ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 1

            Что есть жизнь? Возможность дышать, чувствовать, просто быть? Ежедневные мелочи, на которые мы не обращаем внимания, делая автоматически? Как утренний кофе, пушистый кот, трущийся о ноги, поцелуй в небритую щеку и счастливое «до вечера»? Или ласковые порывы ветра, развевающие легкий плащ, теплые солнечные лучи, ласкающие кожу, и аромат прелых листьев? А, может, способность расти, развиваться, наблюдать изменения в себе и окружающих? Возможность оставить после себя что-то. Как много всего заключено в одном слове «жизнь». Самое важное, самое ценное слово. То, ради чего стоит бороться. Как жаль, что иногда тебе даже не дают шанса на борьбу. Мне не дали.

            Мой последний день ничем не отличался от других – сборы на работу, полусонные люди в транспорте, подготовка галереи к праздничной выставке, кофе, экспонаты, звонки. Я порхала по залу, контролируя расстановку скульптур, наличие карточек с указанием названия и года создания. Все, как обычно. Вечером немного задержалась на работе, что тоже не ново – до выставки считанные дни. Не знаю, в какой момент все пошло наперекосяк. Я просто шла домой, известной до каждого фонаря дорогой, в наушниках звучала аудиокнига. Наверное, в районе Национального Банка мой ангел-хранитель отвлекся на освещенный фонарями осенний парк. Не могу его винить, сама грешна. Только это имело фатальные последствия. В банке было ограбление, и началась перестрелка. Но я не сразу это поняла, лишь, когда остановилась и сняла наушники. Как только я осознала, что грохот – это выстрелы, меня, будто, окатили ледяной водой. Выброс адреналина заставил сердце выбивать дроби, ноги напряглись, чтобы унести свою непутевую хозяйку от опасности. Не успели. Сильный удар свалил меня на землю, и подняться я не смогла. Лишь когда живот полыхнул болью, я опустила взгляд и увидела кровь на бежевом плаще. Я, как под гипнозом, смотрела на расползающееся красное пятно. В какой-то момент перед глазами заплясали черные мушки. Нет, нет, нет! Пожалуйста, это не может происходить со мной! Не сейчас! Мне еще рано умирать! Не хочу! Сознание заволакивала тьма, грохот и крики становились все дальше, а я все шептала «не хочу уходить, пожалуйста…не хочу».

            Когда я вновь осознала себя, вокруг были белые кафельные стены, сверху лился яркий свет лампы. Передо мной был металлический стол с лежащим на нем телом, инструменты, а рядом человек в белом халате. Морг. Мгновение непонимания закончилось, как только я разглядела тело на столе. Это была я.

- Такая молодая, красивая, жить бы еще, да жить. Эх,- горько проговорил человек в халате. А я замерла рядом, осознавая, что меня больше нет. Что мое тело, холодное, в крови лежит на столе, а моя душа вот она, отдельно. И соединить снова две части уже не получится. Я больше не засну вечером в теплой постели, не пойду на работу, в царство искусства, не почувствую запах свежего хлеба, не выпью сока. Я больше вообще ничего не сделаю. Наверное, скоро откроется дверь наверх и меня заберут. Надеюсь, что не вниз, ничего плохого в своей жизни я не делала, чтобы заслужить это. Но самое страшное в том, что я не готова уходить. Я еще не жила толком, столько не успела! У меня остались мечты, желания, планы, кто их теперь выполнит? Остались друзья и родственники, которые больше не дождутся меня. Будут горевать, плакать, а через время смирятся и смогут жить дальше. Это правильно, так и должно быть, только почему так больно? Почему все будут жить дальше, кроме меня? Почему меня вычеркнули из списка живых? Чем я это заслужила?

            Доктор тем временем подготовил инструменты для вскрытия. Смотреть, как кто-то будет кромсать мое тело, я не хотела, поэтому прикоснулась прозрачными пальцами к своему физическому телу, прощаясь, и ушла. Я бы заплакала, но мне больше нечем. И крик мой никто не услышит. Боже, как больно и страшно.

            Я шла по тихим пустым коридорам к выходу, глядя в пустоту. Теперь вокруг меня одни границы. Граница между жизнью и смертью, между мной и остальным миром, граница между помещением морга и улицей. Дверь, за которой почему-то ничего не видно. А там должна быть ночь. Интересно, там наверху в ночную смену не работают что ли? Эта мысль отдавала горечью. Ничего, как вспомнят обо мне, найдут. С этой мыслью я попыталась пройти сквозь непрозрачную дверь. И, буквально, вывалилась на улицу. Первые минуты стояла, оглушенная и шокированная, хотя казалось, куда уж больше. Я ожидала увидеть все, что угодно, но не … обычную улицу! Которая жила своей жизнью! Шли припозднившиеся люди, ехали машины, ветер шелестел листвой деревьев, где-то за углом играла музыка. Я все слышала и видела! Только не чувствовала. Ни ветра, ни холода, ничего. От этого стало только больнее. Видеть, как живет мир, и не быть его частью, не участвовать в этом празднике жизни. Я все-таки закричала.

            Меня никто не услышал. Не обернулся, не увидел, не встревожился, что кому-то нужна помощь. Для живых меня нет. Когда моя рука прошла сквозь дерево, лавочку, парапет, когда сквозь меня проехало несколько машин, я поняла, что для неживых тоже. Так странно, больше не надо бояться, что меня собьет машина, или нападут бандиты, больше не таят опасности темные переулки и мосты. Мне больше нечего бояться! Мозг сбоил. Хотя, о чем это я? Его у меня тоже больше нет. Тогда чем я, душа, сейчас думаю? Вопрос на засыпку. Но, если душа может болеть, то и думать, наверное, тоже? Да и важно ли это теперь? Важно ли вообще хоть что-то?

            Я отправилась домой. Думаю, каждый человек, когда ему плохо, хочет домой. Дом – это то место, где мы в безопасности, где можем выйти из режима защиты и зализать раны. Я тоже попытаюсь.

            Не знаю, сколько времени заняла дорога, не уверена, что могу здраво оценить его теперь. А тут все было, как я и оставила, уходя на работу. Это было только утром, а кажется, будто прошла вечность. Газета на столе, кружка в раковине, плед углу дивана – все такое родное, свое. По привычке нажала на выключатель, но свет не загорелся. Да и сам выключатель не щелкнул, с чего бы? Даже для моего дома меня уже нет. Да и самого дома скоро не будет, его продадут, наверное. Поселится кто-то другой, зазвучат вновь голоса. И для меня уже не будет места. Хотя, меня здесь тоже уже не будет. Удивлена, почему меня еще не забрали. Не забыли же, впрямь?

            Некоторое время я заново рассматривала свою квартиру, запоминала. Вероятно, память сотрется, и все окажется впустую, но сейчас это важно.

            Вскоре за окном стало рассветать. Я лежала на кровати, глядя, как темнота рассеивается, и предметы снова обретают свои цвета. Красиво, уютно, тепло…выглядит. Могу только вспоминать, какой мягкий плед на кровати, как пахнет кондиционером наволочка, как согревает чашка ароматного чая и какие вкусные оладьи с медом. Воспоминания – это все, что осталось.

            Когда из-за горизонта появились первые лучи солнца, в комнате вдруг стало так светло! Появилось ощущение, будто я куда-то соскальзываю. Наверное, это за мной. Видимо, я была права, в ночную смену они там наверху не работают. Лентяи.

            Это была последняя мысль перед тем, как раствориться в свете.

***

            Открыв глаза, я удивилась, что еще темно. Неужели я так быстро выспалась? Обычно, на работу вставать трудно. Наощупь потянулась к телефону, но рука ловила только воздух. Да где моя тумбочка? Я повернула голову и увидела, как рука проходит сквозь темное дерево. И осознание накатило волной – я же мертва! В памяти пролетел вчерашний день, а также свет, который должен был забрать меня наверх. Но я все еще здесь! Почему? Они забыли? Или вернули за ненадобностью? Что вообще происходит? Надолго я тут застряла? А если за мной никто не придет? Целый ворох вопросов без ответов. И ведь посоветоваться не с кем. Ситуация, мягко говоря, нестандартная. На часах половина восьмого вечера, я призрак – звучит, как начало плохого анекдота. И все было бы смешно, если бы не было так грустно. Куда идти? Назад в морг не хочу, на работе все уже закрыто. К подруге? Смотреть, как она плачет? Тоже не хочу. Успокоить не смогу, только душу рвать. Остаются улицы.

1
{"b":"565148","o":1}