ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Она пришла из Ниоткуда
И в Никуда ушла.
Она была гонима всюду
И в муках умерла.
Страдания ее души
Не облегчила смерть.
В рай не нашла она пути,
А в ад закрыта дверь.
С тех пор скитается во мгле
Как одинокий зверь.
Но горе всем, тебе и мне
Коль попадемся ей.
Смертельный ужас навсегда
Нам остудит сердца.
Мы все умрем. Она одна
Не обретет конца.

Потерянный город (Или дневник неизвестного)

Предисловие

Обстоятельства вынуждают меня взять в руки этот блокнот и писать… Это единственное, что помогает отгонять страшные мысли…

30.06.2000.

Жарким летним днём, как обычно прохаживаясь по намеченному и до боли родному маршруту, я вновь ловил в своей голове интересные мысли, которые очень даже неплохо отвлекали от палящего солнца. Воздух был пропитан запахами спелых дынь, которые довольно неплохо продавались на другой стороне улицы. Северо-восточный ветер вновь приносил с собой мелкий песок, который так и стремился попасть в глаза, старательно обходя другие части тела. Молодёжь весело тянулась по проспекту и, в этом потоке трудно было найти бабушек с авоськами, которые непринужденно и не менее весело и бодро шагали, по всей видимости, на какой-нибудь рынок или базар. Поток машин, казалось, был бесконечен, и было хорошо видно, что проспект был весьма мал автолюбителям и, каждый норовил проложить свой путь в дорожной мешанине.

Мне было на всех плевать. Я шёл не спеша и был где-то глубоко в себе, перебирая мысль за мыслью и надолго останавливаясь, то одной, то на другой.

Вдруг завыли сигнальные сирены на машинах, дико заскрипели тормоза и глухой звук. Все побежали на дорогу. Кто-то начал причитать, кто-то кричать. Собралась толпа зевак. Я не спешил туда, но с интересом пытался увидеть хоть что-то. На дороге лежал незнакомец, в приметной белой джинсовой куртке. Рядом, метров в трёх-четырёх лежала чёрная папка. Над парнем склонился мужчина небольшого роста, растерянно пытаясь привести его в чувства. Видимо, это был водитель грузовика, который и стал причиной случайного происшествия.

Я ускорил шаг, дабы поскорее уйти от этого места.

— Случайного происшествия? — задавал я себе вопрос, заранее зная, что не отвечу, — или не случайного? Мысли захлестнули меня полностью. «Все должны испытать каждую частичку этого мира. Кто уже испытал эту, а кто ещё её не испытал… Вариации жизненных путей различны. В данном случае, он должен был быть там… Только зачем? Для чего? Чтобы испытать страх смерти? Научиться ценить жизнь, какой бы она не была?…».

Я шёл домой, зная, что уснуть мне сегодня будет сложно.

Открыв глаза, я поприветствовал улыбкой лучик света, безудержно рвавшегося в мою комнату сквозь плотные шторы. Я почувствовал такую лёгкость! С удовольствием потянулся и неохотно начал вставать с кровати. Первым делом поспешил к окну, дабы насладится утренней зеленью моего двора и теплом солнечного света, который с утра направлял свою добрую энергию ко мне в квартиру.

Первым, что я увидел, так это был пустой двор. Необычно тихий и безлюдный. Это было очень странно. Несмотря на то, что утро было субботнее, не было громкоголосой ребятни, которая буквально жила у меня под окнами.

— Как, без меня проводили эвакуацию? — пошутил я про себя и опять улыбнулся. Да и состояние было такое, что не улыбаться я не мог. Всё во мне пело и ликовало.

Недолго думая, отправился в ванную. Как ни старался включить лампочку, этого сделать не смог ни в ванной, ни в другом месте своего жилища.

— Ну точно, конец света! — произнёс я негромко и рассмеялся. Рассмеялся я ещё больше, когда попытался включить воду. Ни горячей, ни холодной воды не было.

— Это первоапрельская шутка? И муниципалитет решил посмешить своих налогоплательщиков? В принципе, они всегда это делают. Но одно «но», сегодня не апрель.

Юмор у меня иссяк вовсе, когда обнаружил, что нет моей кошки. Я тщательно осмотрел всю квартиру, проверил, закрыта ли входная дверь. Но не было ничего, что хоть как-то подталкивало расследование в нужное русло.

Я выбежал на улицу. Стояла полнейшая тишина. Даже не было той птицы, которая назло мне каждое утро под окном запевала одну и ту же песню. Не было никого…

Стало жутко… Я выбежал на проспект. Странно было наблюдать его пустым. По спине пробежала дрожь. И только одно было на уме: «Что произошло? Где я?»

Я скорее вернулся домой, начал проверять телефон — не работает… Безуспешно ковыряясь в проводах, пытался поймать этот, казалось, сладкий на звук гудок. Как будто это связь с жизнью была единственной и последней надеждой. Но безуспешно. Я оторопел, когда увидел, что часы стоят. Спотыкаясь, побежал на кухню, чтобы там успокоиться привычно спешащими часами, изрядно действующими на нервы. Но мои надежды оказались разбитыми. Все часы в доме остановились на двенадцати… Безуспешно я пытался возобновить привычный ход времени…

Я выбежал на лестничную клетку и начал долбиться в каждую дверь изо всех сил. Непередаваемое чувство страха…

Схватив блокнот и карандаш, я помчался прочь. Нет, не от дома, а от мыслей…

Я бежал без оглядки, пытаясь сопротивляться штурмующим моё сознание мыслям, но чем сильнее я оборонялся, тем больнее были удары. Я направился туда, где так часто проводил время. Где наедине с собой и своими мыслями я оставался в полном покое и тишине. Вот только покоя теперь хватало вдоволь, а с этими мыслями я боялся оставаться один на один…

Я сидел на берегу небольшой речушки, которая так живо и ярко играла в памяти незабываемыми событиями прошлого, но отдавала привкусом неживого объекта настоящего. Небо было безоблачное. Солнце пригревало мне спину и я чувствовал его приятное проникающее тепло, согревающее каждую клеточку организма. И почему раньше я этого не чувствовал? Воздух был прозрачен и чист. Дышать было очень легко и приятно. Казалось, что я дышу всем телом. И это так здорово! Ветер слегка касался страничек блокнота, помогая перелистывать одну за одной. А я писал… Всё, что произошло и происходит. Иначе я не мог себя успокоить.

Мягкая тень от двигающегося карандаша падала на только что начерченные строки. Стало заметно, что солнце клонится на запад. Я подскочил.

— Значит, время есть! — закричал вдруг я неожиданно для себя. Я оглянулся вокруг себя.

Моей тени не было! Откровение было настолько неожиданным, что я выронил блокнот и, он, скользя вниз по крутому берегу намеревался нырнуть в воду. Я сиганул за ним, в последний момент успев зацепиться за твёрдую корочку. Но избежать неприятностей не удалось. Я вместе с ним искупался в прохладной и родной с детства реке. И очень обрадовался тому моменту, что писал всё именно карандашом, а не ручкой. Иначе все мои записи были бы утеряны совсем.

Вода была невероятно чиста и прозрачна. Кто-то сказал: «Импульс движения порождает жизнь среды». Я вновь и вновь создавал круги на воде, но жизни ощутить никак не мог. Внимательно всматриваясь в небольшие волны, которые рождались от моих намеренных движений, я увидел отражение синего-синего неба, так безмятежно существующего в этом непонятном пространстве. Но своего отражения я увидеть не мог. Я рванул обратно на берег… Тяжело дыша, я опять погрузился в мучительные суждения. Я не чувствовал холода, хотя был мокрый целиком и полностью, я не чувствовал голода, хотя прошло уже довольно много времени. Да и слово «время» употреблять было бы не уместно.

1
{"b":"565130","o":1}