ЛитМир - Электронная Библиотека

1.0 — создание файла AntiBot

Отчаяние бессмертных

     Мы не знаем, что думает о нас другой мир. И волнует ли его наше существование. Мы не хотели знать этого. Никогда. Единственное, что нас когда-либо волновало – это смерть. Мы посвятили себя ей. Мы жили ею. Изучали и боготворили ее. И боролись. Мы боролись с неизбежным. Боролись с тем, с чем все остальные живые существа смирились. С тем, что не щадило ни крестьян, ни королей, ни богов. Это то, чем мы жили всю свою жизнь. И это то, что поджидало всех нас в самом конце пути. И путь этот наполнен лишь болью.

     Старший некромант просветитель Эльронлиор

     1

     Не так больно не иметь ничего, как иметь все и все потерять. Посмотри на меня. У меня была любящая жена, сын, сокровища и власть. А теперь я стою здесь, и меня проклинает собственный народ.

     Король Вестген палачу.

     Тьму подземелья разгонял слабый свет факелов. Их едва хватало, чтобы не дать погрузиться помещению в кромешный мрак. Металлические прутья, покрытые ржавчиной и влагой, слегка блестели. Люди прошли через тьму и замерли перед одной из клеток. Вперед выступил высокий мужчина. Рукой он поманил к себе факельщика, державшегося за спиной своего хозяина. Пламя зависло над плечом мужчины, который пристально всматривался в единственного обитателя этой клетки.

     – Хм. Заметных улучшений не наблюдается. Объект по-прежнему неохотно идет на контакт. Мышечная атрофия усиливается. Кровопотеря прекратилась, однако заметны новые раны. Интересно, – мужчина обернулся к своим спутникам. – Вы не трогали его?

     – Нет, господин, – с трепетом произнес один из слуг.

     – Любопытно. Возможно ли, что объект нанес себе эти раны сам? Когда вы осматривали его в последний раз?

     – Три дня назад.

     – Записи с той встречи с собой?

     Слуги начали копаться в большой кожаной сумке, заполненной различными бумагами.

     – Вот. Прошу вас.

     Мужчина взял длинными тонкими пальцами исписанный чернилами лист, и быстро пробежался глазами по тексту.

     – Интересно. Ничего о ранах. Зафиксируйте этот момент, – обратился он к тщедушному старику, медленно выписывающему на листах затейливые буквы. – Больше ничего особенного. Продолжайте исследование, следующий осмотр проведите завтра. Если он вновь поранит себя, примените цепи.

     Мужчина двинулся дальше. Следующая клетка. В руках старика появился новый лист, а предыдущий забрали товарищи.

     – Объект не двигается. Возможные последствия яда Хриддской змеи, подмешанной в пищу. Синюшный оттенок кожи, проступающие вены. Дыхание сбивчивое. Судороги мышц рук и ног. Похоже, яд вступил в реакцию с принятыми ранее токсинами, воздействию которых подвергся объект. Возьмите у него кровь, для проведения более глубоких исследований.

     Следующая клетка. Пустая.

     – Где он? Вы выпустили его?

     – Нет, господин, – со страхом прошептал слуга.

     – Странно. Подними факел повыше.

     Едва пламя осветило большую площадь, как в самом дальнем углу началось беспокойное шевеление: что-то пыталось оказаться как можно дальше от яркого света. Внезапно оттуда выбежало нечто, бросившееся на металлические прутья. С неимоверной силой, оно врезалось в решетку. Взметнулась костлявая рука, принявшаяся тянуться к хозяину этого места. Костяные пальцы сжимались и разжимались в считанных сантиметрах от лица мужчины, немногочисленные желтые гниющие зубы бессмысленно смыкались на прутьях, а череп с силой ударялся об эту преграду.

     Слуги испуганно отпрянули назад. Стражники подземелья выступили вперед, стремясь любой ценой защитить своего господина, но наткнулись на выставленную ладонь.

     – Не троньте его.

     Хозяин наклонился вперед, мягко отстраняя костяную руку, пытающуюся его задушить. Надо признать, сил в ней оставалось немало, хоть она и держалась на том, что отдаленно напоминало связки и мышцы.

     – Удивительно. Он все еще может существовать, – прошептал мужчина, заворожено разглядывая существо. Оно все еще продолжало биться о прутья, стремясь добраться до своей жертвы, которая находилась так близко. – Когда у нас сделаны последние записи о нем?

     – Семнадцать дней назад, господин.

     – И, насколько я помню, на тот момент он не проявлял никакой активности?

     – Нет. Объект лежал на полу, не принимая еды или питья, не реагируя на звуки и входящих к нему людей.

     – Однако сейчас он очень даже готов идти на контакт. Ведь так? – с улыбкой спросил мужчина у существа по ту сторону. Выпрямившись, он удовлетворенно кивнул и пошел на выход. – Отлично. Берите его и ведите в лабораторию.

     * * *

     Лабораторией ему служило просторное, хорошо обставленное помещение. Десятки столов, на которых лежали самые разнообразные приспособления, книги и колбы с различного цвета жидкостью, были практически единственным, что напоминало здесь о призвании его хозяина. Красивое кресло у камина, побитое красным бархатом, шикарные картины, повешенные на стенах, десятки подсвечников, обеспечивающих свет в помещении.

     Хозяин лаборатории величественно восседал на высоком деревянном стуле с прямой спинкой, медленно листая пожелтевшие от времени страницы толстой книги. Просторный плащ черного оттенка опутывал его фигуру. Капюшон откинут, являя взгляду бледное, слегка надменное, но не лишенное определенной привлекательности лицо. В его зеленых глазах, быстро просматривавших раскрытую книгу, отражалось желтое пламя, трещавшее в камине.

     Книга была настолько старой, что ему потребовалось немало сил, чтобы только вспомнить о ее существовании. И еще больше, чтобы найти ее среди царящего в библиотеке хаоса. Хоть его слуги ежедневно в ней прибирались, после посещений хозяина им приходилось начинать все сначала.

     Мужчину звали Герион. Со стороны он казался очень молодым, но в этом месте внешность ничего не значила. Любой, кто увидел бы его впервые, не дал бы ему больше тридцати лет. Однако Гериону было больше. Намного больше. Он и сам уже не помнил точно, как давно жил на свете, но число явно перевалило за сотню, а может быть и больше, лет.

     Дочитав очередную главу, Герион оторвал взгляд от давно высохших чернил и оглядел лабораторию. Двенадцать слуг и семеро помощников безмолвно стояли у стен и столов, непрерывно трудясь над выполнением его распоряжений. Одни, как и он, читали старинные книги, стараясь почерпнуть для себя новые, доселе неизвестные, знания. Другие занимались уборкой столов от последствий неудачных опытов. Третьи создавали новые растворы и смешивали содержимое колб. Никто из них не отрывался от своей работы. Все четко знали свои обязанности и выполняли их с завидным усердием.

     Герион зевнул и вернулся к чтению. Книга оказалась занятной. Он уже давно не испытывал такого волнения, перечитывая давно известный ему труд с целью обновления своих знаний. Вскоре из подземелья доставят того, кто станет его основным объектом исследований на ближайшие восемь дней. Нужно было подготовиться.

     – «Свинец пагубно влияет на мертвецов, прошедших через муки Волариевой чумы. После смерти на их коже остаются характерные синие отметины, которые со временем проявляются и на костях. Нервная система людей, подвергшихся чуме, практически уничтожается, отчего переносимая ими боль становится невыносимой. Зараженные умирают от болевого шока. Если колдун решит когда-либо оживить человека, умершего такой смертью, реакция оживленных на это будет разниться. Широко известны случаи, когда оживленные нападали на людей, что вернули им подобие жизни, известное как «Состояние оживления» или «не-жизнь». Однако если человек был захоронен достаточно давно, негативная реакция на не-жизнь сведется к минимуму».

1
{"b":"555044","o":1}