ЛитМир - Электронная Библиотека

открыл малюсенький мешочек, в котором мог поместиться только… комар.

Который, собственно и показался из мешка. Правда, ни пес, ни Барбос и не

разглядели его. А комар сначала извлек недовольно из мешка одну лапку,

потом вторую, а потом и мордашку с комариным своим длинным носиком.

- А че тут ваще происходит? – заправски поинтересовался комар, весь

показываясь из мешка.

Цыпленок что-то простонал, стыдясь комара.

- Не, а че я такого спросил?! – искренне недоумевал комар, оглядываясь

по сторонам и пытаясь определить, где они находятся. – Ну! Ну, че я говорил!

Заблудились же!..

- О, нет… - в один голос простонали взрослые псы, глядя на комара.

- Сиди там, – сказал цыпленок, и попытался лапкой засунуть комара

опять в мешочек.

- Сам там сиди! – возмутился комар, выползая из мешка. – Я уже от

голода пухнуть начал, а там бутербродами пахнет!.. – тут комар громко чихнул

и добавил, – и пылью…

Окончательно выбравшись из мешка, он взлетел вверх, стукнулся о лапку

цыпленка, и с каким-то нелепым возгласом негодования уселся на другой

мусорный бак.

– Ну, вот он я! Весь тута!.. – с забавной гордостью объявил комар так,

будто являлся кинозвездой или известным певцом. – А этот цыпленок

непутевый – друг мой… - сказал он, обиженно кивая в сторону цыпленка.

Его желтенький пушистый друг пристыжено опустил голову.

- Ну, ты же сам сказал, спрячь меня… - стал виновато оправдываться

цыпленок.

- Да! Да, я сказал! Но так это ж не значит, что надо меня в мешок

запихнуть, как сардельку какую-то на пикничок!.. – разобижено надулся комар,

скрещивая на груди маленькие лапки.

- Так я же…

- Так, стоп! – решительно прекратил препирательства старый пес,

порядком утомленный бесполезным шумом, который затеял комар.

И все повернулись к нему.

- Стоп, – повторил он. – Давайте по порядку… Кто такие? Откуда? Зачем?

- Ну-у, дяденька… - протянул комар. – Много будешь знать, плохо будешь

спать… - достал из еще более маленького кармана, чем он сам,

солнцезащитные очки, протер их своей футболкой и надел. – Но если тебя так

мучает, расскажу… Я крут, я очень крут… А этот шалопай со мной – мой друг…

Мы тут ходили, гуляли… А потом я так подумал, и мы решили: а чего бы не

заглянуть в этот маленький миленький городишко!.. Правда, мысль неплохая?..

Цыпленок совсем пал духом, сел на землю и стал тщательно складывать

мешочек, в котором прятал комара, вполуха слушая его бесстыдное вранье.

- А теперь по порядку, и правду! – сказал Барбос, подходя поближе к

комару. – Как зовут?

- Меня - Комарик. А его… - комар усмехнулся. – Ой, да пусть сам скажет!

– махнул он лапой в сторону цыпленка.

Тогда Барбос подошел к цыпленку. Но цыпленок не заметил, напевая что-

то и продолжая складывать мешочек.

Барбос прокашлялся и повторил вопрос. Отчего цыпленок испуганно

вскочил и забился в угол.

- Нет, так дело не пойдет! – возмутился Барбос. – Никто не собирается

тебе вредить! Так что, успокойся, и расскажи нам правду. Возможно, мы

сможем помочь вам. А я так полагаю, не смотря на браваду твоего друга,

помощь вам нужна…

Цыпленок, обнадеженный словами Барбоса, немного успокоился и даже

отошел от стены, в которую испуганно вжался.

- Меня никак не зовут, - грустно сказал цыпленок. – Вернее, нет, меня

цып-цып-цып зовут… А только имени мне никто не давал… - цыпленок

всхлипнул, а комар «подлил масла в огонь»:

- Пф! Потому, что будущему грилю совершенно не обязательно иметь

имя!..

- Если кто-то сейчас же не замолчит, я этому кому-то надеру уши, – тихо,

но грозно сказал пес, и сочувствующе посмотрел на цыпленка. – Продолжай.

Цыпленок благодарно кивнул:

- Только Комарик прав… Я жил в большом-большом домике, который

люди называли курятником, а моя мама-курица - золотой клеткой. Нас было

очень много. Сначала… А потом, когда хозяина прогнали с фермы, где он

работал, мои друзья и мамины подружки стали пропадать. И мама почему-то

стала беспокоиться обо мне очень. А однажды утром она разбудила меня и

велела собираться и уходить. И идти сначала прямо, потом налево… - тут

цыпленок оживленно стал искать что-то в кармашках своего голубенького

комбинезоньчика. – Вот, я даже записал, – сказал он, протягивая Барбосу

бумажку с какой непонятной схемой, состоящей из точек, запятых и стрелочек

разного размера.

Пес кивнул, слушая цыпленка.

- И вот я пошел по дороге, как велела мне мама… Вот…

- Так, теперь что-то более или менее понятно, – подытожил пес. – Ну, а

этот откуда взялся? – спросил он, кивком головы указывая на комара.

- Эй! – возмутился комар. – Я никакой не «этот»! У меня-то как раз имя

есть!

- Вот что, - обратился пес к цыпленку. – Мы тебя будем Цып-цыпом

называть, а ты к нам можешь обращаться, если что. Меня Генерал зовут, а его

- Барбос.

Цыпленок радостно бросился к Генералу, желая благодарно обнять его,

но выше ног не достал и стал растерянно оглядываться. Тогда Генерал

опустил морду, и Цып-цып со всей силы схватился за нос овчарки, обнимая.

- Задушишь же… - пробубнил Генерал, пытаясь высвободить нос из

пламенных объятий благодарного цыпленка.

- Извините… - пропищал цыпленок, отпуская овчарку.

Генерал, встряхнулся, вставая. Комарик спустил очки на нос: то ли, чтобы

выглядеть круче, то ли, чтобы лучше видеть происходящее, будучи весьма

любопытным созданием. Барбос подошел к Генералу, ожидая распоряжений.

Он понял, что теперь, ощущая за всех ответственность, пес не сможет отказать

и поможет найти родителей щенка. И был очень благодарен за это цыпленку,

ведь в какой-то степени это именно его заслуга. Понимал это и сам Генерал, и

тоже был цыпленку благодарен.

А маленький цыпленок просто рад, что теперь у него не только имя

появилось, но и новые надежные друзья. Он застенчиво сунул лапки в

кармашки. Комарик же, наоборот, был недоволен: ведь теперь «крут» был

вовсе не он.

- Вношу предложение, - объявил Барбос. – А пойдемте-ка ко мне, чаю

попьем, перекусим что-нибудь… - сказал он, тайком поглядывая на Комарика,

на которого и была рассчитана соблазнительная речь Барбоса.

Комарик, как и ожидалась, сглотнул слюну, но вслух ничего не сказал. Уж

больно упрямый.

- У хозяюшки моей и варенье для такого случая припасено. А там и

подумаем, как щенку и цыпленку помочь, – сказал Барбос и, не дожидаясь

ничьих ответов, пошел по дороге к дому. Цыпленок посмотрел сначала на

удаляющегося Барбоса, потом на Генерала, а потом и на Комарика, который

не двинулся с места, ожидая, очевидно, особого, личного приглашения. А

затем Цып-цып несмело шагнул вслед за Барбосом. Во-первых, потому, что

был голоден, во-вторых, потому что рядом с ним чувствовал себя в

безопасности, и в-третьих, потому что замерз.

Следом отправился и Генерал. Сам себя убеждая, что причина его

согласия пойти в гости к Барбосу только в разработке плана спасения щенка и

цыпленка.

Вот тут и комар спохватился.

- Эй-эй! – завопил он испуганно. – Вы это куда?! – и ринулся следом за

удаляющимися Барбосом, Генералом и Цып-Цыпом. Барбос и Генерал, не

оборачиваясь, довольно улыбнулись. Кто-то же должен был проучить

маленького зазнайку.

- Эй! Да что ж это такое творится?! – возмущался комар, едва поспевая

за остальными.

- Нужно соблюдать конспирацию, – сказал шествующий впереди всех

Барбос.

- Кон… кон.. Чего соблюдать? – завопил комар, пытаясь догнать

Генерала.

- Конспирацию, – не оборачиваясь, повторил Генерал. – Да, ты прав, –

поддержал он Барбоса, – новеньких нужно держать втайне. Но где мы можем

3
{"b":"557519","o":1}