ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это имело огромное значение. Джулии стало стыдно за свои слова. После сегодняшнего они могли утешить друг друга. Она посмотрела на Феликса и обняла его. Они рыдали, рыдали из-за Джесси и из-за себя.

Потом, когда у них уже не было сил плакать, они лежали в темноте обнявшись.

— Что будет? — по-детски спросила Джулия.

— С тобой и со мной? Мы останемся друзьями. Если ты захочешь.

— Конечно, хочу, — ответила она. Джулия представила, как это будет. Такие же простые и добрые, как и прежде, но с какой-то новой чертой понимания, зародившейся в эту ночь. Они будут ходить на работу и возвращаться домой. Феликс будет готовить, а Джулия учиться разным премудростям: резать лук, разделывать и тушить мясо и многое другое. Чему можно научить Феликса взамен? Если сейчас она не знает, то обязательно узнает потом. Скоро вернется Мэтти и они будут жить вместе. Никто не вернет Джесси, но на всю жизнь в сердцах останется память о ней.

— Мы будем жить в этой квартире все вместе, как одна семья, — сказала Джулия.

— Я не смогу остаться здесь надолго, как бы ни хотел.

— Почему?

— Меня призывают в армию. Я должен пройти медосмотр в течение трех недель.

— Ты и военная служба? — рассмеялась Джулия. Смех звучал резко, и она быстро проглотила его. — Но…

— У меня была отсрочка, пока я учился в художественном колледже. Перед Рождеством я сообщил на призывной пункт, что теперь я свободен. Ответ получил на прошлой неделе.

Время шло, и его все больше и больше привлекала перспектива военной службы. Армия заберет его отсюда. Он будет в другом месте, которое не будет причинять ему такую боль. Только это может помочь, так считал Феликс.

— Бедняжка Феликс, — сказала Джулия. Она не могла не подумать о себе: «Бедняжка я. Остаюсь совсем одна. О какой семье я веду речь? Джесси мертва, Мэтти уехала. И Феликс покидает меня».

Как будто сообразив, о чем думает Джулия, он ответил:

— Я переживу разлуку. И ты тоже. Ты лучше всех приспособлена к жизни. Посмотри в зеркало. Ты умная, умнее меня и Мэтти. И реально смотришь на мир. Конечно, тебе будет тяжело, но я уверен, ты справишься. К тому же ты красивая, а это немаловажно.

— Правда?

— Да, конечно.

— Я могу остаться здесь?

— Конечно, думаю, мистер Балл не будет возражать, хотя бы ради Джесси. Ты всегда сможешь разделить с кем-нибудь плату, если Мэтти не вернется.

— Да, да, именно так я поступлю в случае необходимости.

Добавить, казалось, было нечего. Она дотянулась до выключателя, яркий свет ослепил глаза. В зеркале Джулия увидела смуглое лицо Феликса и свое собственное — испуганное и уставшее. Вдруг она заметила на кровати пятно крови.

Джулия хотела провести свою первую ночь с Джошем. Она планировала ее, мечтала об этом. Сейчас в квартире на Манчестер-стрит это произошло случайно, в печальную для нее и Феликса ночь.

«Что сказала об этом Мэтти? — вспомнила она. — Все было замечательно». Ей понравилось. Джулия опустила ноги на пол и встала, прикрывая обнаженное тело свитером. Феликс поймал ее руку. Она повернулась и посмотрела в его черные глаза.

— Останься со мной, — прошептал он. — На эту ночь!

— Я вернусь, — пообещала она.

Джулия направилась в ванную. Тут было сыро. Долгое время она стояла перед зеркалом, смазывая лицо кремом и причесывая спутавшиеся волосы. Потом почистила зубы и надела ночную рубашку. Выходя, она опять посмотрела на свое отражение и подумала: «Тебе придется самой устраивать свою жизнь. Ты сможешь. Вот и Феликс верит в это. Не от кого ждать помощи, многие люди сами нуждаются в ней: Мэтти, Феликс, Джош, Бетти и Вернон… Если все, чего ты хочешь, это Джош Флад, то не надейся, он не пожалует. Тебе придется идти к нему самой. Это тоже правда».

Она вернулась в спальню Феликса улыбаясь. Он откинул одеяло, приглашая ее лечь.

— Спасибо, — сказал он. — Я люблю тебя, Джулия.

— Я тоже люблю тебя, — ответила она.

Это была первая и последняя ночь, которую они провели вместе.

Глава девятая

Прошел почти месяц. В конце концов, поддавшись внезапному порыву, Джулия вышла из квартиры, села в пригородный поезд и поехала к Джошу. Она долго не решалась сюда прийти. Стемнело. Джулия направлялась к его дому, под ногами похрустывала замерзшая трава. Напрягая все свое внимание, она старалась не сбиться с пути, ориентируясь на горящие огоньки окон впереди, и только оказавшись рядом с коттеджем, Джулия задала себе вопрос: «Что я буду делать, если Джоша не окажется дома?»

Она потеплее укуталась в пальто и пробежала несколько последних ярдов. Джулия так сильно колотила в дверь, что у нее заныли косточки пальцев.

Джош открыл дверь. Желтый луч осветил ее лицо.

— Я здесь, — невнятно произнесла девушка. — Можно войти?

Джош засмеялся.

— Джулия, Джулия. Да, входи, конечно, входи.

В комнате Джулия увидела лыжи, стоявшие около стены, еще какое-то снаряжение, название которого она не знала. Вдруг ее охватила злость.

— Почему ты не приезжал ко мне? Ты считаешь, что мне все равно? Ты можешь появляться, потом исчезать, когда тебе это взбредет в голову?

От сильного напряжения голосовых связок у нее заболело горло, щеки покрылись румянцем.

— Нет, конечно, я так не думаю, — проговорил Джош.

Джулия снова взглянула на лыжи и уже более мягким голосом сказала:

— Мне не следовало приходить сюда. Девушки не делают подобных глупостей, не так ли? Но я очень хотела увидеть тебя. Я не была уверена, что ты придешь. Что мне оставалось делать? Ты думаешь, что я еще ребенок! Так вот, я пришла сказать, что я достаточно взрослая!

Джулия не отрывала глаз от лыж. Тогда Джош положил руку на ее плечо, но она словно не заметила этого.

— Дело скорее не в тебе, а во мне. Я сам не понимаю себя, — сказал Джош, обняв ее за талию.

Десять минут назад для Джоша все было так просто, сейчас же, с приходом Джулии, обстановка накалилась. Исходившая от этой хрупкой девушки угроза, которую он ясно осознавал, усиливалась, но Джошу было наплевать. Джулия здесь, и ему это даже нравилось.

— Ты знаешь, что я люблю тебя, — сказала она.

— Я тоже люблю тебя, только самую малость.

— Этого достаточно. Для начала, конечно.

Он притянул девушку к себе и поцеловал. От нее исходил запах свежего холодного воздуха. Ему хотелось вдыхать этот запах и наслаждаться им, но Джулия оттолкнула его.

— Ты куда-то собираешься? — спросила она, указывая на лыжи.

— В Инферно, — кивнул он.

— Не говори загадками, я была честна с тобой, будь и ты откровенен.

Джош засмеялся. Джулия не могла представить, что у него может быть другая женщина. Он восхищался ее наивностью. «Я действительно люблю ее», — подумал Джош.

— Я не говорю загадками. Я отправляюсь на лыжную базу на соревнования. Они будут проходить в Швейцарии в следующее воскресенье.

Швейцария, ее белые горы под голубым небом, палящее солнце, как на юге, и Джош. Джулия вспомнила улицу Манчестер, пугающую тишину, которая царила в квартире после отъезда Феликса, свою машинку, офис, кривляк-машинисток и, не колеблясь, предложила:

— Возьми меня с собой.

Если бы это сказал кто-нибудь другой, Джош разразился бы громким смехом, но Джулии он спокойно ответил:

— Конечно, ты можешь поехать со мной. Отправляемся в среду утром.

Джулия с благодарностью посмотрела на него. «Она красивая, — подумал Джош. — Я с радостью покажу ей горы».

— Я буду готова вовремя, — пообещала Джулия.

— А что с твоей работой?

— Не беда, найду новую. Вон сколько объявлений, а такой шанс выпадает редко. Правда, у меня не очень много денег, совсем немного. Сколько потребуется?

— О Господи, я, конечно, не богач, но думаю, что ты вполне можешь пожить за мой счет.

— Спасибо.

Джулия настояла на том, чтобы Джош отвез ее домой, хотя тот и сопротивлялся. По дороге они заехали в бар и отметили свою будущую совместную поездку.

33
{"b":"555659","o":1}