ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поразительно, что это алиби могло бы сработать, если бы не один выдающийся адвокат, чьи попытки собрать доказательства в пользу миссис Фарго не только потерпели крах, но и позволили полиции заполучить список имен и адресов некоторых пассажиров.

Одна из пассажирок, миссис Ньютон Мейнард, тридцати одного года, проживающая по адресу Саут-Гредли-авеню, девятьсот шесть, уверена, что миссис Фарго села в автобус лишь в Бейкерсфилде.

— Я отчетливо помню, как она подъехала в такси, — сообщила миссис Мейнард полицейским. — Я обратила на нее внимание, потому что на ней была черная шляпка с густой черной вуалью, и она дала шоферу деньги и, не дожидаясь сдачи, поспешила в туалетную комнату в здании автобусной станции.

Я подумала, что она, наверное, понесла какую-то утрату и охвачена горем. Я решила попробовать как-то утешить ее, когда она сядет в автобус, если представится удобный случай.

Каково же было мое удивление, когда эта особа вышла из туалетной комнаты и присоединилась к пассажирам, ожидающим посадки. Она казалась чем-то очень возбужденной, но отнюдь не была подавлена. Шляпа и вуаль куда-то исчезли. Теперь на ней был маленький вельветовый берет, наверное, до этого лежавший в ее сумочке. Я заметила, что она старается завязать разговор то с тем, то с этим пассажиром еще до того, как мы прибыли в Фресно.

Эта женщина — миссис Фарго. Я в этом так же уверена, как в том, что стою сейчас здесь перед вами. У меня очень хорошая память на лица, к тому же я присматривалась к ней из любопытства, так как видела ее еще в такси в густой вуали. Я не могла понять, что побудило скромную, тихую женщину, которая, казалось, хочет во что бы то ни стало избежать внимания людей, вдруг превратиться в оживленную, разговорчивую особу, стремящуюся перезнакомиться чуть ли не со всеми пассажирами.

Кроме того, я была одной из тех немногих, кто сел в автобус еще в Лос-Анджелесе. Часть этих пассажиров сошла в Бейкерсфилде, некоторые вышли во Фресно, некоторые — в Стоктоне. Миссис Фарго не было в автобусе, когда он отходил из Лос-Анджелеса. Я люблю разговаривать с людьми во время путешествия, к тому же я разглядывала пассажиров и на станции в Лос-Анджелесе и после того, как села в автобус, и я абсолютно уверена, что миссис Фарго не было в нем, когда он отходил из Лос-Анджелеса, и что она села в автобус в Бейкерсфилде."

Мейсон сложил газету, бросил ее на письменный стол и сказал:

— Ну, вот что у нас получается, Делла.

— Это у нее получается, шеф.

— Делла, — спросил Мейсон, — тебе не показалось, что мужчина, который нанимал самолет, смахивает на кого-то, нам знакомого?

Она подумала.

— Не имеешь ли ты в виду Питера, метрдотеля из «Золотого гуся»?

— Я не имел в виду его, — ответил Мейсон, — а впрочем, это описание и к нему подходит.

— Да, как будто, — согласилась она. — Шеф, ты думаешь, что…

Телефон на столе Деллы снова зазвонил. Она подняла трубку:

— Алло! — и спустя минуту сказала: — Не кладите трубку, мистер Селлерс. Я думаю, он захочет с вами поговорить. — Она повернулась к Мейсону. — Это Кларк Селлерс, он хочет сообщить тебе результат графологической экспертизы.

Мейсон подошел к столу и взял трубку:

— Да, Кларк. Что у вас слышно?

— Я очень тщательно изучил почерк на конверте, который вы мне дали, сказал эксперт-графолог, — и сравнил его с образцом почерка Миртл Фарго. Они оба написаны одним и тем же лицом. Это вам поможет?

— Боюсь, наоборот, только ставит меня в еще более трудное положение, — ответил Мейсон и положил трубку.

— Что, плохо дело?

— Плохо, — ответил он. — Мы влипли по уши с этой историей. Деньги прислала миссис Фарго.

— Но ты можешь их не принимать.

Мейсон покачал головой.

— Меня тронул ее голос… ее перепуганный голос. Она была в беде, а теперь оказалась в еще худшей беде. Я должен ей помочь.

— Я тебя просто не понимаю. Как ты можешь защищать ее в суде? Она виновна, это совершенно ясно.

— Откуда ты знаешь, что она виновна?

— Да вспомни хотя бы факты, — сказала Делла.

— Вот именно, — сказал Мейсон. — Давайте рассмотрим факты и забудем ту историю, которую она сама рассказывает. Предположим, что она была заперта в спальне, когда я находился в доме. Она хотела выехать автобусом, отходящим в восемь сорок пять. Муж поссорился с ней. Она дала ему понять, что знает о существовании его любовницы. Он хотел задушить ее. Она убежала в спальню и заперла дверь. После моего ухода она попробовала убежать. Но муж схватил ее и снова стал душить. Тогда она его заколола. Вот что показывают факты. Но она надеялась выйти сухой из воды. Тут же бросилась к машине, подъехала к стоянке и, оставив там машину, позвонила своему другу и попросила его нанять ей самолет.

— Другу или возлюбленному? — спросила Делла.

— Скорее просто другу. Думаю, что это тот же человек, через которого она передала мне деньги. Если слушать, что она сама рассказывает, можно подумать, что она и впрямь совершила убийство. Факты же показывают, что эта женщина просто испугалась мужа и убила его, защищаясь, а потом скомпрометировала себя, пытаясь скрыться. Надо будет, чтобы Пол Дрейк попытался найти ее приятеля. Да и вообще после того, как Селлерс сказал, что адрес на конверте с деньгами написан тем же почерком, что и записка, которую она оставила для меня у матери, у меня нет выбора. Она моя клиентка. Я уже работаю на нее и должен буду продолжать. — Он немного помолчал, потом сказал: — Забавно, что ее алиби могло бы и сработать, не прояви я такого усердия. Пассажиры запомнили бы, что она ехала в автобусе, а полиция никогда не смогла бы найти всех пассажиров, которые были в автобусе, и значит…

— Может быть, они бы сами объявились, чтобы принять участие в таком громком деле? — сказала Делла.

— Вряд ли, один шанс на десять, — сказал Мейсон. — Представь, что ты ехала бы в этом автобусе, едва ли тебя увлекла бы перспектива быть вовлеченной в дело об убийстве, — усмехнулся Мейсон. — Многие из пассажиров просто не явятся в суд, чтобы не мучиться. Остальные же скажут, что видели обвиняемую в автобусе, но не могут припомнить, когда она села в него.

— Собиралась ли полиция опросить пассажиров, когда те выходили из автобуса в Сакраменто? — спросила Делла.

— Очевидно, нет. Тогда они просто хотели арестовать Миртл Фарго. Мысль о том, что у нее есть алиби, даже не приходила им в голову.

— Что же ты намерен предпринять, шеф?

Он протянул руку за шляпой.

— Хочу зайти к моей клиентке и посмотреть, что можно спасти после крушения… Боюсь, чертовски мало.

16

Перри Мейсон с улыбкой встретил репортеров.

— Минуточку, — сказал один из фотографов.

Мигнул яркий свет вспышки.

— Мистер Мейсон, — начал один из журналистов, — ответьте нам прежде всего на вопрос, являетесь ли вы адвокатом миссис Фарго?

— Без комментариев.

— Но зачем вы ездили в Стоктон, если вы не ее адвокат?

— Без комментариев.

— Вы наняли сыщиков, чтобы подыскать в автобусе свидетелей?

— Не отрицаю.

— Вы заплатили сыщикам из своего кармана?

— Да.

— Были ли вам переданы какие-либо деньги от Миртл Фарго в качестве аванса?

— Мне об этом ничего не известно.

— А чем объяснить ваш необычный интерес к делу Миртл Фарго?

— Без комментариев.

— Что вы сделаете, если Миртл Фарго захочет, чтобы вы ее представляли?

— Она меня еще не просила.

— Вы собираетесь повидать ее сейчас, чтобы выяснить, не захочет ли она быть вашей клиенткой?

— Я не навязываю своих услуг, если вы на это намекаете.

— Вы прекрасно знаете, что мы на это не намекаем. Что вам известно о сообщнике миссис Фарго?

— Если она невиновна, у нее не может быть сообщника.

— Но допустим, что она виновна, вы что-нибудь знаете о ее сообщнике?

— Ничего.

— Вы будете защищать ее, даже допуская, что она виновна?

— Адвокат не может допускать, что его клиент виновен.

26
{"b":"554765","o":1}