ЛитМир - Электронная Библиотека

Линси Сэндс

Бессмертный охотник

Над переводом работали:

Переводчик: Lfif

Редакторы: Darya (1–9 главы), дарьяна (9-19 главы)

Дизайн: Lesik

Перевод сайта http://ness-oksana.ucoz.ru/

Пролог

— Ну почему так долго?

Деккер Аржено Пиммс оторвал скучающий взгляд от своих рук, услышав вопрос Гаррета Мортимера. Он наблюдал, как блондин нервно вышагивает перед ним, делая, по всей видимости, уже не первый круг.

— Я уверен, что они скоро будут.

Когда Мортимер просто проворчал и продолжил в том же духе, Деккер откинул голову на темную кожаную кушетку и закрыл глаза, казалось, будто комната наполнена беспокойством и тревогой, и ему хотелось быть где-нибудь подальше отсюда. К сожалению, это был его дом. В это время он должен был быть в отпуске, который вылетел в трубу после первого же телефонного звонка: на третий день Люциан, его дядя, но, что еще важнее, Глава Совета бессмертных и его босс, позвонил с новостью о нескольких нападениях на смертных в его районе. Два представителя Совета направились на север, чтобы найти преступника. На вопрос, мог ли Деккер им помочь в поиске с предоставлением своего дома в качестве временного штаба, он как идиот ответил «да».

Деккер поморщился от собственной глупости, но выбора особо не было. Он также был частью Совета, своего рода охотником. Его работа заключалась в том, чтобы выследить отступника, который угрожал благополучию не только смертных, но и их народа. Если не брать много крови, то шанс серьезно навредить человеку при укусе довольно мал, но даже такое нападение ставило под удар всю расу бессмертных: увеличивался шанс обнаружения их существования. Поэтому, сразу после появления банков крови, кусать смертных в Северной Америке стало запрещено, ну, конечно, за исключением чрезвычайных ситуаций. К сожалению, некоторые предпочитали старые пути и продолжали рисковать, подвергая опасности их всех, питаясь, как они это назвали, «от дойной коровы». Те немногие, кто это делал, для безопасности остальных были найдены и ликвидированы охотниками, такими как Деккер и Гаррет Мортимер.

Большую часть времени Деккер получал удовольствие от своей работы, защищая свой народ и смертных от отступников, однако, сейчас это был не тот случай. Его отпуск пострадал ни за что, они провели последние две недели в поисках бессмертного, который, как оказалось, не был тем, кто им нужен.

Он открыл глаза и повернул голову, чтобы посмотреть на предполагаемого «преступника», сидящего на противоположном конце кушетки. Стройный темноволосый человек, который называл себя Грантом, хотя Деккер даже не потрудился узнать, было ли это его имя или фамилия. Он был слишком раздосадован, так как в итоге его вызвали из-за некого офисного сотрудника, работающего в «Банке крови и плазмы Аржено», который поссорился с Грантом и сознательно задерживал поставки крови, что вынудило второго питаться смертными между поставками. Это определенно была чрезвычайная ситуация, что оправдывало Гранта, который беспокойно грыз ногти и выглядел столь же взволнованным, как и Мортимер. Деккер не винил их в этом, поскольку перспектива предстать перед Люцианом Аржено была довольно пугающей. Глава Совета был одним из самых древних бессмертных и довольно жестко придерживался своих убеждений.

— Может быть, я должен пойти и посмотреть все ли нормально, — пробормотал Мортимер.

Деккер переключил свое внимание обратно на светловолосого мужчину, когда тот остановился перед ним, и покачал головой:

— Не очень хорошая идея, мой друг.

Мортимер нахмурился, недовольно хмыкнул и снова начал ходить взад-вперед, то и дело бросая взгляд на лестницу в конце комнаты. Деккер знал, что спокойствие не продлится долго, поэтому не особо удивлялся, что Мортимер с трудом держит себя в руках: уж очень сильным было его желание подняться на верх к Саманте. Деккер понимал его чувства, ведь он поступил бы точно так же, если бы эта женщина была его парой.

Он вновь устало закрыл глаза, думая, что единственной хорошей вещью, которая вышла из всей этой охоты, было то, что Мортимер нашёл Саманту. Для любого из их вида найти спутника жизни — всегда радостное событие. Это было просто ужасно, что женщина Мортимера происходила из человеческой семьи, в которой после смерти родителей, три сестры остались одни без поддержки своих родственников. Это означает, что Саманта ради сестер может отказаться быть превращенной, так как должна будет исчезнуть из их жизни через десять лет, чтобы не показать тот факт, что не стареет. Из-за этого решения она была сейчас наверху, допрашиваемая Люцианом, а Мортимер медленно сходил с ума, ожидая прояснения по поводу его будущего.

Если Люциан решит, что она не представляет угрозы ни для одного из народов, то Саманта сможет остаться с Мортимером без превращения. Но, если этого не случится, Саманте придется либо согласиться на превращение, либо ее память будет стерта, и она не будет помнить, что встречала вампира, в настоящее время протирающего дырку в ковре гостиной Деккера. Мортимер же будет помнить все, в том числе и любовь, которую он нашел и потерял, и больше никогда не сможет находится рядом с Самантой из-за страха, что сможет воскресить ее воспоминания о времени, проведенном вместе с ним. Пережить что-то подобное, как пройти все круги ада, и Деккер искренне надеялся, что сам никогда не столкнется с подобной ситуацией.

Низкий стон заставил его открыть глаза — Мортимер прекратил шагать и теперь мрачно пожирал глазами лестницу. Испугавшись, что мужчина достиг предела и уже собирается совершить какую-либо глупость, о которой потом бы определенно пожалел, Деккер попытался отвлечь его и спросил:

— Я слышал, что ты возможно возглавишь новую штаб-квартиру?

Мортимер оторвал взгляд от лестницы и пожал плечами.

— Когда Люциан встретил свою спутницу жизни, он обнаружил, что неудобно использовать свой собственный дом в качестве штаба, когда мы работаем на его территории. Поэтому новый штаб был решением — он купил ещё один дом неподалеку, в окрестностях Торонто, и предложил работу по управлению им мне.

Деккер кивнул, делая вид, что не подслушал их разговор и уже в курсе всех дел:

— Это позволит тебе всегда находиться рядом с Самантой.

— Да, — Мортимер вздохнул и добавил с горечью: — Если нам позволят быть вместе.

Деккер нахмурился, коря себя за непонимание, что этот разговор приведет обратно к Саманте и возникшим проблемам. Он пытался придумать что-нибудь, о чем еще можно поговорить, когда услышал звук отодвигаемого кресла по деревянному полу над головой. Затем последовали мягкие шаги по ковру.

— Похоже, они закончили разговор.

— Слава Богу, — пробормотал Мортимер, но Деккер не мог не отметить, что это не успокоило его друга, наоборот, мужчина стал еще более напряженным, боясь услышать вынесенный приговор.

Деккер посмотрел в сторону лестницы, наблюдая, как сначала появилась Саманта, а за ней спускался Люциан. Он не стал смотреть на своего дядю, по каменному выражению лица которого все равно ничего нельзя было прочесть. Вместо этого он сосредоточил внимание на Саманте, но она была столь же бесстрастна, как и мужчина позади нее, скорее всего в силу ее специализации — она была юристом. Он подумал, что подобная маска пришлась бы там как нельзя кстати, и попробовал прочесть ее мысли: смятение, гнев и облегчение. Люциан в своей властной и устрашающей манере объяснял Саманте, что наказанием за разглашение тайны о присутствии бессмертных в мире людей будет смерть. Но в конце концов он согласился, что она может остаться с Мортимером в качестве спутницы жизни без обращения. Деккер обнаружил также, что Люциану удалось убедить ее уйти из юридической фирмы и перейти на работу сотрудником в их организацию. Он очень удивился, потому что до встречи с Мортимером, ее карьера в престижной юридической фирме была просто центром вселенной. К счастью, за последние две недели она поняла, что ей наплевать на работу, и, хотя Саманта не была готова отказаться от своих сестер, она бросила свою человеческую жизнь, чтобы быть с Мортимером. Помогло конечно и то, что Люциан убедил ее помогать в решении юридических вопросов, которые оставались после выслеживания и нейтрализации очередного отступника. В нынешнем мире средств массовой информации люди не могут просто исчезнуть в никуда, даже бессмертные.

1
{"b":"558106","o":1}