ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Виталий Сергеевич Сидоркин

ЛУННЫЙ МАЛЬЧИК

Давным-давно, где-то пять тысяч лет назад, на земле жили древние люди. Эти древние люди очень боялись того мира, в котором они жили. По ночам в древнем мире было особенно холодно, темно и страшно. Люди прятались в своих жилищах и боялись. Они умели делать свой свет и тепло из дров, которые они поджигали у себя в жилищах и получался очаг. Но этого было так мало...

Но не только людям на земле было плохо. На Луне тоже было темно и страшно. И поэтому там очень тоскливо жить. А жить там пришлось одному мальчику. Он сидел в одном из лунных кратеров и плакал. Когда не земле внизу был день, мальчику не было так одиноко. Он мог разглядывать сквозь лупу людей, живущих на земле. Но когда землю скрывала ночь всё больше хотелось плакать. Однажды мальчику стало так тоскливо и одиноко, что он плакал очень сильно, прямо как девчонка. И слёз было так много, что на Луне им не хватило места, и они полились на Землю. И на Земле пошел дождь.

Так уж получилось, что на земле до той ночи зимой дождя никогда не бывало. На Земле скучала девочка, которая умела летать. У неё за спиной были маленькие крылышки, и она могла подняться до самого неба. Она могла бы долететь до самого солнца, но боялась не долететь. Она тоже была очень одинока: люди не любили её. За её маленькие крылышки её всюду гнали, и все-таки ей удалось убедить пускать её на ночь к очагу погреться одну семью. Эти люди хотя и гнали её днём подальше от хижины, заставляли много работать за ночлег, но хотя бы ночью она могла быть среди людей, греться у их очага.

В ту ночь она очень скучала. Потому, что её не пустили к очагу. Она не смогла заготовить достаточно дров и её выгнали на улицу посреди ночи. Она уже привыкла к жестокости со стороны людей. Ей не было ни обидно, ни тоскливо. Просто скучно. Кроме этой девочки, никто не увидел, что пошел дождь. «Что это? – подумала девочка – Солёный дождь? Зимой? Как странно. Ведь солёного дождя просто не бывает. Ведь вся вода в тучах пресная, мне ли это не знать. Дождь такой солёный, будто бы это не дождь, а чьи-то слёзы. Неужели на небе кто-то плачет? Неужели там есть кто-то такой же одинокий, как я? Но почему он плачет? Я ведь знаю, что такое одиночество – и ничего, не расстраиваюсь. Нужно слетать и всё узнать».

Было очень совсем-совсем темно. Но девочка уже знала небо, как свои пять пальцев и бесшумно вспорхнула в зимнее небо. По дороге она с тихим всплеском пролетела сквозь завесу из облаков. Ей слишком не хотелось знать, что там, в небе, кто-то плачет, а она ничего не может поделать. Крылышки не слишком сильно промокли, и позволили ей лететь дальше.

Она летела в ужасном холоде, пока не услышала чьи-то всхлипывания. Она поняла, откуда они доносятся – с Луны. Но разве там кто-то живёт? Она кинулась туда со всех сил, чтобы скорее прервать чьё-то одиночество. Лунная дорожка указала ей верное направление. Осторожно, чтобы в ночи не удариться о Луну головой, она подлетела и тихонько села рядом с мальчиком.

- Здравствуй, кто ты? – спросила она.

- Здравствуй. Я – мальчик. Лунный мальчик. Потому, что живу на Луне. Совсем один, – сквозь всхлипывания, ответил мальчик.

- Но почему ты плачешь?

- Я здесь совсем один.

- Но разве одиночество может быть настолько угнетающим?

- Ты живёшь там, где живёт кто-то ещё?

- Да. Я живу на Земле.

- Земля такая красивая. Я днем часто рассматриваю её через свою лупу. А ночью здесь совсем темно и пусто.

- Но разве это повод плакать?

- Когда ты совсем один – почему бы и нет? Но сейчас я не буду плакать, пока ты здесь.

- Ты, наверное, прав. Хочешь, я буду с тобой?

- Но ведь здесь так пусто и холодно. Я не хочу, чтобы ты жила здесь, на этом безжизненном камне, когда можешь жить на Земле.

- Ты очень добрый. Но я не хочу, чтобы ты тут тосковал и плакал.

- Извини, но здесь делать больше нечего. Я слишком несчастен в одиночестве, чтобы не плакать. И не могу разрешить тебе страдать вместе со мной.

- Хочешь, я спою тебе песню?

- Хочу.

И девочка, которая умела летать, запела:

«Не грусти, мой лунный мальчик, хочешь, я тебе спою?

Я с тобой, мой милый мальчик, знаешь, я тебя люблю.

На земле смурные люди, чтоб забыть полночный страх

Разгоняя тьму ночную, зажигают свой очаг.

Только в этом лунном мире, в этой лунной пустоте

В этой каменной пустыне нет огня, увы, нигде.

Нет поленьев, нет огнива, чтоб зажечь огонь простой,

На Луне тебе тоскливо: темнота да хлад ночной.

Ты прости, мой лунный мальчик, но умею я летать

Лишь одна, увы - на землю не смогу тебя я взять.

Даже если вдруг рискну я и возьму тебя с собой –

Нас обоих погублю я, упадём вниз головой.

Но не плачь, мой милый мальчик, ведь не брошу я тебя,

Тосковать в ужасном мире не оставлю я, любя.

Чтобы в этом мрачном месте распрощаться с хладной мглой

Для тебя с самого Солнца принесу огонь живой.

Пусть он светит, пусть он греет, разгоняя мрак ночей,

Пусть все, кто его узреют, тоже станут чуть добрей.

Жуткий мрак на луне лежит

Доброта сердца озарит

Для тебя принесу огня.

Доброта – это жизнь моя».

- Спасибо тебе, за такую прекрасную песню – сказал лунный мальчик – но я надеюсь, ты не полетишь к Солнцу на самом деле.

- Но почему ты не веришь в меня? Апчхи!

- Что с тобой? Ты простыла? Ой, да ты такая мокрая! Что случилось?

- По дороге на луну я случайно влетела в одно облако над землёй, вот и вымокла вся. Ничего, люди всё равно не пустят меня к очагу, а без движения я только быстрее замёрзну. Не переживай из-за меня.

- Я не могу тебя отпустить в такое путешествие в таком состоянии!

- Даже мои родители не любили меня, а просто выгнали меня из дома, как только я чуть подросла. За то, что я не такая, как все. Апчхи!

- Это непростительно жестоко и глупо. Ты не полетишь ни к какому солнцу, пока твои крылышки достаточно не окрепнут.

- Но я быстрее погибну сидя здесь, на этом камне. Мне нужно срочно обогреться. А у Солнца очень тепло. Отпусти меня, пожалуйста. Я обещаю тебе вернуться к тебе целой и невредимой.

И она полетела. Трясясь от холода и усталости, преодолела огромное расстояние. Солнце её обогрело и просушило и она, набравшись новых сил, тотчас отправилась назад, захватив с собой столько огня, сколько только смогла взять.

Когда девочка вернулась к лунному мальчику, они стали разжигать на Луне очаг. Капризный солнечный огонь не приживался на Луне. Но вот детям удалось чуть-чуть раздуть его, и огонь замерцал в ночи крохотной звёздочкой. Дети, наконец, смогли как следует обогреться. Но теплее всего им было не от пламени, а от той заботы и любви, которыми они обогревали друг друга.

Но огня на долго не хватило – он тут-же стал гаснуть и увядать, и вскоре совсем погас. Тогда девочка снова полетела к Солнцу, и всё повторилось. Лунный мальчик построил для них дом из лунного камня возле очага, днём в этом доме было не так горячо, а девочка, которая умела летать, по ночам неустанно следила за очагом. И, похоже, следит до сих пор.

А люди, которых девочка покинула за их чёрствость и равнодушие, вместе с тем светом от костра, что долетал до Земли, тоже впитали чуточку её душевного тепла и доброты. Иначе как объяснить то, что однажды, в безлунную ночь, вдруг ни с того ни с сего заплакал один старик? Он вдруг вспомнил, что когда то давным-давно он выгнал прочь из дому свою маленькую дочь просто за то, что она умела летать, а другие люди – нет. И ему стало очень стыдно.

1
{"b":"562155","o":1}