ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Древнейшие океанские плавания - doc2fb_image_02000002.jpg

Древнейшие океанские плавания - doc2fb_image_02000003.jpg

Древнейшие океанские плавания - doc2fb_image_03000004.png

Древнейшие океанские плавания - doc2fb_image_03000005.png

Книга посвящена интересному и еще во многом загадочному вопросу — океанским путешествиям древних народов. Она начинается рассказом о древнейшем из известных путешественников египтянине Синухете, жившем за две тысячи лет до нашей эры. Затем приводятся сведения об аргонавтах, воспетых прославленным древнегреческим портом Аполлонием Родосским, и о многих других древних океанских плаваниях. Автор сообщает некоторые новые данные, добытые им в многолетних исследованиях. Это делает книгу интересной не только для широких кругов читателей, но и для специалистов.

Художник Г. КЕТОВ

Введение

С глубокой древности человек передвигался по воде быстрее и легче, чем на суше. Реки и моря были для него издавна удобными дорогами. Разумеется, древнейшее мореплавание осуществлялось вдоль берегов, будучи, как теперь говорят, каботажным. Эта особенность древнего мореплавания не могла не влиять на первоначальные человеческие суждения о форме суши и морей и в связи с этим о строении и форме Вселенной.

Реальный географический опыт всегда имел определяющее значение в выработке человеческих представлений о населенном людьми пространстве. Можно не колеблясь утверждать, что в основе любых космологических идей, даже самых туманных и самых фантастических, все же лежит реальный географический опыт.

Таким образом, древние представления о Земле, насколько они прослеживаются по дошедшим до наших дней географическим описаниям, содержащимся в художественных, {5} религиозных или научно–философских сочинениях древних египтян, вавилонян, сирийцев, греков и других средиземноморских народов, основаны преимущественно на опыте мореплавания. Оно гораздо более, чем сухопутные передвижения человека, раздвигало его географические горизонты, позволяя судить более свободно о форме и величине суши и морских просторов.

Совершенно естественно, что наиболее простым обобщением наблюдений над формой земной поверхности является представление о ней, как о плоском диске. Это представление определяется обозримым для глаза горизонтом. В виде диска мы находим Землю на древнейших вавилонских изображениях (восходящих к представлениям III тысячелетия до н.э.), где суша показана в окружении воды, которая изображена в виде огромной таинственной реки, получившей у древних греков название Океана.1) На одном берегу этой реки обитали живые люди, другой же ее берег представлялся недосягаемым и принадлежащим потустороннему миру: на нем обитали умершие предки. Их души как бы переплывали через Океан и переселялись в находящуюся на другом его берегу Страну блаженных (или на расположенные в Океане острова). Подобные примитивные представления о Земле были свойственны различным древнейшим народам, стоявшим на начальных ступенях развития культуры. Они располагали весьма небольшими возможностями передвижения, а поэтому имели очень ограниченный географический кругозор.

Однако древние люди не вовсе лишены были средств сообщения. Их различные изображения (наскальные рельефы, рисунки на глиняных сосудах и т. д.), относящиеся ко II тысячелетию до н.э., убеждают в наличии у тогдашних культурных народов Средиземноморья (эгейцев, египтян, сирийцев и др.) морских гребных и парусных кораблей, на которых могли совершаться уже сравнительно далекие плавания. Развитие мореплавания во II тысячелетии до н.э. определялось развитием производства: в первую очередь нуждами металлургии2) и торговли различными изысканными товарами и предметами роскоши. Археологические {6} находки и древние письменные документы убедительно говорят, что металлы и изделия из них, а также всякого рода драгоценные украшения и экзотические товары перевозились зачастую на большие расстояния. Географическое осмысление пространства, познанного в результате этих плаваний, расширяло и обогащало общие представления о земной поверхности, но далеко не сразу их систематизировало и проясняло.

Географические представления о значительных земных пространствах, насколько они отразились в письменных памятниках II тысячелетия до н.э., оставались еще весьма смутными и неопределенными. Такова, например, география известного древнеегипетского «Рассказа египтянина Синухета», относящаяся к началу II тысячелетия до н.э. и допускающая иногда весьма свободные толкования встречающихся в этом рассказе географических подробностей.

Рассказ египтянина Синухета

Рассказ Синухета ведется от лица автора — высокопоставленного египетского чиновника, бежавшего из Египта в Сирию после смерти фараона Аменемхета I (1991—1972 до н.э.) и прожившего там долгое время. Из этого повествования выясняется, в частности, что египетские предприниматели и торговцы еще на рубеже III—II тысячелетий до н.э. проникали в Северную Сирию и, вероятно, имели там торговые фактории, что подтверждается новейшими археологическими находками в таких пунктах, как Рас Шамра и Тель Атхана.

«Потом я пошел на север и прибыл к стене правителя, выстроенной для отпора азиатам, 3) для поражения проходящих по пескам [т.е. кочевников бедуинов].4) Здесь я согнулся в кустах, чтобы меня не заметили часовые на стене. Ночью я пошел дальше. На рассвете я достиг Петена [местоположение неизвестно] и остановился на полуострове {7} Кемуэра [отожествляется известными египтологами Дж. Брестедом и Б. А. Тураевым с местностью к северу от Суэцкого залива]. Напала на меня жажда, она настигла меня, я задыхался, мое горло пылало, и я сказал: это вкус смерти. Я поднял свое сердце и собрал свои члены, когда услыхал звук блеющих стад; я заметил азиатов. Один из бедуинов, бывавший в Египте, узнал меня. Он дал мне воды, сварил для меня молока. Я пошел с ним к его племени. Со мной обошлись хорошо. Страна передавала меня стране. Я удалился из Библа [древнефиникийский город на восточном берегу Средиземного моря] и пошел в Кедем [район к востоку от Иордании, известный под этим наименованием также и из Библии (Книга Бытия, 29, I)]. Там я пробыл полтора года. Аммиенша, князь верхнего Ретену [древнеегипетское наименование для Северной Сирии и области за рекой Оронтом (современная р. Нахр–эль–Аси)], принял меня и сказал мне: «Тебе у меня будет хорошо, ты услышишь египетскую речь». Это он сказал мне, ибо знал, кто я, и слышал о моих способностях — ему засвидетельствовали это египтяне, находившиеся там у него».5) Не менее интересный рассказ, относящийся приблизительно к тому же времени, что и «Рассказ египтянина Синухета», сохранился на папирусе, приобретенном и опубликованном впервые русским египтологом В. С. Голенищевым в начале нынешнего столетия. Он повествует о путешествии и о кораблекрушении, происшедшем в Красном море или, может быть, даже в Индийском океане:

Рассказ о кораблекрушении

«Я расскажу о случившемся со мною, когда я отправился в рудники царя. Я спустился к морю на корабле в 150 локтей длиной и 40 шириной. На нем было 150 матросов, самых отборных в Египте. Они видели небо, они видели землю, и сердца их были мудрее львов. Они предсказывали бурю раньше, чем она наступила, и непогоду — прежде, чем она появлялась. Буря разразилась, когда мы еще были в море и не успели причалить. Налетел ветер и поднял волны до 8 локтей. Я схватил пучок дерева, а все бывшие на корабле {8} погибли. Никто из них не спасся. Меня волна выбросила на остров. Здесь я оставался три дня один, имея спутником только собственное сердце. Я заснул в кустах, и тень объяла меня… Я услыхал звук грома и подумал, что это рокот волн. Деревья трещали, земля содрогалась. Я открыл лицо и увидел, что. идет змей в 30 локтей, с бородой более чем в два локтя… Он сказал мне: «Не бойся, не бойся, малый, не беспокойся… ты проведешь здесь месяц за месяцем, пока не окончишь внутри этого острова четыре месяца. Тогда из столицы прибудет корабль; на нем будут матросы, которых ты знаешь… Я царь Пунта… мне принадлежит мирра и благовонные масла… их много на этом острове…»

1
{"b":"558054","o":1}