ЛитМир - Электронная Библиотека

Иван Сергеевич Собченко

Казаки долго не живут

Медвинцам, землякам посвящается.

Глава первая

I

Шел 1693-ий год, 27-ое февраля. Король Польши и Великий князь Литовский Ян Собеский пригласил к себе на встречу украинских полковников: Фастовского, Винницкого, Брацлавского и Корсунского полков. Приехали на встречу только полковник Винницкого полка Самусь Самуил Иванович и Корсунского полка Искра Захар Юрьевич. Семен Палий (полковник Фастовкого полка) расценил эту встречу, как уготованную для него западню и не приехал в Варшаву. Не приехал по болезни на встречу и полковник Брацлавского полка Андрей Абазин.

В зале приемов находились король Ян Собеский, коронованный гетман С. Яблоновский, бывший королевский комиссар С. Дружкевич, региментарь Б. Вильга и секретарь короля Д. Вильчек.

Секретарь объявил:

– Полковник Винницкого полка Самуил Иванович Самусь.

Дверь распахнулась, и в залу вошел Самусь, а с ним два члена его войсковой старшины. Все трое приблизились к трону.

– Можно объявить, – распорядился король.

Королевский секретарь стал громко читать универсал:

– Назначить полковника Самуила Ивановича Самуся гетманом Войска Запорожского на Правобережной Украине. Вручить ему войсковые клейноды: печать, булаву и бунчук.

После объявления универсала заговорил король:

– Ваш героизм в венской битве, в походах против Крымского хана побудил нас назначить вас гетманом Войска Запорожского. Мы верим Вашей надежной и безотказной нам службе.

Коронованный гетман обратился к королю полушепотом:

– Не верю я в искреннюю службу полковника Самуся. Может быть, лучше назначить гетманом Войска Запорожского на Правобережной Украине полковника Фастовского полка Семена Палия?

Король ответил:

– Что касается Самуся, то казаки долго не живут, его служба в воле Бога и нас. А Палий опасный полковник, он днем и ночью во сне видит единое на Украине гетманское государство под покровительством московского царя. Нас гетман Потоцкий предупредил, что Палий пытается идти следами Богдана Хмельницкого и зажигает факел холопской войны.

Король разрешил гетману Самусю и членам его войсковой старшины выйти из зала.

II

Самуил Иванович Самусь, запорожский казак, на Правобережную Украину пришел летом 1684-го года. Он прибыл на Правобережье сам, и привел с собой опытных запорожцев по призыву короля Польши развернуть казацкие полки.

Тогда массовый переход казачества на обезлюденный в результате многолетних войн «правый берег» Днепра осуществлялся на основании призывных универсалов польского короля Яна Собеского, который собирал казаков вокруг идеи борьбы с Османской империей и Крымским ханством.

В феврале 1685-го года сейм Речи Посполитой утвердил специальную конституцию-постановление о возвращении украинскому казачеству «их исконных вольностей, свобод и привилегий» и разрешение занимать опустошенные земли Правобережья. Таким постановлением воспользовался Самусь, который отважился возродить из пепла Винницкий (Кальницкий) полк Правобережной части Украины некогда единого украинского гетманства. Через три года, в 1688-ом году, волынская шляхта уже отмечала на своем сейме, что «казаков неисчислимый счет в Киевском и Брацлавском воеводствах». А в 1692-ом году польские чиновники жаловались, что Самусев полк густо заселен, а, следовательно, там могут прибегнуть к «противлению».

Целенаправленные усилия Самуся привели к тому, что в 1689-ом году Винницкий казацкий полк под его руководством насчитывал около тысячи человек, из которых 164 казака входили в реестр украинского войска, которое подчинялось Речи Посполитой. Старшина полка состояла из есаула, писаря, хорунжего и обозного, а также трех сотен, сотенных есаулов и хорунжих. В октябре того же года 93 казака во главе с Самусем принимали участие в одном из многочисленных военных походов польской армии во главе с коронным гетманом С. Яблоновским.

А вообще с 1686-го года полк Самуся несколько раз принимал участие в большинстве военных операций армии Речи Посполитой против Османской империи и зависимого от нее Крымского ханства. Именно с самусевскими казаками королевский комиссар С. Дружкевич в сентябре 1691-го года овладел прочно укрепленной турецкой крепостью Сороки. В 1692-ом году 700 конников во главе с Самусем опять помогали полякам удержать этот важный оборонительный пункт на территории Молдавского княжества. В 1691-ом году казаки Самуся самостоятельно ходили на Белгород, взяли у «турок телег 50 и самих турок немало».

Надежность и безотказность полковника Самуся по военным делам побудила Яна Собеского назначить его гетманом Войска Запорожского на Правобережной Украине.

III

Товарищ Самуся Семен Филиппович Палий родился в начале 1640-ых годов в городке Борзна на Черниговщине в казацкой семье. Фамильное прозвище его было Гурко.

Был у него брат Федор, владевший наследственною землею близ города Борзны. В Батурине у него с братом был общий дом. Образование получил в Киево-Могилевской коллегии. Потом он был записан в «компут» казаком Нежинского полка. Впоследствии находился на Запорожье, где быстро завоевал авторитет среди казаков и получил прозвище Палий. Во время пребывания в Сече он приобрел большое к себе уважение. Его избрали куренным атаманом, хотели и кошевым, но нельзя было – слишком уж молод. Да Палий и сам за чинами не гнался.

Служил у П. Дорошенко. Когда польское правительство объявило о формировании казачьих полков, Палий вместе с несколькими сотнями запорожцев основал основной полк с центром в городке Фастов. Под его управлением находилась территория бывших Белоцерковского, Каневского, Чигиринского и Уманского полков, тоже некогда единого украинского гетманства.

Палий был женат и имел дочь, которая в 1677-ом году вышла замуж за Танского, который впоследствии, лет через двадцать, сделался полковником белоцерковским, а потом киевским.

Палий проживал в Фастове, который ранее принадлежал католическому епископу и был уступлен Палию ввиду необходимости казацкой силы на время ведения войны с басурманами.

Однако земли, подвластные Палию, стремилась вернуть себя и шляхта. Казацкие обычаи мешали распространению барщины, что вызывало конфликт со шляхтою, и дело дошло до открытого противостояния. Ситуацию обострило заключение «Вечного мира» между Польшей и Москвой, по которому Правобережье оставалось в составе Речи Посполитой.

В 1689-ом году Семен Палий с отрядом казаков напал на Немиров, убежище пропольского гетмана Гришко (Григория Ивановича Драгинича), который хотел арестовать Палия. Однако взять город не удалось. И с этого момента Палий начал открытое противостояние с властью.

IV

Теснимый отовсюду и потерявший надежду усидеть в своей Фастовщине, он пришел к мысли, что ему крепче будет не под польским королем, а под русским царем, и Палий стал просить царя о принятии его в русское подданство. Но московское правительство, боясь нарушить мир с Польшей, отклонило просьбу Палия. За Палия ходатайствовал сам гетман Мазепа, в душе ненавидевший славного полковника, но и хлопоты Мазепы были напрасны. Мазепа писал в Москву, что Палий, отчаявшись, может уйти к татарам, и тогда за ним уйдут и запорожцы. Палию писали по этому поводу из Москвы, предлагали перейти на Запорожье, тем же путем возвратиться на Левый берег. Но Палий сам не хотел идти на Запорожье. Он говорил: «На Запорожье идти мне не хочется, хотя войско два раза туда звало меня и предлагало кошевое атаманство, однако, я, привыкши к городовому житью, идти на Сечь не желаю, потому что, пришедши туда, в низовое войско, должен буду делать то, чего войско захочет. Лучше мне еще в Фастове до времени держаться, нежели вдруг неведомо куда оттуда уходить. Жаль мне сильно расставаться с этим местом не только потому, что здесь много домоустройства моего, пространное поле хлебом засеяно, но и потому, что взял это место пустое и населил его не польскими подданными, а частью из казацкого войска запорожского, частью из волохов. Построил церкви Божии, украшения устроил, «чего непригоже покинуть». Кроме того, Палий не хотел еще идти в Сечь и потому, что считал грехом и позором оставлять в Фастове на пагубу своих людей, которые, имея жен и детей, не могли идти в Сечь, оставаясь же в Фастове без Палия, неминуемо должны были погибнуть от ляхов, власть которых не хотел Палий признать над собой.

1
{"b":"560582","o":1}