ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Предисловие

Призрак бродит по Европе. И по Азии, и по Америке, — добавим мы.

После десятилетий рейгановско-тэтчеровской реакции, когда типичный диктатор на содержании, Пиночет, признавался положительным культурным героем, когда так называемая стим- и киберпанк-фантастика, предшественница нынешних альтернативных историй выставляла революционеров полусумасшедшими уголовниками, а промышленных лордов — прометеями… Да что там, все мы это видели, читали и полагали последним словом постиндустриального прогресса.

Прогремевшее повсюду Оккупай-движение, избрание Джереми Корбина лидером английских лейбористов и кампания Берни Сандерса по вступлению в американскую президентскую гонку демонстрируют, что в самых развитых странах Запада угнетенные классы не удовлетворены существующей системой и готовы продолжить борьбу за равноправие и справедливое распределение общественного богатства.

Призрак бродит повсюду, от Венесуэлы и Украины до Курдистана и США. Пусть не везде одинаково верна его поступь. Если в непризнанных республиках стремление к народному самоуправлению подменено затхлым идеалом «русского мира» и скуплено олигархами — мы верим, что в этом противоборстве народ еще не сказал последнего слова!

Мы помним погибших и продолжающих борьбу за народную власть товарищей. И смотрим в будущее с уверенностью, основанной на марксистском понимании общественно-политических процессов.

Как коммунисты мы безусловно выступаем за научный и социальный прогресс. Сменяемость власти прогрессивнее и демократичнее, чем авторитаризм, в том числе путинский. Однако борьба за сменяемость одних капиталистов другими не должна превращаться в главную цель и подменять классовую борьбу. Правящий класс всегда найдет способ купить, реорганизовать и подмять под себя любое, самое благонамеренное правительство, как показывает пример «Сиризы» в Греции. Если либеральная оппозиция борется за то, чтобы продажные чиновники не мешали свободному развитию бизнеса, коммунисты не должны упускать из вида, что и те и другие – лишь паразиты, эксплуатирующие трудящихся, и различаются только стратегией эксплуатации.

Перефразируя одного из блогеров: «Мы не за Путина и не за сменяемость власти. Мы за вечную народную власть!»

Одно из главных заблуждений, препятствующих осознанию своих интересов трудящимися, — это наивная вера в то, что при «правильном капитализме» каждый может стать мелким предпринимателем, хозяином своего дела.

Разумеется, объективные законы концентрации капитала не допускают существования республики мелких лавочников в 21-ом веке. Мы давно живем в мире торговых сетей и аграрно-промышленных консорциумов, мультинациональных корпораций и аутсорсинга. Очарованные «приличными европейскими странами» мелкие российские буржуа не замечают, что благополучие этих государств основывается на эксплуатации третьего мира; что социальные гарантии, отвоеванные рабочими и крестьянами в нелегкой борьбе, съеживаются как шагреневая кожа; что обнищание пролетариата и безработица растут повсюду; что Европейский союз без границ трещит под натиском миллионов беженцев из разрушенных им же ближневосточных стран; что в отсутствие активно действующих коммунистических партий и движений образовавшийся на «освобожденных от диктаторов» территориях вакуум быстро заполняется бандами пещерных религиозных фанатиков.

Поистине, с каждым днем становится яснее, что социализм или варварство — вот истинная дилемма нашего времени. Конкурентная борьба всех против всех, будь то патриархально-взяточническая модель периферийного капитализма или прикрытая красивыми фразами о равноправии и свободных выборах борьба лоббистов соперничающих бизнес-кланов, на самом деле не противостоит наступлению средневековой разрухи и хаоса в бывших развивающихся регионах и остатках соцлагеря. «Золотой миллиард» умело использует исламистов и националистов в собственных интересах, разделяет и властвует.

Ворюги и кровопийцы не враждуют, а прекрасно дополняют друг друга. Выбор между ними — типичная ловушка для политически близоруких людей.

И все же, возможно ли, что заканчивается долгий период контрреволюций?

Люди начинают осознавать, что разделяет их — и что объединяет. Что враг — это бедность, война, невежество и всевозможные виды клерикализма. Что будто бы невинные фантазии консерваторов представляют огромную опасность в социуме, овладевшем электромагнитной и ядерной энергиями, но по-прежнему не способным накормить и вылечить своих граждан.

За фасадом так называемого общества потребления, показавшего полную несостоятельность, зреют новые силы обновленной коммунистической идеи.

«И где-то внутри этого только что закончившегося пятидесятилетнего периода историки будущего произвольно проведут условную черту и скажут: "С этого момента начался развал Галактической Империи".» (А. Азимов, «Основание»).

Наш долг как редакции альманаха коммунистической фантастики — показать эти общественные процессы отраженными в творчестве и публицистике русскоязычных и зарубежных авторов.

Ия Корецкая

Проза

Александр Харченко

Прыжок к свободе

Когда Малик и Ван-Суси объявили об окончании своих экспериментов с капсулой проникновения, человечество буквально рвалось изнутри. Таких конфликтов земная история не знала столетиями.

И в самом деле, теория темпорального перехода не давала однозначного ответа на пресловутый вопрос о «парадоксе бабочки». Малейшее вмешательство в прошлое Вселенной могло привести к неостановимому изменению мира; всё, существовавшее ныне, могло навеки исчезнуть — не погибнуть, не раствориться, а просто перестать существовать во времени. И хотя наблюдаемые физические явления в зонах естественной турбулентности течения времени позволяли объявить эти опасения предрассудками, хотя современная теория информации давно уже позволила раз и навсегда избавиться от однозначности в понимании вопросов причинно-следственной связи — страх оставался. Ещё бы; ведь на карту была поставлена история Земли, в том числе история её последних веков, времени единства и коллективного труда всего человечества.

Поэтому, как только стало возможным натурное испытание первой (и, возможно, единственной) капсулы проникновения, предупреждающие голоса посыпались со всех сторон:

— Человечество Земли слишком совершенно, чтобы рисковать им! Это плод не только миллионов лет эволюции, но и тысячелетий наших отчаянных попыток преодолеть несовершенство общества. Рискуя изменить нашу историю, мы рискуем всеми теми реальными достижениями, которые есть уже сейчас в наших руках.

Эта позиция, разумная и взвешенная, не выходила, в общем-то, за рамки парадигмы научного и общественного развития, принятой на Земле. Однако же сама категоричность подобной постановки вопроса, особенно со стороны старшего поколения, внезапно вызвала в обществе постепенно нарастающий отпор.

— О, совершенные! — иронически возглашали сторонники эксперимента. — Вы постигли своей непревзойдённой мудростью все возможные пути человечества, вы берётесь определять их, согласно заветам предков, ныне, присно и во веки веков! Нас же беспокоят не столько научные открытия и теории, сколько реальная возможность помочь людям прошлого. Сами они не смогли выпутаться из тисков страдания, в которые загнали их не познанные вовремя исторические закономерности! Не должны ли теперь мы, их благодарные потомки, в своём всемогуществе и совершенстве помочь нашим предкам преодолеть исторические кризисы, по крайней мере, с меньшим ужасом и болью?!

Такая постановка вопроса породила в обществе двойной резонанс. — Мало того, что вы предлагаете целой цивилизации — миллиардам разумных существ! — рискнуть собственным существованием ради призрачной цели! Кто, в конце концов, возьмётся поручиться, что ваше вмешательство не приведёт к ещё большим жертвам и ужасам на историческом пути?!

1
{"b":"558368","o":1}