ЛитМир - Электронная Библиотека

Фридрих Евсеевич Незнанский

Деликатное поручение

Пролог

Этой ночью должно было все решиться. На небе светили звезды, из темноты доносились крики африканских животных.

Если все пройдет благополучно, то меньше чем через три часа они будут в Виндхуке.

Первым делом — в российское посольство. Наверняка все необходимые документы уже готовы. Министр иностранных дел должен был об этом позаботиться.

На машине посольства их доставят прямо к самолету, и никто, ни Кауримо Ритуако, ни Сэм, ни сам черт, не сможет помешать им.

Из посольства надо будет обязательно связаться с Витей Солониным и ребятами из группы выживания. Нельзя допустить, чтобы они подвергались риску.

Но это в последний раз!

Никогда, никогда больше не ввязываться в подобные авантюры! Даже если цели будут самыми благородными.

Но почему же до сих пор не вернулся Майкл?

Александр Борисович посмотрел на часы, они показывали полночь. Значит, Майкл ушел сорок минут назад. Он должен был уже вернуться. Неужели с ним что-то случилось? Он-то здесь совсем ни при чем.

Турецкий перекатился на другой бок и всмотрелся в темноту.

Впереди виднелись силуэты хижин, среди которых своими размерами выделялся дом Сэма. Обычный двухэтажный щитовой дом, но на фоне хижин он выглядел настоящим дворцом.

Они оставили машину недалеко от дороги. В темноте все равно никто не заметит. Отсюда до нее около семисот метров. Бежать недолго.

«Господи, — подумал вдруг Александр Борисович, — но ведь это же чистой воды безумие. На что я надеюсь? На то, что Сэм не проснется? На то, что он не сможет догнать Нас? Но ведь самое паршивое, что Сэм защищает этого мальчика. Может быть, если бы не он, мальчик был бы уже мертв. Нет, никогда больше. Это точно в последний раз».

Впереди послышался шорох, и Александр Борисович сильнее вжался в землю.

— Это я, Саша, — послышался шепот Майкла. — Все нормально.

— Майкл, почему так долго? Я подумал, что-то случилось.

— Если бы что-то случилось, ты бы услышать. Просто я стараться быть как можно более аккуратный.

— Ну что? — нетерпеливо спросил Александр Борисович. — Ты его видел? Ты видел мальчика?

— Да, видеть. Он есть в тот большой доме. Никакой охрана я там не видеть. Он спит на первой этажа. Ты мочь проходить туда через дверь на задняя стена. Я смотреть, там есть засов, но он очень простой открываться.

— Ты хочешь сказать, что мальчик один во всем доме?

— Никакой охрана я там не видеть, — повторил Майкл. — Саша, ты уверен, что хочешь делать так?

— Уверен, Майкл, уверен. Возвращайся к машине и жди меня там. Если услышишь шум, то сразу не уезжай. Иначе за тобой погонятся. Выжди пару часов.

Если меня поймают, скажу, что я один. В Виндхуке иди сразу в российское посольство и сообщи Хмелеву, где я нахожусь. Может быть, он сумеет что-нибудь сделать… А теперь я пойду.

— Саша, — спросил Майкл, и в темноте Турецкий увидел, как блеснули его белки, — этот мальчик на самом деле твой сын?

— Нет, Майкл. Это не мой сын.

— Это сын твоей знакомой девушки?

— Нет.

— Саша, а почему тогда ты делать все это?

— А черт его знает, Майкл, — усмехнулся Турецкий. — Я и сам толком не понимаю.

Прислушиваясь к каждому звуку, Александр Борисович медленно пошел к деревне. Ему казалось, что он производит слишком много шума. Каждый раз, когда под его армейскими ботинками раздавался хруст, он застывал на месте и какое-то время стоял не шевелясь.

Обойдя деревню, он осторожно подобрался к нужному дому. В доме, как и во всей деревне, стояла мертвая тишина.

Александр Борисович заглянул в окно.

Мальчик действительно находился там. Он лежал на низкой кровати, укрытый простыней, и спал.

Если бы он только знал, что за ним пришли! Насколько бы тогда все было проще. А теперь нужно не только не разбудить Сэма, но и не испугать мальчика. Если он закричит, все пропало.

Александр Борисович отодвинулся от окна и подошел к задней двери.

Вот засов, про который говорил Майкл. Турецкий попробовал поддеть его, но ничего не вышло.

Черт! Не хватает еще только провозиться с замком. Майкл сказал, что он открывается легко. Надо было спросить, как именно он открывается.

Александр Борисович предпринял еще одну попытку — и снова неудача.

Главное — успокоиться… Все получится. Только надо успокоиться.

За его спиной раздался шорох, и вдруг Александр Борисович Турецкий со всей отчетливостью понял, что у него за спиной кто-то стоит. Ему показалось, что он чувствует дыхание этого человека на своей шее.

Тогда он повернулся.

Перед ним стоял почти двухметровый африканец с жестким, словно выточенным из камня, лицом.

В руках африканец сжимал автомат.

В следующий момент он резко взмахнул прикладом, и Александр Борисович потерял сознание.

Часть первая

Неожиданное предложение

1

Зима наступила ровно три дня назад. В подтверждение этого факта в ночь на первое декабря выпал снег. И сразу навалило его столько, что руководство Москвы, как обычно, оказалось не готово.

— Мы вывели на улицу всю имеющуюся снегоуборочную технику, — заявил в утренних радионовостях один видный московский хозяйственник. — К сожалению, пока она не справляется. Но мы работаем, — добавил он с такой интонацией, как будто кто-то из зрителей может ему не поверить.

Помощник заместителя генерального прокурора Александр Борисович Турецкий тоскливо посмотрел в окно служебного автомобиля.

Ему было неизвестно, чем в данный момент занимается видный московский хозяйственник, но снегоуборочные машины точно работали. Они двигались через равные промежутки вдоль края дороги, методично загребая снег и выплевывая его в кузова шедших следом за ними грузовиков.

Глядя на снегоуборочные машины, Александр Борисович вспомнил, что в детстве, когда ему было года три, такая машина произвела на него неизгладимое впечатление. И он твердо решил, что, когда вырастет, станет работать водителем именно такой машины. Тогда все остальные ребята из детского сада станут ему завидовать. Еще бы! Вот уж действительно есть чему завидовать!

Впрочем, нынешняя тоска во взгляде Александра Борисовича вовсе не была следствием того, что он так и не сделался водителем снегоуборочного комбайна, а стал помощником заместителя генерального прокурора. Причина была совсем в другом.

Зная особенности и капризы московской зимы, Турецкий разглядывал снежные сугробы и думал о том, что через пару дней, а может быть, даже сегодня вечером непременно случится потепление, а следовательно, весь выпавший снег начнет таять. В результате ходить и ездить по Москве станет проблематично.

Но это бы полбеды. Подлая московская погода никогда не останавливалась на этом и всегда шла дальше. Как только все хорошенько подтает, тут же ударят морозы — и вот тогда-то у водителей, пешеходов и пенсионеров начнутся настоящие проблемы. Именно от этой мысли было тоскливо на душе Александра Борисовича Турецкого.

А еще оттого, что вот уже полтора часа он стоял в пробке.

За это время помощник заместителя генпрокурора успел многое. Он послушал новости на нескольких радиостанциях, потом на каждой из этих радиостанций послушал музыку. После этого Александр Борисович наткнулся на какую-то беседу с гостем студии и целых пятнадцать минут слушал достаточно унылый диспут журналиста с каким-то неизвестным Турецкому собеседником. Было очевидно, что в самом начале передачи этого человека представили радиослушателям, но Александру Борисовичу все-таки показалось странным, что за все время, пока он слушал, кстати, передача ни разу не прерывалась на рекламу, ведущий не удосужился повторить, кто же все-таки находится в студии.

Речь в передаче шла об алмазах. Не столько об их добыче, сколько о криминале, которым эта самая добыча окружена. Самым интересным в этой дискуссии были позиции людей. Приглашенный, как будто совершенно не обращая внимания на все, о чем его спрашивают, монотонно рассказывал о том, что Россия собирается выходить на южноафриканский рынок и чуть ли этот самый рынок не завоевывать. Но ведущий не унимался. Как только в рассказе гостя студии возникала хотя бы секундная пауза, он немедленно вставлял очередной вопрос.

1
{"b":"556727","o":1}