ЛитМир - Электронная Библиотека

Квотчер Марамак

Лисья Нить - Красная

Первая выкатушь

Это путь идущих вперёд

Молодых и сильных машин

Что начало своё берёт

Из твоей российской души

- из песни

211 ПЩ

Лис и лисица неспеша шли по колее, обтираясь пушистыми рыжими боками друг об друга и о густую траву, что буйно колосилась вокруг. По синему небу медленно плыли большущие кучевые облака, вспушённые и белые; ветер колыхал торчащие над ковром леса верхушки сосен и ёлок, вытряхивая фитонциды в воздушные массы. Рыжие зверьки то и дело принюхивались и прислушивались, но исключительно из интереса, глядючи ушами на заросли малины и прочих растений, находившиеся в стороне от дороге.

Мягкая ползучая травка, покрывавшая дно колеи, приятно холодила и щекотала лапы; во многих местах трава вставала так высоко и плотно, что лисы чувствовали себя как в тоннеле. Впрочем, для этих относительно небольших зверьков даже низкая трава была высокой.

Впереди послышались тяжёлые шаги; рыжие переглянулись, на мордах появилось нечто вроде ухмылок. Лис быстро юркнул вбок, скрывшись в густой траве, а его подруга продолжила идти по колее, помахивая хвостом и приняв предельно беспечный вид. Из-за бугра появился сначала рюкзак, а потом цельный мужик под ним; естественно, глуховатое животное лису не замечало, пока до неё не осталось шагов пять. Щачловек слегка вздрогнул, заметив рыжую.

- День! - кивнул чувак, переходя на соседнюю колею, чтобы дать зверьку дорогу.

Лисица ответно кивнула ушами, склонив голову; вскорости глухой топот бипедального затих за поворотом дороги. Второй рыжий высунулся из травы обратно на колею, и оба переглянулись.

- А чего ты собственно хотела? - сказал рыжий, не открывая пасти, - Что твой вид немедленно вызовет неадекватную реакцию?

- Могло быть и такое, - хитро ухмыльнулась лиса, - Но вообще - смеха ради. Дай водички чтоли, Рэ.

Водичка была засунута в пояс-разгрузку, навьюченный на лиса; помимо этого "бронежилета", на зверьке имелась и разлапистая шапка с гибкими антеннами - так что его-то никак нельзя было принять за совсем дикое животное. Пришлось откручивать зубами пробку, как обычно, потому что таскать с собой механизированные лапы лисы не любили, особенно по лесу.

- Позырю, долго ли там ещё в гору, - сказал Рйек; вытащившись из кармана, вверх с лёгким жужжанием ушёл маленький металлический жук.

Поднявшийся на полсотни метров выносной глаз глянул за стену древесной поросли, открыв то обстоятельство, что вершина возвышения уже недалече. Рйек ещё пооглядывался вокруг с высоты, потому как внушало - до самого горизонта простирался тёмно-зелёный ковёр леса, над которым торчали только едва заметные в дымке высоченные башни, уходящие за облака. Откуда-то из зарослей еле слышно донеслись сигналы точного времени, завершившиеся фразой "В Петропавловске-Камчатском - темно, полночь."

- Ого, так и поспешить бы чтоли, - зевнула лисица, запихивая бутыль с водой обратно.

- К курам надо, Нэ, - ответил лис, - Спешка нужна при ловле блох.

Спешить, естественно, не стали - чай не на пожар опаздывают. Лисам предстояло пройти ещё килошага два до автобуса, и если бы они совсем расслабились - то шли бы никак не по дорогам. На дороге же то и дело встречались, выражаясь высушенно, прочие организмы - те же лисы, кабаны, лоси и так далее; поскольку всуе колеи не топтали, то и состояние прохожей части оставалось годным.

Рйек и Нцина с удовольствием крутили головами по сторонам, потому как этот лес был исключительно ихним и рыжие знали, в каком месте что искать - то ягоды, то грибы, а то и башнесносную концентрацию мышей. Правда, от мышей они почти отвыкли и проглатывать костлявый организм было не особенно приятно, если не сказать больше. А раз нет необходимости, то и эт-самое.

Некоторые зверьки присутствовали и с внешними лапами; в частности, выйдя из лесу на поле, лисы могли наблюдать стадко голов в двадцать овец, вслед за которыми катился агрегат навроде экскаватора, только без кабины и с хватательными манипуляторами вместо ковша.

- Эй овцы!! - ни для чего громко тявкнула Нцина в сторону овец.

- Эй лисы, бээээ... - немедленно отозвались овцы.

На поле и так торчали несколько групп копытных, лопавших траву; на пригорке вдали кто-то копался то ли с посевами, то ли с саженцами, по крайней мере полосу почвы взрыл. Деревенские щачловеки тащили из леса сушняк на дрова, и древний ГАЗ-66 мерно покачивался на ухабах и погромыхивал, как железная коробка. На брезентовом тенте сверху сидели штук десять ворон, которым лениво лететь своим ходом.

Перейдя полюшко, лисы ныкнулись через плотную узкую полосу деревьев и кустов, где обычно произрастало обилие грибов, и вышли к автобусной остановке - небольшой бетонной будке без одной стены, стоящей возле шоссе. На стенке висела обшарпанная от десятков лет жёлтая табличка с литерой "А" и расписанием рейсов, а под крышей и вокруг тусовались ожидающие. Более всего в глаза бросался огромный серый конь, пуховой как гусь знает кто, и свинья - та была раза в три ниже, и во столько же раз тяжелее.

- Оу щи, - подзакатила глаза Нцина.

Рйек кивнул, потому как было вполне очевидно - хавронья займёт половину автобуса и на сидушки придётся лазить по её спине. Причём это - если оставить в покое специфический запах, исходящий от свино. Из-за этих мыслей пассажиры тоскливо проводили взглядами длиннющий автопоезд, прокатившийся мимо - туда бы точно влезло свободно.

- Слушай, а серые собираются? - беззвучно свыл лис.

- Тут уж как карта выложится, - качнула ухом Нцина, - Они вроде на дальняк собирались.

- У них всё что за разгородом, сплошной дальняк.

- Ну не тявкни. Якель мне прошлый раз все уши протявкал про Марс.

- Его дело, - фыркнул Рйек, - Но моя не понимать. Даже тявкнуть точнее, не понимать чего тут не в пух.

- Конечно не понимать, - захихикала лиса, - Ты всё-таки на автономном.

- Спасибо что напомнила...

Здесь уже подкатился автобус, с блямканьем открылись двери и произошло перемещение организмов между внутренним объёмом салона и остальным объёмом Вселенной. Перемещение характеризовалось попытками побыстрее устроить хрюшку; поскольку лисы тут помочь не могли, они проскользнули бочком, запрыгнули на сиденье и оттуда - на верхнюю полку. Предстояло ещё повозиться с открытием форточки, после чего стало совсем хорошо. Нцина слегка покатилась со смеху, глянув на противоположный край автобуса - там на полке, бок к боку, сидели восемь кошек крупного калибра, выглядящие в такой формации как единое кошко. Послышался скрежет металла по крыше, видимо чьи-то наружние лапы лезли туда, держаться за "багажник".

- Товарищи, говорит ИО КО, - раздался голос из динамиков на чистом земном языке, - Вы едете в автобусе! Автобус на колёсах, колёса - круглые предметы между ним и дорогой. Вопросы? Вопросов нет. Тогда напоминаю вам, что проезд стоит пять копеек, номер маршрута у нас 359-Ы, автобус идёт со всеми остановками по Питербургской области до Ленинграда. И, потихоньку...

Само собой потихоньку, потому как быстро с таким салом не разгонишься - даже мощная машина просела на рессорах. Да и дорога особой ровностью не отличалась, в основном из-за постоянной смены покрытия - то шёл асфальт, то бетонные плиты, а то и вообще какое-то новое покрытие, похожее на листья или мох. Автобус раскачивало, в открытые окна задувал свежий воздух, обеспечивая необходимую противосвинную вентиляцию, и мягко гремели жестью детали транспорта. Лисы привалились к пушным бочкам друг друга и сидели в полнейшем довольстве, глазея за окно.

А за окном наблюдался ландшафт родной страны - пушистые перелески и конкретные сосновые боры, торчащие стеной над менее высокой растительностью, цветущие зелёные поля, овраги и речки. Средь всего этого великолепия иногда попадались россыпи деревенских построек или вообще башни, уходящие в плохо обозримую высь. Дорога при этом то и дело ныряла в трубу, подвешенную на сваи - в трубе автобус давал полный газ и пассажиры закрывали окна воизбежание, потому как скорость зашкаливала за две сотни кэмэчэ.

1
{"b":"569706","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дом последней надежды
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Размороженный. Книга 1. Cooldown
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Детские психологические травмы и их проработка во имя лучшей жизни
Выбор Ишты
Некрасавица и чудовище. Битва за любовь
До встречи с тобой
Дверь на двушку