ЛитМир - Электронная Библиотека

Свиридкин Дмитрий Олегович

Конечная История

Конечная История.

Если Вы видите в чем-то смысл,

это вовсе не значит,

что кто-то его тоже видит.

   В решающий момент, когда в голове будут рваться атомные бомбы, разбрасывая взрывной волной обломки мыслей, автоматически включится инстинкт автосохране­ния, или, как некоторые называют его, "рефлекс пятой точки", и у тебя в голове уже не промелькнет пугающая мысль о том, что весь этот бред, который льется из тебя через край и принимает вид слов на линованной бумаге, кто-то будет читать и что этот кто-то может посчитать тебя сумасшедшим или того хуже. Тебя это не потревожит, и этот спа­сительный бред все-таки окажется написан. Он будет именно таким, каким его заказы­вали, не лучше и не хуже. Только одна маленькая глупость с твоей стороны может все испортить: достаточно перечитать написанное - будет конец всему! Ты ужаснешься и, дабы никто не видел этого кошмара, сожжешь все свои труды. Нет, мой юный друг, ни­когда, ни в коем случае не перечитывай написанного собственной рукой!

Неизвестный писатель.

Пролог.

Начало и конец.- А вы верите в ангелов? - спросили меня однажды.

- Я верю в бесов, - уверенно ответил я.

Из записок умалишенного.

   Он стоял посреди полуразрушенного зала. Огромная изуродованная временем и влагой металлическая люстра с не зажигавшимися с незапамятных времен, почернев­шими от сырости и грязи свечами, расколотая пополам, развалилась на холодном ка­менном полу, усеянному трещинами, обломками каменных плит и прочего некогда "добра". Солнечный свет пробивался через разрушенную, поросшую мхом с внутрен­ней стороны стену. За стеной расположилось нечто, когда-то очень напоминавшее ров с водой, а сейчас - лишь углубление с серо-зеленой время от времени булькающей же­леобразной субстанцией, источающей такие ароматы, какие нельзя описать ни одним приличным и даже неприличным словом.

   В вытянутой пред собой бледной левой руке он держал книгу в металлическом переплете. На ней с одной стороны было вырезано изображение солнца, наполовину заслоненного луной, на обратной - пятиконечная звезда, окруженная невиданными светящимися письменами.

   Ветхие, пожелтевшие страницы ее безудержно перелистывались свободно разгу­ливающим по залу, свистящим и завывающим ветром. Внезапно он утих. Еще одна страница перевернулась. Пугающая тишина нависла над этим всеми покинутым ме­стом. Книга была раскрыта на тринадцатой странице.

   Его черные пустые глаза, над которыми нависла еле заметная тень, отбрасывае­мая полями его котелка, лихорадочно забегали по строчкам:

   "...Средь Хаоса первородного всегда существовал Порядок. Тем Порядком были, есть и будут двое бессмертных братьев-создателей. Соединив энергию Хаоса во­едино с разумом, создали они клочок земли среди бескрайней пустоты, в который по­сле вдохнули жизнь: воздвигли горы, наполнили моря, реки, озера, сотворили всех тва­рей живых. Был создан немыслимый каменный диск, несущий на себе все созданное, вокруг него неустанно оборачивались два огромных шара - то были исполнившие предначертанное создатели, утратившие свою телесную оболочку. Один стал белым шаром чистой энергии - воплощением светлой силы, дарующей свет и жизнь миру. Другой - обернулся серым бездушным камнем - вестником гибели и скорби. То стали Солнце и Луна мира сего.

   Тысячелетия прошли. Создатели, несмотря на свой облик и всю разницу меж друг другом, неусыпно хранили созданное ими. Но ничто не вечно, и спокойствие не исключение. В пятнадцатом тысячелетии от начала времен, положенным сотворением мира, произошел первый катаклизм, нарушивший безмерное спокойствие этого клочка земли. Создатели были разделены и подавлялись желания одного другим. Но Ахет, обернувшийся воплощением темной стороны, возжелал быть единоличным хозяином всего созданного и вознамерился уничтожить своего брата Саара, принявшего светлую сторону. Охваченный своим желанием, забыл он главное правило, что свет и тень должны быть едины.

   В пятнадцатом тысячелетии столкнулись Луна и Солнце - событие сие названо было первым перерождением Солнца. В тот час ослепляющая вспышка выжгла часть плодородных земель диска Фенрота, как была названа эта земля. Мощнейший взрыв сопровождал свет - усыпано стало небо тысячами каменных осколков, что стали звез­дами. Ни один из братьев не мог победить в битве той. Столкнувшиеся силы проли­лись на Фенрот, как дождь среди осени. То были осколки разума. Сверкающие и пере­ливающиеся на свету, они падали на землю. При помощи осколков тех, волею судеб просыпанных, были сотворены люди, перенявшие качества, присущие их Творцам, не желавшим их сотворения.

   Но не прошла схватка бесследно. Ранен был Саар, и посему раз в столетие Луна затмевала Солнце, и Ахет нес беды и губительные болезни всему живому, сотворенно­му ими когда-то вместе...

   С тех пор от сего дня сотворенные люди начали свое летоисчисление, а день сей назван был Днем Сотворения... Но не могло сотворение одного пройти без исчезнове­ния другого, ибо таков закон. Последний кристалл разума, коснувшийся земли, не со­творил еще одного нового человека, а уничтожил все живое, что было вблизи него. Си­яющая голубизна его растворилась, и налился он кровью. Почва под ним посерела и омертвела. Кристалл поглотила земля, и началось распространение порчи... Так юж­ная часть континента обрела новое имя - Мертвые Земли...

   Люди, явившие собой воплощения создателей, освоили все среды жизни и весь Фенрот. Всем народам мира того был дарован единый язык, что ускорило прогресс технический. Они покорили природные процессы и явления и даже попытались овла­деть временем. Жажда знаний вела людей в Мертвые Земли. Именно там были освое­ны немногими избранными тайны жизни и смерти, познали они искусство воскреше­ния умерших тысячелетия назад. Но цена знаний была высока... Даже Творцам она не была известна...

   Достигшие многого, люди стали угрозой гибели Фенрота, ибо они выжигали леса, осушали моря... разрушали сотворенное Создателями. Ахет, обязанный, как и его брат, защищать созданный ими Мир, обратился к пути силы и усмирения...

... В день затмения лунный диск залился кровью - ниспослан был на Фенрот ги­гантский огненный шар, грозивший уничтожить все живое. Но светлый Саар, не одо­бривший решения брата, вмешался: в самый момент удара он защитил всех выживших изначальных обитателей Фенрота, в том числе и людей, от чудовищной разрушающей силы. Ослепляющая вспышка света поглотила Фенрот... И представители рода челове­ческого склонились пред мощью Создателей в момент, когда "кровь была смыта с Луны". День сей вошел в историю под именем Великого Катаклизма..."

   Он с треском, пробежавшимся по стенам разрушенного зала и усилившимся, за­хлопнул книгу - она рассыпалась в его руке.

   - Прав! - он с силой стукнул каблуком - по полу поползла новая трещина - и за­лился хрипящим, истерическим смехом. - Всегда был прав! Все изначально было об­речено!

   В правой руке, облаченной в черную кожаную перчатку, возникла из черной дымки трость с серебряным набалдашником и золотым оконечником. Он развернулся и направился в сторону того, что когда-то могло быть воротами, но сейчас представляло собой лишь груду развалин.

   На солнце надвигались тучи. Его блестящие черные туфли, почти не заляпанные грязью, издавали глухой стук при каждом его шаге. Длинный черный плащ развивался за его спиной. Тучи поглотили солнце, нависла тень. В небе зажегся пылающий огненный шар. Он приближался и разрастался.

1
{"b":"556414","o":1}