ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Н.В. Мотрошилова.

ПУТЬ ГЕГЕЛЯ К «НАУКЕ ЛОГИКИ»

(Формирование принципов системности и историзма)

Ответственный редактор доктор философских наук Б.Т. Григорьян

Рецензенты В.А. Лекторский, В.С. Нерсесянц

© Издательство «Наука», 1984 г.

Введение

В этой книге исследуется идейное развитие Гегеля, начиная с юношеских лет и кончая Нюрнбергским периодом (1808 – 1816 гг.), с его кульминационным пунктом – «Наукой логики». Проблемный фокус исследования – зарождение новаторских гегелевских идей системности и историзма, постепенно перерастающих в сложный теоретический комплекс с целым спектром разнообразных подходов и аспектов, а в «Науке логики» выступающих уже в виде подробно обосновываемых, применяемых в единстве друг с другом теоретико-методологических принципов философии. Становление принципов системности и историзма мы стремились соотнести с формированием Гегеля как философа, как творческой личности и одновременно с идейными процессами, происходившими в философском сообществе Германии конца XVIII – первых десятилетий XIX в. Замысел предлагаемого исследования стимулирован как достижениями отечественного и мирового гегелеведения, так и нерешенными проблемами, трудностями, загадками, которых в понимании жизни и творчества Гегеля осталось еще немало.

Сначала о проблеме системы и системности. По крайней мере один из ее аспектов является традиционным для гегелеведения и наиболее основательно изученным. Речь идет о структуре, внутренних взаимосвязях системы философских дисциплин, которая была уверенно и в сравнительно короткий срок создана Гегелем после написания «Науки логики» и на ее основе. Благодаря работам К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина предметом специального анализа стало противоречие между стремлением Гегеля создать всеохватывающую, законченную философскую систему и диалектическим методом с его принципом непрекращающегося развития. Эта тенденция классического марксистского историко-философского исследования нашла продолжение в ряде работ, написанных философами нашей страны. Если иметь в виду только посвященные философии Гегеля книги, где эта тема была объектом специального изучения, то прежде всего надо назвать работу К.С. Бакрадзе «Система и метод философии Гегеля» (Тбилиси, 1958) – одно из лучших в мировой литературе исследований, не утратившее актуальности и в наши дни. Проблема системности рассматривалась в монографии М.Ф. Овсянникова «Философия Гегеля» (М., 1959), также сыгравшей значительную роль в восстановлении в нашей стране исследовательского подхода к интерпретации философии Гегеля. Из работ марксистов других стран надо назвать двухтомное исследование румынского философа К.И. Гулиана «Метод и система Гегеля».

К 60 – 70-м годам относится новое пробуждение интереса к рассмотрению проблемы системности в философии Гегеля, что было в определенной степени связано с широким развитием системных исследований в их современной форме. Правда, это была связь противоречивая. Так, западные специалисты по современному системному анализу – в тех редких случаях, когда они обращались к истории философии, – по большей части оценивали гегелевские системные идеи как развенчанные временем. Характерно, что представление о системных разработках Гегеля нередко черпалось «системниками» не из сколько-нибудь основательного знакомства с произведениями самого Гегеля или с добротными книгами историков философии, но из популярных переложений. Советские же специалисты по системному анализу (И.В. Блауберг, А.И. Ракитов, В.Н. Садовский, Э.Г. Юдин), справедливо подчеркивая существенные различия между гегелевским подходом и современными системными исследованиями, одновременно отмечали, что при построении учения о системах, принимающего во внимание диалектические и содержательные аспекты, необходимо будет обратиться также и к достижениям Гегеля. Правда, сколько-нибудь подробных изысканий такого рода в русле современных исследований систем предпринято не было. И все же системные исследования в их современной форме оказались в числе причин, побудивших специалистов по диалектике углубить и обновить анализ проблемы системности у Гегеля. Необходимо указать на работы Б.М. Кедрова, Л.К. Науменко, А.П. Огурцова, З.М. Оруждева, Г.X. Шингарова, М. Бура (ГДР), И. Зелены (ЧССР). Особое значение для преодоления недооценки системной работы Гегеля имела книга В.П. Кузьмина «Принцип системности в теории и методологии К. Маркса» (1976, второе издание – 1980). При исследовании отношения Маркса к предшествующей философии В.П. Кузьмин выдвинул на первый план некоторые позитивные аспекты системной концепции Гегеля.

В 60 – 70-х годах в западном гегелеведении также усилился интерес к проблеме системности. В 1975 г. в Штутгарте состоялся конгресс Международного гегелевского объединения, материалы которого были опубликованы в толстом томе, уже название которого показывает направленность и подчеркивает актуальность развернувшихся дискуссий: «Возможна ли систематическая философия?» (Ist systematische Philosophie möglich? Stuttgart, 1977). Центральный тезис ряда западных авторов (отчетливо выраженный Г.Г. Гадамером, Д. Хенрихом, X. Вагнером и др.) можно свести к следующему: хотя сама по себе система Гегеля принадлежит прошлому, ценно стремление великого мыслителя поставить перед философией широкие мировоззренческие задачи, придать философским дисциплинам целостность, единство обоснования, охватить философским объяснением животрепещущие проблемы, волнующие человечество. Это убеждение в возможности и необходимости современной системной философии было противопоставлено «философскому партикуляризму» – отказу от целостного философского мировоззрения, смело вторгающегося в объяснение проблем теории и практики. Подобная тенденция в развитии западного гегелеведения, несомненно, является перспективной. К числу достижений мирового гегелеведения в 70-х годах можно отнести то, что много основательнее, чем прежде, были изучены процессы становления системных идей Гегеля, и особенно их развитие в йенский период, чему способствовала новая издательско-текстологическая работа. (Более подробно новейшее западное гегелеведение будет оцениваться нами при анализе различных периодов развития Гегеля.)

И все же в специальном исследовании философии Гегеля в свете системной проблематики, не говоря о ее непрофессиональном толковании, имеются серьезные пробелы, недоразумения, предрассудки. Что главное, гегелевские системные идеи нередко обедняются, сводятся лишь к вопросу о членении философской системы на соответствующие дисциплины и об их иерархии. Между тем философия Гегеля отличается богатством подходов к системной проблематике, разнообразием ее аспектов, не утративших актуальности и сегодня. Доказательство и раскрытие этой мысли – цель и содержание нашей книги. Молодого Гегеля интересует, например, актуальный и ныне вопрос о связи между системами социальной действительности и системами мысли. Сначала предметом социально-критического размышления становится особый оттенок этого вопроса – взаимодействие между системами деспотизма и догматическими системами идей. Затем Гегель разбирает еще один существенный аспект проблемы, уже в связи с начавшейся позитивной работой над созданием оригинальной системы: молодой философ стремится уяснить влияние общества отчуждения на процесс формирования новаторских философских систем. Не станем предвосхищать последующий анализ. Отметим только, что вплоть до создания «Науки логики» Гегель вел творческий поиск по широкому фронту: он размышлял над вопросом о социально-исторических предпосылках, воздействующих на процесс создания систем философии; стремился найти критерии, отличающие «неподлинные» системы мысли от «подлинных»; искал наиболее пригодное теоретико-методологическое основание философской системы – соответственно основополагающую для системы философскую дисциплину; выстраивал первые проекты системы то на фундаменте социально-политической проблематики, то на фундаменте феноменологии.

1
{"b":"568612","o":1}