ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

О достоверных признаках: Вы находитесь на строевом смотре, потому что больше половины людей отсутствуют.

Про вещие сны: Курсант Голуб! Вы мне часто снитесь! Еще раз приснитесь, я вас арестую.

О языке жестов: Объясните мне, почему вы отсутствовали на лекции??? Ещё одно слово, и я вас арестую!!!

О родине: Академия в опасности, а вы по театрам ходите.

О трудностях при испражнении: Вы можете наделать мне на голову, но на погоны — никогда.

О духовном: Когда вы меня ругаете, то на самом деле меня здесь нет, здесь только моя оболочка.

Выше крыши: Строгий выговор!!! Самый строгий!!! Ещё строгее!!!

О выскочках: Плохов! Вы что, слишком умный? Вы, наверно, не хотите быть дураком, как все??

О засорении Земли: Постригите волосы, они являются проводниками отрицательной энергии из космоса.

О плохой работе кишечника: Пообедали, а мозгов не прибавилось.

О вреде терпения: Я тут ещё сколько буду стоять?! Нетерпение ждёт!

О важности репродуктивной системы: Да вы должны знать строение яичника, как свои два яйца.

О нехватке серого вещества: У вас в мозгу один аксон, и тот ничего не помнит.

О схожести видов: Спите, как лошади. Хватит харю давить.

О клоунах: Долго я перед вами буду изображать дурака?

О разном: В понедельник, во время вашего отсутствия на занятиях, в кубриках будет шмон.

О трансвеститах в стане церкви: Вы что, попадья?! Сложил руки на яйцах!

О сложности русского языка и частицы «не» в нём: Отчего я не должен не отдавать вами честно не заработанные деньги?

О важности чистоплотности: Представляете? Труп смотрит на вас своим биополем, а вы не бриты!

О взаимовыручке: Он анализы не сдал! Так выпейте из него всю кровь и отсосите всю мочу.

Про новые приказы: Так прямиком и написано в указе: Вооружённые Силы в кайфе.

О новых позах: Стойте спокойно, я ещё не кончил, кончу — поползёте.

Про знакомых: У нас с вами есть общие женщины.

Между строк: — Вы съедете из общежития или дать вам сутки?

— Дайте сутки.

— Хорошо, семь суток ареста с содержанием на гауптвахте.

Констатация: Напоминаю, что у вас ни стыда, ни совести.

Про разноплановость: Фёдоров, вы сюда слушайте, а не туда занимайтесь.

О непростых задачах: На работах отсутствовали три человека, а остальные — неизвестно где.

Про семь пятниц: Ежедневно, каждую субботу — ПХД.

О крайних: Тот, кто ведёт себя как последний курсант, получит синий диплом.

Про рабство: Я буду шестерить курс!

О культуре: Воспитанный человек должен молчать, когда разговаривает со старшими.

О неизвестном человеке: То, что вы кто, никого не интересует.

О собственном опыте: Если вы будете всегда не успевать, то ваша жена будет рожать от соседа!

О себе: Я уже достиг такого уровня, что смогу отпускать вам грехи.

Снова о себе (для непонятливых): Бога нет, я тут Бог!

Лекция 48 ПРО ТОНКОСТИ БЮРОКРАТИЗМА

Бюрократия разрастается, чтобы поспеть за потребностями разрастающейся бюрократии.

Айзек Азимов, писатель-фантаст

Конечно, положа руку на сердце (или любой другой ценный орган), могу практически достоверно сказать, что про личность, подобную подполковнику Дрищу, можно написать отдельно стоящую книгу. Хотя есть подозрения, что сие творение уже давно написали. И называется оно, скорее всего, как-нибудь просто. «Психиатрия».

Однако не надо полагать, что данный контингент нетоварищей — это какое-то редкостное исключение. Нет. Смею заверить, что в нашем Царстве крайне много подобного рода людишек. Людишек с отклонениями. Точно-точно. И они далеко не лежат в дурдоме. Нет. И даже не лечатся поликлинически. Они вообще не лечатся. Они нами руководят. Да-да. Тупо и банально руководят.

Не верите? Судите сами.

Из всех Империй и Стран нашей Планеты (да, стоит полагать, и галактики) только в нашем (тридевятом) Царстве-Государстве можно быть абсолютно неграмотным в обращении с официальными документами. Мультик, снятый по одноимённой сказке «Двенадцать месяцев», где принцессе нет никакой разницы, в каком месте ставить запятую в предложении «казнить нельзя помиловать», я полагаю, все хорошо помнят. Однако не только данный мультфильм характеризует ситуацию, но и история моя ярко показывает незащищённость рядового гражданина перед заплывшим красномордым чиновником.

Однажды автор этих строк задумал получать паспорт для временных выездов за границу. Ну, задумал и задумал, ничего, кажется, особенного. И первым этапом в деле получения документа стал мой приход в академический штаб. Здесь автор не смог сдержать эмоции и в течение трёх минут восхищался штабом, ведь штаб наш красивый до невозможного. Хоть и старый, а красивый. 1861 года постройки, он попал под защиту ЮНЕСКО в качестве памятника мировой архитектуры. Главный символ Акамедии. Дорогой сердцу и памяти милый медицинский штаб.

Так вот. Пришёл я в штаб, в нужный мне отдел по справкам. Собрал необходимые для получения паспорта документы и отправил в Маскву, в ГВМУ (Гиблое Вроде даже Медиковое Убежище, но начальство почему-то думало, что Главное Военно-Медицинское Управление). От них мне требовалось заполучить бумажонку, что, мол, гражданину такому-то не возбраняется заиметь себе заграничный паспорт.

Ждал я, как и положено в бюрократии, максимальный срок. Три месяца. Возможно, не сталкивающийся с бюрократами (а это почти любая госконтора) человек, может резонно не понять: «А почему максимальный срок?» И здесь тот редкий момент, когда автор не может чётко ответить на поставленный вопрос. Поскольку нет вариантов ответа, готовых разъяснить имеющийся государственный произвол и невежество.

Дело в том, что так уж у нас сложилось: почему-то на любое запрашиваемое действие чинуши используют максимально положенный срок. Допустим, пишете вы куда-либо запрос и видите, что по Царским Указам вам должны ответить в срок до десяти рабочих дней. Так вот, я вас уверяю, что ответ вы получите ровно на десятый день. Хотя фраза «до десяти» включает в себя и один, и два, и три, и так далее рабочих дней. Но в нашем Царстве какого чиновника не спроси, он скажет: читать, что ли, не умеете? Десять дней и точка. Его Святейшеству нет дела до какого-то там предлога «до». Даже если от него требуется просто поставить подпись. Понапридумывали предлогов. Но вернёмся вновь ко мне. Ждал я действительно три месяца. Приходит справка. Читаю. Гражданину такому-то, так, так. Года рождения такого-то. Так. Проживающему. А это что? Ну-ка. Написано: «Проживающему по адресу: г. Масква, ул. Боткинская, дом 19/21». Ах, вы. Я бегу взад, к штабным, что под защитой ЮНЕСКО сидят. Не трясу их за грудки (ЮНЕСКО всё же серьёзная контора), а сначала аккуратно и вежливо:

— Тут мне вместо Боткинбурга Маскву написали.

Штабные заглядывают в мою бумажонку и понимают, что я не вру.

— Да, похоже, ошибочка. Надо снова отправлять, — говорят однозначно в отделе.

— И ещё три месяца ждать? — почти как чайник закипаю я.

— Ну. да, — как-то уныло протягивают мне.

— Ну, нет! — восклицаю я, хватаю долгожданную справку и мчусь в Первопрестольную к чиновникам (благо по земным меркам это недалеко) — 700 километров, для медика не крюк.

О, Масква — столица нашего необъятного Царства. Империя безликих. Кладезь эмигрантов. Первые впечатления любого приезжающего сюда — выраженный катастрофический шок. На главной площади Страны лежит целиковый труп. Причём не просто труп, а тело убийцы и палача. Все нормальные люди поражены словно током — как можно выкладывать на показ и почитать тело такого вампира двадцатого века, как красномордый Вовка Мульянов (кличка НинеЛ). Им даже неинтересно смотреть, как холодные стены Мавзолея мрачно глядят на ледяное лицо тирана, безмолвно говоря: «Ты мой навеки!» Душа рвётся на небо, но мраморно-стальной корпус склепа не пускает её, удерживая своими неподъёмными плитами. В склепе холодно, и сбежать отсюда невозможно. Но иногда единожды в месяц холодные стены Мавзолея расступаются и страдальное тело погружается в лабораторию. Медики качают его растворами. Мажут ужасными мазями и купают в ядовитых ваннах. Для души все эти деяния равносильны изуверствам, поскольку чувствительность возросла в сотни тысяч раз. И нутро плачет, но циничные глаза медиков твердят: «Казнить, нельзя помиловать!»

47
{"b":"563353","o":1}