ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что с тобой? Что-нибудь случилось? — взволнованно спросила Джулия.

— Нет. Просто плохие новости, — отговорился он.

Ничего хорошего для Джулии. Ей незачем об этом знать. Он подошел к дивану и посмотрел на нее. Ее руки и ноги показались ему совсем детскими, а лицо потеряло ту соблазнительность и женственность, которые он увидел раньше.

Что он делает?!

Он собрал ее одежду и протянул ей.

— Вот, оденься, — очень мягко произнес он.

— Что случилось? Что я должна делать?

— Ты ничего не должна. Послушай, ведь ты еще девственница, не так ли?

— А какое это имеет значение?

— Имеет. Не отдавай себя мне. Оставайся такой, какая есть. Пусть все идет своим чередом.

— Я хочу тебя, Джош, я…

Она обняла его.

— Делай то, что я тебе говорю.

Что-то в его голосе заставило подчиниться. Она отвернулась от него и оделась.

— Хорошая девочка. Сейчас я отведу тебя куда-нибудь поужинать. Ты, наверное, голодна.

Они приехали в небольшой бар. Джош заказал ей ужин. Джулия старалась развеселить его. Она болтала без остановки, но Джош погрузился в свои мысли и едва улавливал смысл болтовни.

После ужина они вернулись в дом. Он показал ей ванную и спальню, где стояла кровать. Потом он поцеловал ее и пожелал спокойной ночи.

— Джош, пожалуйста…

— Нет, малышка. Я глупец. Мне не нужно было привозить тебя сюда. В этом нет твоей вины. Это я виноват. Ты очень красивая. У тебя еще все будет, главное не спеши.

Он быстро отвернулся и скрылся в своей спальне.

Джулия легла в постель и зарыдала. Она желала его больше всего на свете. Успокоившись, она решила, что как-нибудь добьется своего.

Глава шестая

Это был снова звонок Джона Дугласа. Его голос нравился Мэтти, и она рада была его слышать. Свободной рукой Мэтти что-то рисовала в записной книжке.

— Повтори, что я сказал, — закончил Дуглас.

— Как только он придет, — пообещала она.

— Вот и прекрасно. До свидания.

«Интересно, как может выглядеть человек с таким голосом?» — подумала Мэтти. Она села за машинку и продолжала печатать.

Фрэнсис объявился минутой позже с сигарой во рту. У него было, по всей видимости, отличное настроение.

— Мир жесток, любовь моя, — сказал он. — И приходится с ним ладить, а иначе он растопчет тебя.

Мэтти подозрительно посмотрела на него: «Неужели ему удалось кого-то облапошить?» Постепенно девушка привыкла к Фрэнсису. Он даже начинал нравиться ей. Теперь Мэтти видела не только красоту и прелесть театра, но и его сложную, запутанную закулисную жизнь.

Она положила на стол Фрэнсиса письмо директору театра в Дареме для подписи.

— Так, что тут у нас?

Он пробежал глазами по листку.

— Посмотри, что ты напечатала! Ну и нахальство! Ладно. Были телефонные звонки?

— Только один. Звонил Джон Дуглас. Он сказал, что Дженифер Эдж ушла из театра. Насколько я поняла, она влюбилась в какого-то повара из зачуханного ресторанчика. Джон просил прислать вместо нее другую девушку, которая бы не ложилась под каждого встречного ублюдка. Лучше, если ты сделаешь это немедленно. В противном случае он закрывает проклятое шоу и посылает всех к черту, в том числе и тебя. Я процитировала его слова.

— Это так похоже на Дугласа!

— Шлюха! — ругнулся Фрэнсис. — Я должен был предвидеть это, прежде чем посылать ее в качестве менеджера сцены. Она не пропускала мимо ни одной пары брюк. Ушла, ты сказала?

— Ушла, бросила театр. Получила расчет и ушла, не оставив адреса. Так сказал Дуглас.

— О черт. Давай подумаем. Нет смысла надеяться, что они справятся без нее. Кого же мы можем послать? Нужно что-то придумать, а иначе Дуглас взбесится.

— Давай я поеду, — не задумываясь, сказала Мэтти.

— Что? Ты?! Что ты знаешь о работе менеджера? Эдж была классным специалистом, несмотря на слабость к мужикам. Надо дать объявление в газету.

Мэтти вскочила со стула и подошла к его столу.

— Я смогу. У меня есть опыт. Конечно, любительский, но я знаю, что нужно делать. Позволь мне, Фрэнсис.

Он молчал.

— Я могу отправиться сейчас же. Завтра, если хочешь. Ты не найдешь человека на эту должность так быстро. Пожалуйста, Фрэнсис. Дай мне шанс.

Фрэнсис смотрел на Мэтти и вспоминал вечеринку у Джесси, где он впервые ее встретил. Еще тогда, обратив внимание на то, что Мэтт не умеет петь, он отметил у нее кучу других талантов. «Надо дать ей шанс, она заслуживает этого. К тому же из нее вышла никудышная машинистка!» Решающим аргументом стало то, что Мэтти нравилась ему.

— Езжай. Но только до тех пор, пока я не подыщу более квалифицированного человека.

От радости девушка обняла Фрэнсиса и поцеловала в щеку.

— Не надейся, что ты там задержишься. Где-то на шесть месяцев, не больше. Ты нужна мне здесь.

— Хорошо, хорошо. Только на шесть месяцев.

Через три дня Джулия и Феликс провожали Мэтт со станции Юстон. В последнюю минуту, всем на удивление, к ним присоединился Джош.

Мэтти выглядывала из окна вагона. Ей ужасно не хотелось покидать Джулию и Феликса. За последние недели, прожитые вместе, они стали настоящей семьей. Феликс занес в купе последний чемодан.

— Пока, — сказала она. — Я буду писать вам часто-часто. Будь счастлива, Джулия!

Мэтти хотела что-нибудь сказать Феликсу, но не нашла нужных слов.

— Пока! Всего хорошего!

— Будь умной девочкой, Мэтти!

— Надеюсь, что она к нам вернется, — грустно сказала Джулия.

Джош очень хорошо вписывался в их дружную компанию. У Джесси всегда находилась свободная минутка для красивых молодых людей, а Мэтти немного нервничала: ей казалось, что он не достоин Джулии. Но тревога за подругу прошла, когда однажды Джош принес несколько американских пленок с музыкальными записями и положил их у ее ног. В тот день Мэтти и Джулия впервые услышали рок-н-ролл. С этого момента звуки музыки постоянно доносились из их комнаты.

Джулия не могла налюбоваться Джошем, она смотрела на него с огромным восхищением и гордостью. По-другому чувствовал и смотрел на Джоша Феликс. Он сторонился его, не смотрел ему в глаза. Когда Джош приходил в дом, Феликс всегда пропадал на кухне или рисовал в своей комнате. Если Джесси настаивала на его присутствии, он раскладывал свою работу на столе так, чтобы все время его голова была опущена и он не мог видеть счастливое лицо Джулии.

Путь от станции Юстон до дома Феликс прошел очень быстро. Он шел, опустив голову вниз, ему не нравилось находиться в обществе Джоша, но когда он был один, то ловил себя на мысли, что постоянно думает о возрастающей симпатии Джулии к Джошу. С трудом Феликс перевел мысли от этой парочки на другое. Он шел на работу, и ему надо было на чем-то сконцентрироваться.

Ремонт квартир подходил к концу, осталось оформление интерьера. Феликс мог бы стать отличным дизайнером или архитектором-декоратором, но не любил современный дизайн. Ему не нравилась мебель темных тонов с длинными тонкими ножками, обшитая синтетическим материалом. Феликс мечтал о загородных домиках, окруженных узорчатым забором, о мягких персидских коврах, золотых подсвечниках.

Воплотить его мечты в реальность было практически невозможно. Не менее трудным оказалось создать в каждой квартире свою, особенную, атмосферу. Феликс не терял надежды и старался изо всех сил. Он предполагал, что в воскресенье, когда рабочие наконец покинут квартиры, он сможет походить там и поразмышлять.

Уже было совсем темно, когда Мэтти приехала в Лидс. Дул холодный ветер. Она стояла на платформе под фонарем и оглядывалась. Ее никто не встретил. Мэтти взяла чемоданы и направилась на стоянку такси. Она назвала водителю адрес театра, и они поехали. Всю дорогу водитель рассказывал ей что-то, но она не могла толком разобрать слова из-за его сильного акцента. Девушке вообще казалось, что она находится в другом мире, в незнакомой стране. Когда они подъехали к театру, Мэтти «спустилась на землю». Перед ней стояло огромное серое здание.

24
{"b":"555659","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тебя убьют первым
Куратор для попаданки
Часослов Бориса Годунова
Наследница по мужской линии
Бестия, или Сделка на тело
Безликий
Когнитивные войны в соцмедиа, массовой культуре и массовых коммуникациях
Измены
Цель. Процесс непрерывного совершенствования