ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Андрей Таманцев

Молчание золота

Вы все хотели жить смолоду,

Вы все хотели быть вечными, –

И вот войной перемолоты,

Ну а в церквах стали свечками.

А. Чикунов

В романах серии «Солдаты удачи» все события взяты из жизни. Мы изменили только имена героев. Почему? Это нетрудно понять: слишком тяжела и опасна их работа. Каждый из них всегда на прицеле, вероятность избежать смерти приближается к нулю… Имеем ли мы право лишать таких людей надежды на завтрашний день?..

На границе Албании и Македонии образовался Золотой треугольник, контролируемый наркомафией. Нужно разоблачить албанских наркобаронов, вычислить разработчика нового сильнейшего галлюциногена и выяснить, кто покушается на сокровища любимой жены самого Тамерлана. Команда спецназовцев Сергея Пастухова вновь попадает в круговорот преступлений и таинственных происшествий. Но занавес, скрывающий тайну, приподнимается, и мистика оборачивается мистификацией…

ПРОЛОГ

Албания и Греция, лето 2001 года

1

Вошедший задержался у порога, словно остерегаясь войти в дом.

— Здравствуй, Арбен.

— Приветствую тебя, — ответил вальяжно развалившийся в кресле хозяин — очень толстый, густо заросший бородой едва ли не до самых глаз человек. — Я-то здравствую. А вот у тебя, я слышал, возникли большие проблемы. И если ты их не решишь, то может так статься, что ты будешь здравствовать не очень уж долго. Да не морщись, не морщись. Арбен Гусеница видит тебя насквозь.

Говоря это, полуголый — в одних трусах — хозяин пошевелил своими сосисочными пальцами, за которые и получил прозвище, леденящее кровь самым разным людям по всей Европе и даже в далекой Америке: эти пальцы, поросшие черным волосом и непрестанно шевелящиеся, были схожи с тошнотворным клубком живых гусениц. Хотя поговаривали, что еще лет пять назад Арбен Гусеница был совершенно иным: подтянутым, молодым и красивым. Но сытая и расслабленная жизнь порой портит людей даже внешне…

— Ну говори давай, зачем пришел, иначе я просто потеряю терпение, — поторопил он гостя. — Мое время нынче дорого. Кстати, давно хотел спросить — отчего у тебя такое дурацкое прозвище?..

— Дурацкое?

— Ну а то! Конечно, дурацкое. Вот у меня сразу понятно: Арбен Густери по прозвищу Гусеница. — И, словно иллюстрируя справедливость клички, Арбен опять пошевелил мохнатыми пальцами, вызвав у посетителя новый спазм отвращения. — А у тебя — непонятно что за прозвище — Мантикора!.. Это вообще что такое? Жратва такая, да? Итальянская, а?

«У тебя, жирная скотина, если не о деньгах и наркоте речь, так о жратве, — проскочило в голове его собеседника, — придурок!.. Сколько человек поставят мне памятник при жизни, стоит мне схватить вон тот ножичек и вогнать в твое волосатое сальное брюхо, набитое жратвой! А — нельзя… — Посетитель вздохнул про себя. К несчастью, эта тварь является, как это ни печально, ключевой фигурой в нашем деле, и сейчас убирать его не ко времени… Раньше он уберет меня… если что».

Вслух же были сказаны совершенно иные слова:

— Мантикора, уважаемый Арбен, — это такое мифическое существо, у которого тело льва, человеческая голова, крылья летучей мыши и хвост скорпиона, которым мантикора способна жалить. Мне его дали за… гибкость, что ли. За способность работать, скажем так, сразу в нескольких сферах.

Арбен Гусеница растянул свои толстые губы в длинной липкой улыбке, не открывающей зубов.

— Да ну? — протянул он. — Ишь ты! Тело льва, хвост скорпиона, крылья совы…

— Летучей мыши, — поправил посетитель.

— Ну да, летучей мыши. Ну и тварь! Надо же такое придумать — хвост скорпиона, тело льва!.. Да еще башка человеческая! — Арбен оскалил желтые лошадиные зубы и сплюнул прямо на ковер, поражающий дорогой красотой и тонкостью выделки. — Ну ладно! Это все как бы предисловие. А чего все же надо-то?

Человек по прозвищу Мантикора поднял на Арбена темные глаза, и смутное сомнение промелькнуло в его взгляде…

2

То же время, Москва

Сергей Пастухов, бывший капитан спецназа

— Арбен Густери по прозвищу Арбен Гусеница, — выговорил я, косясь на одного из лучших бойцов своей команды Ивана Перегудова, именуемого среди своих Доком, — наркобарон, руководитель картеля «Кукеш»…

— Как? — переспросил Док.

— «Кукеш». Это не от русского «кукиша», понятно, хотя тот неприличный знак Гусеница и его бойцы вот уже несколько лет показывают полиции чуть ли не всех стран Евросоюза. Кукеш — это такой городок на месте, где сливаются реки Белый Дрин и Черный Дрин, в Албании.

— Да, слышал. И что же?

— На границе Албании и Македонии образовался настоящий Золотой треугольник — по аналогии с Азией. Он контролируется наркомафией, одним из отцов которой и является этот Гусеница. Тропоя, Байрам Курри, Кукеш — вот основные географические координаты замечательного места, этого пресловутого треугольника. На границе Албании и Косово. Ты совсем не в теме, Док?

— Просветишь — буду в теме. Что же ты — только-только призвал на подмогу, а уже хочешь всего сразу!

— Да, тут с разбегу, пожалуй, не выйдет. Словом, Док, на сегодня запланирован захват этого самого Гусеницы. Его местонахождение известно. Более того, удалось установить, что сегодня у него назначена встреча с человеком, которого именуют «Мантикора».

— Мантикора? Это что-то из мифологии?..

— Вот именно. И эта самая Мантикора не менее мифологична, чем существо, давшее ей свое имя.

— Это которое с телом льва, с хвостом скорпиона… — принялся припоминать Док.

— Ну да. Скорпион, лев, крылья… Мы даже не знаем, мужчина это или женщина. Для начала…

— О как! Хорошенькое такое начало! И зачем же нам понадобился человек, о котором мы даже не знаем, какого он пола?

— Твоя правда, о самом этом человеке мы знаем мало, — ответил я. — Но дело в том, что под грифом «Мантикора» проходит около четверти всех объемов наркотрафика Ближняя и Средняя Азия — Албания, транзитом через турецкие порты, а иногда и в обход их. Собственно, не тебе объяснять, что албанские наркокартели сейчас контролируют ВЕСЬ товарооборот наркотиков в Европе. Благодаря добрым дяденькам из НАТО, которые заступались за бедных и несчастных албанских косоваров, которых якобы зазря угнетали злобные сербы.

— Да, — сказал Док, — эти албанские страдальцы оказались вовсе не такими уж беззащитными, как об этом говорилось на Западе. Вообще-то я, конечно, слышал об албанских картелях, Пастух. А вот соприкасаться ни с ними, ни с этими самыми косоварами, как ты понимаешь, пока не приходилось…

— Сегодня соприкоснемся, — уверенно сказал я. — Гусеница созрел, его нужно брать. Он находится на острове Керкира, в одноименном городке. Это греческая территория, но она, что называется, в зоне действия картеля Гусеницы. У него там своя вилла на море, которая оформлена на третьих лиц. Надо сказать, этот Арбен Гусеница или Арбен Густери — хитрый албанский страдалец. Очень хитрый. Кстати, говорит по-русски, так как в свое время учился в Москве по обмену. Мы ведь в советское время, где-то до начала шестидесятых годов, Албанию поддерживали, растили, так сказать, борцов с мировым империализмом.

— Ага, — подхватил Док, — а потом мировой империализм сам взялся за Албанию, да еще и Косово прихватил, а теперь ума не приложат, как расхлебать всю эту косовско-албанскую кашу. Недаром албанцев именуют европейскими чеченцами.

— Кстати, у этого Арбена Гусеницы в подручных и чеченцы ходят… В консультантах, так сказать. Они же тоже борются за независимость. Борьба за свободу — вообще самое хорошее прикрытие для разного рода темных дел, как мы с тобой давно уже успели заметить. И вся эта зона на севере Албании, включая Байрам Курри, одновременно является как оплотом мафии, так и базой Армии освобождения Косово. Там очень ловко срастили «бойцов свободы» и откровенных мафиози, которые еще и сицилийскую «коза ностру» за пояс заткнут. Арбен Гусеница вообще интернационалист, — продолжал я, — у него картель комплектуется не по твердо этническому принципу, как другие албанские банды того же толка. У него работают и албанцы, и греки, и боснийцы, и чеченцы, и узбеки с таджиками, и турки. Вот такой институт дружбы народов.

1
{"b":"555392","o":1}