ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На двенадцатом ударе комната как будто взорвалась от громких и счастливых криков, пламенных и звонких поцелуев, бурных и радостных аплодисментов.

Наступил 1960 год.

Александр повернул к себе лицо Джулии, их губы сблизились и слились в страстном поцелуе.

— Новый год… Счастливого Нового года, дорогая!

Она посмотрела на Александра ласковым взглядом, но в глазах промелькнула заметная грусть.

— Уходящий год принес мне много радости и счастья.

Он нежно дотронулся до лица Джулии, убрав непослушную прядь, упавшую на ее лоб.

— Ты будешь счастлива и в этом году.

Он взял ее за руку и повел в круг весело пляшущих и поющих людей. Джулия пела вместе со всеми, а когда шум и гам прекратился, снова полились звуки музыки.

— Может быть, потанцуешь с мужем? — игриво спросил Александр. Он был великолепным танцором. На его умение прекрасно танцевать Джулия обратила внимание еще несколько лет назад. Она была приятно удивлена, что такой молодой человек, как Александр Блисс, занимающий заметное положение в обществе, любит рок-н-ролл.

— С удовольствием.

Когда танец закончился, он тихим, спокойным голосом спросил, счастлива ли она. Глядя прямо ему в глаза, Джулия ответила:

— Да, милый!

— Тогда наслаждайся своим вечером!

Мэтти тоже захотелось потанцевать. Ее длинные бриллиантовые сережки во время танцев подпрыгивали вместе с ней и сверкали радужными огоньками. Дом полон друзей. Все просто замечательно.

«Мой вечер, — подумала Джулия. — Александр не сказал наш вечер».

Джулия занималась приглашением гостей и организацией всего вечера. Блисс никогда не ограничивал жену ни в чем, всегда позволял ей делать то, что она хотела.

Джулия вспомнила о друге Джонни и, отыскав его глазами среди гостей, направилась к нему. По дороге она выпила полный стакан какого-то прохладительного напитка. Незнакомец терпеливо ждал. От нее не ускользнул его восхищенный взгляд. Джулия была высокой брюнеткой с бледной, но изумительной кожей и необычайно густыми темными волосами. Облегающее платье с глубоким вырезом на спине подчеркивало ее стройную фигуру. Она разгладила ткань на бедрах, гордясь своим плоским животом.

— Вы обещали мне танец.

— Поэтому я здесь.

На ее губах заиграла загадочная и чарующая улыбка.

Он обнял ее, прижал к себе так, что она ощутила его теплое и волнующее дыхание. Джулия закрыла глаза, и они закружились в танце.

Дом был большой и удобный. Будущая хозяйка Леди-Хилла бывала здесь еще до помолвки. Джулия не могла вспомнить, когда она стала воспринимать ухаживания Александра всерьез. Для нее и Мэтти встречи с богатым баронетом были забавой, игрой. После того как Джулия рассталась с летчиком, ей было все равно, что она делала и с кем встречалась. Она даже толком не знала, в какой момент Александр стал частью ее жизни.

В Лондоне Блисс жил на площади Маркхэм. Но однажды он привез Джулию в поместье Леди-Хилл. Джулия, для которой дома, выстроенные в один ряд на городских улицах, были всего лишь местом, где можно было переночевать, смогла оценить всю красоту и великолепие Леди-Хилла. Они свернули с дороги и оказались прямо перед большим особняком. Все строение как бы утопало в высоких тисовых деревьях, которые его окружали. Стройные колонны и аркообразный вход украшали причудливый фасад здания. Был теплый весенний день. Джулия наблюдала за молочно-белыми облаками, которые медленно ползли по бледной лазури неба.

— Кто здесь живет?

— Мой отец.

— А кто он?

— Сэр Перси Блисс, баронет.

— Здорово! — восхищенно произнесла Джулия.

Александр оставил машину в конце подъездной аллеи, и они вошли в дом. Молодой баронет показывал Джулии одну комнату за другой. В особняке было тихо, ничто не нарушало его покой. Но Джулия была поражена не роскошью и богатством убранства, не прекрасными картинами с английским пейзажем, не длинной галереей, не окнами, выходящими в цветущие сказочные сады, даже не огромной старинной кроватью с балдахином из золотой парчи, которую Александр называл «королевским ложем», а переменой, которая произошла с Александром, как только они вошли в дом.

В Лондоне он выглядел нерешительным. Как-то она заметила его прогуливающимся вдоль улицы, взгляд его был растерянный и озабоченный. А сейчас, показывая Джулии Леди-Хилл, Александр казался более уверенным, как будто это место придавало ему сил и энергии. Да, ей нравился Блисс, и она завидовала его любви, привязанности к этому старому дому, потому что сама ничего подобного не испытывала ни к одному месту. И свобода, которую Джулия ценила превыше всего, казалось, заполняла весь этот дом.

— Дому нужны люди, — прокричала она. — Много, много людей.

После танца с незнакомцем ее партнером был молодой человек, которого она не знала, один из поклонников Мэтти; потом немолодой мужчина и еще гости, съехавшиеся со всех сторон. И каждый танец приносил новые ощущения, новые удовольствия. И никаких разочарований. Джулия пила виски, шампанское и не заметила, как опьянела. Толпа потихоньку стала редеть, гости разъезжались.

Александр стоял у входа, прощаясь с гостями. Оглянувшись на зал, он понял, что остались самые заядлые любители повеселиться и что они вовсе не собираются уезжать. Теперь музыка доносилась из радиоприемника: музыканты отложили свои инструменты и присоединились к танцующим. Один из них снял рубашку и, раздевшись до пояса, бросился в пляс. На его красивых и крепких плечах выступил пот. Мэтти не удержалась от искушения дотронуться пальцами до его мощной спины. Увидев это, Джулия от души рассмеялась. В этом зале было много друзей, но Мэтти она любила и уважала больше всех.

Джулия до сих пор не может понять, как все случилось. Позже Джулия не могла даже вспомнить, кто находился в той проклятой части зала. Должно быть, кто-то споткнулся и упал, не в силах удержаться. Но она отчетливо видела, как рождественская елка закачалась, будто ожила, потом медленно наклонилась и наконец с треском упала на пол. Языки пламени быстро пробирались сквозь темные ветки, пожирая их, в воздухе появился едкий запах свежей ели. На мгновение, находясь во власти радостного настроения, Джулии показалось это прекрасным. Словно зачарованная огнем, она оставалась на месте. Вокруг полыхающего дерева валялись разноцветные осколки новогодних игрушек. С отчаянными криками танцующие пары отхлынули в другую сторону зала. Среди сумасшедшей толкотни пробивались ритмичные, мажорные звуки джаза. Огонь с ужасающей быстротой перемещался с одной вещи на другую. Заполыхали тяжелые бархатные гардины, а минуту спустя загорелись запыленные портьеры и золотые плетеные кисточки на них. Весь зал заиграл в ослепительно ярком свете.

Послышался прерывистый крик. Царившее спокойствие сменилось панической схваткой человеческих тел. Подхваченная волной бегущих, Джулия каким-то чудом удержала равновесие и не упала. Клубы дыма вздымались вверх. Ею овладел непреодолимый страх. От невыносимой жары и дыма ей казалось, что ее легкие вот-вот разорвутся. Вопли не прекращались. Чей-то громкий голос, выкрикивая что-то малопонятное, безуспешно пытался навести порядок. Ничто уже не могло остановить эту панику. Треск бушующего пламени заглушал все. Густой черный дым растекся по залу, разъедая глаза и легкие. Чтобы избавиться от него, мужчины и женщины яростно пробивались к выходу. Джулия видела, как друг Джонни накинул на себя один из лежавших на полу ковриков и попытался сорвать горящие гардины, но они упали вместе с огромным деревянным карнизом, и поток пурпурно-зеленых искр разлетелся во все стороны. Все было в огне.

— Блисс! Где ты? — крикнула Джулия. Она никак не могла его найти. Задыхаясь от дыма и натиска людей, Джулия пыталась добраться до двери, которая была совсем близко. Вдруг сильные руки схватили ее и резким движением толкнули вперед. Узкое платье мешало бежать, она чуть не упала, но волна людей вновь нахлынула на нее и понесла к выходу.

2
{"b":"555659","o":1}