да, вероятно, старческое слабоумие настигло и эльфов. Сажусь удобнее, пристально смотрю на эльфа и делаю последнюю попытку объяснить:

– Грудь, – означенная часть тела непривычно тянула вниз, – ты вернул мне грудь?! Ты… кошмар орка, ты хоть представляешь, как с этим, – я продемонстрировала, с чем именно, – бегать и бросать копье? Она мешает, эльф тупоголовый!

Белобрысый потрясенно молчал, пришлось продолжить:

– Здесь, – я указала на шею, – была моя гордость – свидетельство моей победы над горным троллем!

Вдохновился, даже дышать перестал то-то же, давно пора было понять. Но… тут маг задал вопрос:

– А… волосы?

Повинуясь странному чувству любопытства, провожу рукой по обычно гладкой голове… там столько патлов, что их вырывать придется несколько дней! Перекинула часть новообретенной поросли на плечо и вдохновенно сообщила эльфу, в какой части тролльей помойки ему самое место, так как волосы у меня до пояса, не меньше!

– Сколько живу, впервые сталкиваюсь с подобным… экземпляром. Могу я узнать ваше имя, пре… – Тут эльф задумался и, начиная хоть что-то осознавать, спросил: – А слова «красивая» и «прекрасная» – это оскорбления?

– За которые платят кровью! – честно ответила я. – Но твой проступок еще хуже, эльф, и за это я вырву твой язык – ты решил, что мне нужна помощь! Язык точно вырву. Потом убью. Таковы правила!

Но эльф действительно был древним, что и продемонстрировал каверзным вопросом:

– А ты всегда следуешь правилам?

Эх, поймал! Не всегда, еще точнее – крайне редко. Вот и сергала убить не смогла, нарушая все заповеди клана… Так и расплата, вот она – сижу с волосами и всеми частями тела, и… шрамов нету-у-у-у…

Вдали послышался вой, подхвативший мое неосознанное нытье, и я поняла, что сергал возвращается с охоты, судя по вою, весьма довольный и сытый. А я? Нужно убить эльфа, забрать одежду… нет, не у него, этот мне по размеру не подойдет, а жаль, у светлых добротные сапоги. Потом взять еду – и в путь, я должна достичь территории домена ДарГарай к окончанию следующей ночи.

– Молись, эльф, – произнесла я, поднимаясь, – ты дышишь в последний раз.

Но светлый задумчиво посмотрел на меня, затем улыбнулся и с каким-то странным чувством произнес:

3
{"b":"552892","o":1}