ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мегаполисы уже плотно освоили все предложенные ранее космосом услуги — глобальную связь, геопозиционирование, а также инвестиционные возможности. Новая волна освоения космоса требует ответа, чем станет космос для новых городов и новых горожан, какие услуги, возможности и впечатления предложит. В свою очередь, космос, в его привычном (в том числе по научной фантастике) индустриальном прочтении, может предоставить городам новые ресурсы и уникальные производства. Но в конкуренции за предоставление этих вещей участвуют и другие, куда более легкодоступные территории. Новым шагом в развитии космоса должен быть переход к его «постиндустриальному» освоению: созданию уникальностей, инноваций, в конечном итоге новых пространств для людей. А поскольку никаких других форматов постиндустриального освоения, кроме создания современных городов, человечеству неизвестно, если мы хотим совершить качественно новый шаг в космос, нам придется сделать космос «городом». Или построить в космосе современные города.

ГЕОЭКОНОМИЧЕСКИЙ БАЛАНС

В рамках геоэкономической схематизации системы мирового хозяйствования (В. Княгинин, А. Неклесса, С. Переслегин) рассматриваются четыре части света, четыре основных типа глобальной специализации территории:

• «Юг», который специализируется на доиндустриальном (сырьевом и сельскохозяйственном) производстве; предельная форма — «Дальний Юг», где расположены формально запрещенные сырьевые производства (наркотики, экологически «грязная» добыча полезных ископаемых и т. п.);

• «Восток», развивающий классическую индустрию (лоу-тек); при этом «Дальний Восток» производит формально запрещенную промышленную продукцию;

• «Запад», царство высоких технологий; «Дальний Запад» — производство стандартов, создание рынков;

• «Север», занятый выпуском интеллектуального сырья; «Дальний Север» занят противозаконными операциями с информацией.

Базовые версии развития космических городов могут быть получены в логике «геоэкономического баланса», описывающего разные типы хозяйствования на территориях — и, как следствие, разные характерные типы городских поселений.

КОСМОС КАК ЮГ.

Это во многом привычный для развитого человечества формат освоения Окраины: колонизация, добыча сырья, ловля астероидов, борьба за ресурсы. Лунная база в этой версии освоения представляет собой знакомый по классическим вестернам «притон на дальней границе», ведь с Луны выдачи нет. Космические города Юга широко представлены в фантастике. В космогородах Юга не следует ожидать безопасности, комфорта и «креативных пространств», зато в изобилии представлены возможности для обогащения — рискованные и не всегда законные. В определенном смысле космические города в этом варианте освоения напоминают рабочие поселки.

«Дети Митрофана»

2034 год. Последователи учения пророка Митрофана (образовавшаяся в 2017 году в России радикальная ветвь неоязычества) после нескольких неудачных попыток построить «независимое от греха» поселение на Земле через краудфандинг собирают средства и основывают колонию на Луне. Формально основу экономики колонии составляют добыча и переработка особо ценных минералов, но есть мнение, что на самом деле доход поселение получает от производства ряда запрещенных наркотических препаратов и выполнения функции особо секретной тюрьмы. Впрочем, все это слухи, поскольку попасть в колонию и провести расследование никому не удавалось, а долгие споры о юрисдикции затрудняют вмешательство государств.

КОСМОС КАК ВОСТОК

Это производственные базы на орбите, гигантские станции, словом, хорошо знакомое по советской фантастике индустриальное освоение. Космические города в этой версии освоения будут напоминать современные промышленные моногорода со всеми сопутствующими форматами жизни. В случае кризиса основного производства космический моногород потребует огромных вложений, перепрофилирования. Впрочем, может быть и оптимистичный вариант того же формата: «космический корпус» одного из современных глобальных университетов, скажем MIT[11]. В любом случае, данный формат освоения космоса крайне затратен и по силам, скорее, государству, нежели корпорациям.

«Космическое Пикалево»[12]

2040 год. Гигантская орбитальная станция, созданная под задачу обеспечения амбициозного проекта промышленной площадки по переработке ценных металлов из астероидов, вследствие очередного финансового кризиса оказывается невостребованной. По здравому размышлению станцию нужно расселить и перепрофилировать, но совершенно непонятно, кто и зачем это будет делать и за это платить. К тому же персонал, памятуя о некогда высоких зарплатах и прочих бонусах, не спешит ее покидать, шантажируя Землю экологическими и прочими последствиями. После долгих и тяжелых переговоров, многочисленных судов и поисков виноватых станцию продают в Китай, который под эгидой развития космического туризма превращает ее в военную базу.

КОСМОС КАК ЗАПАД

В фантастике подобный тип освоения представлен в отдельных мирах вселенной Л. -М. Буджолд. Размещение в космосе высокотехнологичных производств и лабораторий порождает много вопросов: например, почему их следует размещать именно в космосе? В чем будут заключаться их уникальные услуги и конкурентные преимущества? Пока что космический хай-тек получается сильно дороже земного. Где и как размещать необходимых для подобных производств высококвалифицированных специалистов — или все будет делаться дистанционно, с Земли? Автоматизированные космические лаборатории выглядят вполне правдоподобно. Но в идеале полноценный высокотехнологический кластер на орбите или на Луне потребует наличия там же достаточно крупного современного постиндустриального города с современными форматами жизни, отдыха и работы. В качестве примера подобного «города на орбите» в научной фантастике вспомним «Веретено» из романов У. Гибсона.

«Архипелаг Джексона — Веника»

2055 год. После ряда неприятных инцидентов, связанных с временным выходом из-под контроля продуктов высоких био- и нанотехнологий, на Земле приняты сверхжесткие меры по ограничению размещения опасных высокотехнологичных лабораторий в трехсоткилометровой зоне городов. Исследовательские центры вынуждены искать новые площадки: в Восточной Сибири, Антарктиде, в Канаде, в Африке — и в космосе. На орбите образуется конгломерат исследовательских станций и лабораторий (частью обитаемых, частью — нет), куда вынесены запрещенные виды деятельности. Его основу составляют европейские компании. Это дорого, но стоимость производимых продуктов и услуг (в том числе в биотехе, медицине, военной сфере) оправдывает затраты. Через десяток лет консорциум космических лабораторий, получивший название «Архипелаг Джексона-Веника» (по именам политиков, продавивших систему соответствующих запретов), начинает играть неформальную, но крайне заметную роль в научно-технологическом развитии планеты.

КОСМОС КАК СЕВЕР.

С одной стороны, это самый маловероятный вариант освоения, поскольку создание уникальных интеллектуальных продуктов и услуг в настоящее время существует только в сверхкрупных городах и нет никаких оснований считать, что в горизонте 30 и более лет эта ситуация хоть как-то изменится. А разворачивание на орбите современного мегаполиса — задача нетривиальная, если не фантастическая. С другой стороны, версией подобного формата освоения является, например, всерьез обсуждаемый уже сейчас вынос серверов Интернета на орбиту.

вернуться

11

Массачусетский технологический институт (США), один из современных глобальных центров передового образования в области технологий.

вернуться

12

Пикалево — промышленный моногород в Ленинградской области, много лет страдающий от глубокого кризиса основного производства.

49
{"b":"554755","o":1}