ЛитМир - Электронная Библиотека

Сергей Каменков-Павлов

Проект «Парадокс»

Посвящается моей маме, а также

Ксении Г. и Наталье Ч., которые

всегда давали мне отличного пинка,

когда я ленился, боялся и отчаивался.

Эта книга случилась благодаря вам.

Пролог

13 июня 2080 г.

КНР, Тибетский автономный район

Монастырь Ганден

08:32

Назойливые мухи не мешали монахам распевать мантру. Люди в оранжево-красных одеждах напоминали изваяния. Горный ветер овевал их лица и трепал шерсть безмятежно бродящих по территории монастыря животных. Изящная разноцветная пагода административного здания блистала в лучах яркого солнца. Основное здание было белым, зато два верхних яруса были покрыты позолотой и ярко блестели.

Монах Лан дождался окончания молитвы и, улыбнувшись, пошел наверх, к храму. Его разум был занят мыслями о справедливости философской системы Йогачара. Суть этой системы сводилась к тому, что все окружающее адепта нереально. Существует лишь сознание, которое и формирует реальность. То есть он, Лан, и есть единственный реальный познающий субъект этого мира. Осознавать подобное было приятно. Но если это так, то почему учитель Ладакх и наставник Дзу знают больше его? Почему они гораздо умнее, мудрее Лана? Или же на самом деле Лан мудрее всех, раз, повинуясь воле его сознания, учитель Ладакх и наставник Дзу оказались в этой реальности?

Лан развернулся посмотреть на собратьев и наставника Дзу, чтобы их вид помог ему решить эти важные вопросы. От внутреннего диалога Лана оторвал странный визуальный образ – белый инверсионный след, возвышающийся над горой. Очень быстро монах понял, что произошло нечто страшное – в тибетских горах не было космодрома, зато были пусковые шахты китайских ядерных ракет. Его собратья продолжали петь мантру. Казалось, их совершенно не заботил факт применения оккупантами оружия массового поражения. Лан зажмурился и снова открыл глаза. Инверсионный след никуда не исчез. «Значит, не на все я могу повлиять…» – мрачно подумал он. Ему навстречу шел учитель Ладакх, настоятель монастыря.

– Учитель, – окликнул его Лан.

– Да, слушаю тебя, Лан. Что ты хотел?

– Вы видели это?

– Видел. Судя по тому, как долго не исчезает этот след, китайцы осуществили запуск межконтинентальной баллистической ракеты. Возможно, это просто испытания и не стоит паникова…

Учитель Ладакх не успел закончить свою мысль, как еще два металлических монстра, прочертив в небе белые линии, вынырнули из-за горного хребта и устремились в атмосферу.

– …что ж, посмотрим правде в глаза, это не испытания. Это начало конца нашего мира. Во всяком случае, такого, каким мы его знаем. Но паниковать все равно не стоит. Колесница Махаяна способна вместить всех, ну а эти события заметно продвинут нас по пути бодхисатвы. Ведь если человечество уничтожит себя вместе с миром, то не нужно будет дожидаться спасения и просветления живых существ – их просто-напросто не останется. Что, в свою очередь, означает переход в Нирвану в качестве бодхисатв для всех, кто дал обеты. Для тебя и меня в том числе, – на этом он грустно улыбнулся.

– Не знаю, учитель, мне жалко этот мир. Он несовершенен, но заслуживает большего.

– Он заслуживает ровно того, что с ним происходит. Не больше и не меньше. Рекомендую тебе провести оставшееся время в молитве.

Учитель и ученик сели на землю и обратили взгляды к солнцу. По щеке Лана скатилась крупная слеза. Ладакх выглядел спокойным и задумчивым. Яркая вспышка надземного термоядерного взрыва затмила солнце – и… Лан проснулся. Он лежал на холме в неудобной позе, рука затекла. Видение было слишком реальным, слишком… Огромный тигр лизнул его лицо, вырвав из оцепенения, и вальяжно отошел. Лан вытер щеку рукавом и побрел к монастырю.

Глава I

Историческая справедливость

16 августа 1593 г.

Корабль британской Ост-Индской компании «Бонавентур»

Мачты корабля скрипели, а паруса трепетали, жадно ловя ветер. Лениво покачиваясь, корабль Британской Ост-Индской компании «Бонавентур» подходил к индийской земле. Величественный галеон, успевший побывать флагманом сэра Фрэнсиса Дрейка в атаке на Кадис, а ныне выкупленный молодой и активно развивающейся компанией, разрезал волны, устремившись к мысу Коморин. Отодвинув блюющего прямо на палубу матроса, сэр Вильям Поттер с волнением подбежал к борту. Похоже, разведывательно-дипломатическая миссия увенчается-таки успехом. Торговля – истинный двигатель прогресса, а вовсе не война. Сэр Вильям Поттер, краснолицый, слегка одутловатый пятидесятилетний торговец, был убежденным пацифистом. Респектабельный купец был одним из подписантов петиции к королеве Елизавете I о разрешении создать Ост-Индскую торговую компанию. Елизавета взяла паузу, предложив, однако, провести рекогносцировку. Получив в дополнение к финансированию экспедиции рыцарский титул, Поттер вместо того, чтобы отсиживаться в Лондоне, как он изначально планировал, взял на себя функции представителя компании на одном из трех кораблей, отправившихся из Торбея 10 апреля 1591 года.

Земля, бывшая еще каких-то шесть часов назад лишь точкой на горизонте, медленно разрасталась. Росло и волнение Поттера. Что ждало его в этом месте? Шансы на то, чтобы поспособствовать воплощению в жизнь грандиознейшего торгового прожекта, примерно равнялись шансам сложить голову на индийских берегах. Поттер ненавидел конфликты и терялся в ситуациях, которые требовали принятия жестких решений, – его торговые успехи были связаны не с навыками руководителя, а с уникальным чутьем и продуманными решениями. К Поттеру подошел капитан корабля:

– Волнуетесь, сэр Вильям?

– Да, мистер Бейл. Есть немного. Можно одолжиться у вас табаком?

– Вы, что, забыли, сэр Вильям? Я же не курю, – удивленно воззрился на него капитан. Он был одним из немногих флотоводцев, которые не брали в рот трубки, и обладал неплохими светскими манерами (тут Поттеру повезло: общаться с матросами было очень сложно из-за их неотесанности). Впрочем, на этом уникальность Бейла заканчивалась – как и подобало морскому волку, он пил ром бочками, обладал луженой глоткой, любил грязно ругаться и раздавать затрещины личному составу.

– Точно, простите… Простите…

– Все будет хорошо, не волнуйтесь. Встанем лагерем на два дня, пополним запасы пресной воды, начертим карту, наладим контакт с местным населением и поплывем дальше. Через полгода уже будете попивать эль в Лондоне.

На берег сошли через сутки. Матросня пошла организовывать шалаши из пальм для ночевки, а навигаторы увлеченно чертили карты. Местного населения не было, или они решили, что для контактов время еще не настало.

Сэр Поттер маялся бездельем, что, впрочем, и было его основным занятием в течение всего вояжа, как вдруг у него в голове замаячила навязчивая, ужасно навязчивая идея. Он подошел к капитану и спросил:

– Мистер Бейл, можете отрядить мне в партию двух головорезов?

– Зачем это? – удивился капитан.

– Там, за рекой, странные отблески. Хочу проверить.

– Известное дело, молния ударила в дерево, оно и тлеет.

– И все равно, я бы посмотрел.

– Ладно, сходите, развейтесь, – пожал плечами Бейл, – возьмите Большого Тома и Фрэнка.

Поблагодарив капитана, Вильям пошел искать здоровенного детину Тома и его вечного собутыльника Фрэнка.

Странности начались почти сразу же. Отойдя буквально на 200 футов[1] от стоянки, троица перестала слышать смех и разговоры из лагеря. Это было неожиданно. Свет от лагерного костра и шум моря позволяли довольно легко ориентироваться на местности, пункт их назначения – непонятные всполохи в ночном небе – тоже просматривался отлично, а вот какое-либо присутствие людей как будто было стерто, вырезано из реальности. Поежившись, Фрэнк предложил вернуться, но сэр Вильям был крайне настойчив. Он сказал, что возвращаться придется не раньше, чем они дойдут до странного места. Мысли его путались, их затмевала одна цель – дойти до пещеры. Какой еще, к черту, пещеры? Почему-то он был точно уверен, что они должны зайти в пещеру. Откуда пещере быть посреди джунглей? Поттер ускорил шаг. Том начал усиленно и нарочито громко хвастаться какой-то портовой девкой, которая научила его всяким кунштюкам, однако Вильяму было не до этого. Пещера. Внутри пещеры его ждет приз. Величайший приз за всю его жизнь. За все существование его рода. За все существование Англии.

вернуться

1

  Фут – английская мера длины, 1 метр = 3,28 фута.

1
{"b":"560367","o":1}