ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Разумеется, диплом российского специалиста для туземцев — не более чем красочная бумага с непонятными печатями и сигнатурами, поэтому первое время товарищи перебивались фельдшерами да медбратьями в местных ветеринарных больницах (наверное, вспоминались занятия по оперативке на собачках, кошечках и другой свежей живности). Чуть позже их уже заметили в больницах и для людей, затем и в патологоанатомическом отделении, потом. да разве уследишь за всеми попытками двух морских врачей скрасить свою скромную заморскую жизнь? Жизнь молодых, чересчур образованных и весьма предприимчивых людей.

Не прошло и года, как товарищи уже работали на крупную государственную конторку и оказывали посильную и непосильную медицинскую помощь местным аборигенам, их сородичам и прочей домашней живности. Товарищи разъезжали по пустыне на джипах, лечили коренных австралийцев, вкалывали и скармливали килограммы лекарств населению и получали за это довольно крупную сумму в австралодолларах. Отработав ещё год и заскучав по дому, будто старая жаба, загрустившая по родному болоту, они было собрались съездить в Наше Царство, хотя бы в отпуск, но, получив весточку из дома, в которой чёрным по белому оказалось написано: «У нас всё по-прежнему», передумали. Вместо Царства академики укатили в живописнейшее место на Земле — сказочные Альпы (песка, моря и пальм им и в Австралии хватало).

Ах, Альпы! Какое же это незабываемое место (особенно после вечного лета). Макушки гор упираются в небо, а снежные покровы по весеннему отражают падающие на их покров солнечные лучи. Чуть ниже кромки неба, где просторные склоны резко обрываются, голые поверхности скал сменяют густо насаженные хвойные породы деревьев. Лишь искусственно проложенные трассы разрезают тесную стаю деревьев, деля их таким образом на отдельные участки леса. Снующие по этим трассам лыжники и сноубордеры с высоты птичьего полёта (или прокатного вертолёта) смотрятся словно букашечки в огромном снежном муравейнике.

А если после лыж к красным щекам и обмёрзшему носу добавить пару бокалов глинтвейна, именуемого австрийцами не иначе как «глювайн», то совсем сказка получается. И если захотеть продолжения, то совершенно спокойно можно пойти в открытый термальный бассейн и уже оттуда наслаждаться красотой вековых Альп, чрез которые в своё время совершил переход сам Александр Васильевич Суворов.

Вспомнив великого русского полководца и насладившись кристально белым снегом, товарищи вернулись в не менее белые пески. Именно в этих барханах они и продолжили испорожнять медицинское обеспечение вверенной им Австралии. Иными словами, они честно несли нелёгкий крест военно-морского врача в условиях безжалостной и беспощадной пустыни. Проработав около трёх лет и сколотив достаточную, по их мнению, сумму, товарищи решили воплотить в жизнь свой дерзкий план, вынашиваемый с того самого времени, как они приземлились на лазурный берег Канберры. Хотя, зная Акамедию, не исключено, что план мог появиться гораздо раньше.

Хорошо и доподлинно известно, что приближённый к Антарктиде континент исключительно богат. Богат не только своими оригинальными сумчатыми млекопитающими, милыми медвежатами и реликтовыми растениями, но и в высшей степени необычайно загадочными болезнями, разносимыми мелкими паразитами из мира насекомых. Болезнями, о которых в нашем Царстве не только не слышали, но и на картинках-то мало кто видел. Симптомы этих заболеваний, почти канувшие в лету, даже многим местным неизвестны, чего уж там. Я даже скажу больше: практически никто из жителей пятого материка ими не болеет. В бушах уже и животных-то мало, а в пустыню-то, раскалённую до пятидесятиградусной теплоты (а песок и того теплее), точно ни одна живая, более-менее здравомыслящая душа не поедет..

Ни одна, кроме наших смышленых парней, оседлавших государственные джипы! Прикинувшись тяжелобольными (а может, и в самом деле заразившись или сила самовнушения подействовала), товарищи, недолго думая, легли в госпиталь, где когда-то халтурили. После продолжительного и упорного лечения господа академики выдвинули претензии австралийскому правительству: «Отсутствие предупреждения о возможности заражения болезнью XYZ-знает-когогского при исполнении служебных обязанностей (лечение больных аборигенов и прилагаемого к ним скота)». Правительство, то бишь местные чинуши, расслабленные совершенно беззаботной заокеанской жизнью, опешило от такой наглости! «Мало того, что их полностью вылечили и дали пособие по болезни, так они…цензура… (уж больно австралийский мат похож на русский). Ах, неблагодарные!»

Нашим в суде помогали толковые канадские адвокаты из украинской диаспоры (самые хитрые после еврейской диаспоры). Поскольку государство не догадалось позвать в защиту именно ту диаспору, что стоит на первом месте по хитрости, процесс оказался окончательно и безнадёжно проигран. Отыграв у казны Австралии неприлично КРУПНУЮ сумму, славные академики, естественно с треском, вылетели из принявшей их на работу фирмы, а попутно и из страны, пригревшей за пазухой таких гадких и склизких змиев.

Однако военно-морской врач никогда не плачет. Он закалён и воспитан как настоящий мужчина. Товарищи, бесспорно, ждали такого незатейливого финала. А посему, собрав немногочисленные манатки (словно уже готовились к отъезду), они сели на борт крылатого судна и укатили на совершенно другой континент, терпеливо перенеся ещё двадцать часов лёту.

Теперь ребята живут в стране кленовых листьев и скоро станут владельцами двух крупных канадских фармакологических фирм, чтобы производить таблетки и травить лекарствами добрую половину Североамериканского материка, зарабатывая при этом неплохую капустку. Но это уже совсем другая история.

Постфактум. Сняв маску траура по проигранным баксам, на пятом континенте с тех пор категорически запретили брать на работу выпускников доблестного факультета Военно-медицинской Акамедии. Ни под каким предлогом.

Не брать, ни за какие коврижки.

Ни-за-что!

Не верите — слетайте и спросите!

Все события и персонажи в этой повести подлинные. Любое совпадение с вымышленными людьми случайно, и редакция за это ответственности не несёт.

Лекция 0 ВВОДНАЯ, или АНАМНЕЗ

(Глава идеально подходит как для первой, так и для второй части повести)

Служили три товарища: Михалыч, Санчес, Лёлик, дядя Слава, Большой Эд. ой, кажется это уже не три. А так хотелось красиво начать повесть.

На самом деле служили 152 товарища. Потом их становилось меньше (в Акамедии), и осталось всего 111 штук, так как официальная единица измерения военнослужащих — это штуки. Ещё их можно мерить метрами, килограммами, вольтами, ампулами, вагонами или блоками. Это уже зависит не от нас с вами, дорогой читатель, нет. Это зависит напрямую от вышестоящего командования. Так вот, осталось их именно 111.

И разослал их батька Царь-Черноморд (он же — Министр Охраны) указом своим, изданным в Чёрный Вторник июня 21 числа 2005 года, на моря, по всей Матушке Рассее. И кто куда угодил: кто куда летел, тот туда и впорхнул. Большинство попало (но не пропало!) на Северное Чёрное и Тихое Синее Моря. Те, кто боялся холода, угодили на Южное Белое Море. Ну а кто любил экстремальные условия быта и существования, но ещё не догадывался об этом, прямёхонько пошёл на очаровательное Балтийское Жёлтое Море, омываемое Атлантическим океаном.

Да, были ещё и талантливые ребята, талант которых процветал не только в их светлых докторских головах, но также и в головах их родителей. Эта, последняя, группа медицинского назначения очутилась в центральном подчинении Царя-Черноморда и Моря толком не увидела. К сожалению. А может, к счастию.

И вот из всей этой толпы молодых военврачей только те самые три товарища (вернее, не три, а восемь) поехали продолжать выполнять свой армейский контрактный долг перед Родиной в славный город ЗАТО Мухосраньск на Северном Чёрном Море. Оригинальное название города умалчивается, дабы не обидеть другие чудные города, которые могли бы быть удостоены такой невероятной почести — принять к себе на службу новоиспечённый медицинский состав, обученный всем тягостям военной службы.

2
{"b":"563353","o":1}