ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его охватила кровавая ярость. Он, не обращая внимания на боль, подтянул ноги и приготовился снова встать.

— Генокрад — услышал он бормотание Свена. Во имя Русса, что здесь, кошмары не кончаются?

Кровавая ярость застилала зрение Эгиля. Он провыл боевой клич и прыгнул. Он понял, что совершил ошибку, когда коготь твари метнулся, словно коса. Он понял, что полученный удар его выпотрошит и принял его с открытыми глазами.

Удара так и не последовало.

Свен дважды выстрелил генокраду в голову. Того отбросило назад. Крича от разочарования и жажды крови, Эгиль разрезал тварь ножом на куски.

Он услышал бормотание Свена за спиной:

— Двое мертвы. Осталось трое.

— Не могу поверить, что сержант мертв — сказал Гуннар. Он почти небрежно подбрасывал снаряд одной рукой.

— В смысле, он и Ньял мертвы оба. Это- Я-.

— Поверь — ровно сказал Свен. Он чувствовал растущий холод в сердце. Он оцепенел. Он словно прошел за грань боли, за грань вообще любого чувства. Все, что он чувствовал — растущая ненависть к врагам и холодная решимость выжить и представить доклад Империуму. Это был единственный способ придать значение смертям его товарищей, который он себе представлял.

Он изучал оставшихся двоих, прикидывая, насколько полезны они будут. Эгиль казался злобным и жаждущим; его глаза странно светились, а размашистый шаг напоминал о безумном от крови звере. В берсерке была сжатая дикость, только и ждущая возможности развернуться. Свен знал, что на Эгиля можно положиться в бою — но сможет ли он принять трудное решение?

Настроение Гуннара словно перетекло из полубезумной веселости в подавленную сумрачность. Он, казалось, был в замешательстве из-за внезапной смерти его товарищей. Он словно никак не мог осознать тот факт, что они умерли столь внезапно.

Свен хладнокровно прикинул их шансы и понял, что он должен был принять командование. Он был единственным, кто мог принять рациональное решение. «Так. Нам лучше идти вперед» — сказал он.

— Но что с телом Хакона? Мы же не можем просто его здесь оставить.

— Он мертв, Гуннар. Нет смысла тащить с собой труп. Я вырежу его геносемя для его преемника. Его не забудут. Клянусь.

Предпочитая действие словам, он начал вырезать геносемя сержанта, управляющий механизм, превращавший человека в космического десантника. То была кровавая работа, и вскоре кровь Хакона смешалась с кровью противника на ноже Свена.

Им почти удалось. Тираниды подстерегли их в ветвях ракового дерева. Свен отпрыгнул, когда кислота попала туда, где он только что стоял. Шрапнель из злобного живого оружия чудовища задела его щеку, полилась кровь. Он прицелился в него, не обращая внимания на простреленное ухо. Чудовище спряталось обратно, когда выстрелы Свена изрешетили его укрытие.

— Гуннар, сожги эту мразь! — крикнул он, однако Гуннар замер, не заряжая оружие, не делая ничего.

— Заходят сзади — проревел Эгиль.

Свен выругался. Он решил наорать на Гуннара, но не был уверен, что от этого будет толк. Вместо этого он достал гранату и кинул ее в тиранида. Взрыв послал тварь в свободный полет. Гуннар вышел из транса и выпустил очередь в ее грудную клетку. Ее верхняя половина оторвалась от нижней, тиранид с визгом забился в агонии.

Свен рискнул оглянуться. Строй тиранидов блокировал коридор за ними. Их походка была медленной и неуклюжей, но они покрывали землю неисчислимым полчищем. Свен знал, что они трое не могли противостоять чудовищам. Он все равно шел вперед. Возможно, они смогут продержаться какое-то время под раковым деревом.

— За мной — закричал он и прыгнул в укрытие. Гуннар и Эгиль немедленно последовали за ним. Далекое биение сердца корабля звучало теперь как гром, а воздух был плотным от кислой вони крови тиранидов. Свен прицелился в вожака тиранидов и выстрелил. Его коробило от того, что они зашли так далеко, и все-таки проиграли. Его выстрел скользнул по броне твари. Он прицелился в голову.

— Гуннар, используй Адское Пламя! — закричал он.

— Не могу — заклинило! — ответил Гуннар.

Свен выругался. Залп тиранидов заставил его пригнуться в укрытии, воспоминание о когтистых чудовищах, несущихся впереди стаи, пылало в его голове. Их было просто слишком много. Разведчики были обречены.

— Вы двое — бегом отсюда! — крикнул Эгиль. Я их задержу.

— Помрешь ведь, парень.

— Не спорьте! Просто бегите!

Свен быстро взвесил все. Он мог остаться здесь и умереть — или же спасти геносемя сержанта, свою жизнь и другого десантника. Весы уже склонились; выбора не было.

— Прощай — сказал он и рванул к последнему маячку, отмечавшему абордажную капсулу.

— Прощай, сухопутник — услышал он слова Эгиля. Я тебе покажу, что такое истинный Космический Волк.

Эгиль завыл, смеясь, и снова выстрелил. Он вскочил на ноги и вдавил спусковой крючок пистолета, бешено стреляя в тиранидов. Их преимущество исчезло под опустошительным огнем. Разведчик Космических Волков активировал гранату и кинул ее в них. Они спрятались за дверью-сфинктером. Граната взорвалась перед ней. Дверь прогнулась, но выдержала.

Внезапно все стихло. Эгиль рискнул посмотреть через плечо, где исчезли Свен и Гуннар. Он быстро решил следовать за ними. Но он не мог гарантировать, что тираниды не последуют за ним, и не схватят его. Лучше запереть их тут.

Он поймал легкое движение краем глаза. Тираниды обошли комнату и зашли с другой стороны. Отлично, подумал Эгиль, чувствуя, как ярость закипает в нем. Больше врагов отправятся в Ад вместе с ним.

Тираниды понеслись на него. Он вскинул пистолет, но выстрел из органической пушки оторвал ему руку, вырвал болтер из хватки и прожег плоть до кости. Он пытался не потерять сознание, но невыносимая агония охватила его. Он сжал нож и завыл от ярости. Эгиль вскочил на ноги и побежал к тиранидам.

— Я убью вас! Я вас всех убью! — кричал он, кровь капала с его губ. Последним, что он увидел, было чудовище аккуратно целившееся в него. Он поднял нож, чтобы кинуть его.

Звуки битвы стихли. Свен запихнул Гуннара в капсулу, закрыл люк и ударил по управляющей руне.

Пока чужацкое судно становилось все меньше и меньше на мигающем зеленом экране, Свен препроводил душу Эгиля к Императору. Он заметил, что Гуннар плачет. От горя или от облегчения, Свен не мог сказать.

Гауптман смотрел, как плазменные бомбы рвут тиранидское судно на части. За несколько секунд, живой корабль был полностью уничтожен. Как Гауптман отметил с восхищением, солнечные паруса оторвались и дрейфовали в космосе. Команды турелей «Святого духа» использовали их как мишени. Он заметил выражение удовлетворение на лице Свена, наблюдавшего за очищением чужацкого артефакта.

— Ну что ж — сказал он. Думаю, это конец.

— Не сказал бы — сказал бледный и потный астропат Чандара. Перед смертью, оно послало сигнал чудовищной психической мощи. Сигнал был направлен в Магелланово Облако, но был настолько силен, что я смог поймать часть. Это был зов, судовладелец. Оно кого-то вызывало. Нечто огромное.

Ужасающая тишина повисла в рулевой часовне «Святого духа».

Свен посмотрел на геносемя в руке. Он поклялся быть достойным мертвых товарищей. Если будет война с тиранидами, он был уже готов сражаться.

© Jeelus-tei
10
{"b":"567642","o":1}