ЛитМир - Электронная Библиотека

  Предупреждения и отмазки: я больше специализируюсь на юморе и жестокому обращению с персонажами, так что с детективом и, тем более, стихами у меня напряженка. Поэтому заранее прошу извинение за нелогичную детективную линию, и за нескладные стихи. Да и за романтичную линию, думаю, тоже надо бы извиниться. Там я тоже чего-то не того накрутила. В общем, читайте, и потом с чистой совестью кидайте в меня помидорами и тапками)))

  Посвящается моей ворчливой сестренке Аленке.

  Лялюсик, если ты прочтешь когда-нибудь этот рассказ (хотя вряд ли, и это меня обнадеживает), то знай: ни на что я там не намекала! И я, вообще, решила его тебе посвятить из-за помощи с выбором оружия! Хотя ты больше ворчала о нереальности и глупости моих параллельных (Фентезийные они! Фентезийные! Сколько раз можно повторять?) миров, чем помогала, но с револьвером все же подсобила)))

  27 Нилья 00:12

  Где может прогуливаться молодая (ну, относитесь) и разодетая женщина на высоких каблуках и в боевой раскраске? Ответ - определенно не в парке в начале первого ночи. Если только она не младший сержант южного округа городской стражи, пытающаяся на живца выманить маньяка.

  На его совести было уже четыре жертвы - молодые и красивые девушки богатых и знатных семей. Будучи из дворянской семьи, я их знала. Одна из них была в далеком детстве даже мне подругой.

  Девушки исчезли в парках в южном округе, и в них же и были найдены спустя неделю - изнасилованные и "разукрашенные" ножом так, что даже наш опытный криминалист Тэсса Лацк не могла спокойно взглянуть на них.

  Маньяк был явно психом, поэтому я была одной из тех, кому поручили роль "подсадной утки" - холоднокровной и всегда спокойной Линде Тратских. У меня даже прозвище было - Непробиваемая. Шуточки о том, что я и душ принимаю в штанах, так как игнорирую такую деталь формы как юбка, меня преследует на протяжении всей моей шестилетней службы в южном отделе. Шутит так зачастую мужская и меньшая часть нашего отдела. Мужчин на службе у нас, вообще, мало, и наш отдел из-за этого даже прозвали "дамским".

  Теперь же мне приходилось терпеть и короткую юбку выше колен, все норовящую подняться выше и оголить бедра. И неудобные каблуки, от которых ноги так и подкашивались. И макияж, из-за которого у меня слезились и чесались глаза, от чего мне приходилась себя постоянно одергивать, потому что руки так и тянулись унять этот зуд. И изыскано уложенную и жутко меня бесящую прическу, которая получилась благодаря нарощенным волосам. Но я все стоически терпела, так как не могла поставить свое неудобство выше задания.

  Конечно, я была не единственной "подсадной уткой", еще шестеро стражей ловили на живца маньяка в других парках вот уже четвертый день. Точнее, мы отправлялись в парки, меняя внешность, и с разными историями, чтоб не привлекать к себе внимание.

  Сегодня я со старшим сержантом Верским сыграла ссору влюбленных. Мы прибыли в парк Горского ближе к полночи. Парень начал приставать к девушке, а она жеманиться. Они поругались, девушка в слезах убежала вглубь парка и сейчас сидела на одной из лавочек под фонарем, пытаясь успокоиться.

  Неспешные шаги я услышала в метрах пятнадцати от лавочки. Они приближались по выложенной аллее с юга. Сегодняшняя ночь была как крепкое кофе, которого мне сейчас безумно хотелось, а фонарь - круг молока, поэтому мне был виден только силуэт.

  Когда шаги были уже у кромки света, я спросила, придав голосу испуганные нотки:

  - Кто здесь?

  Шаги на пару секунд застыли, а потом в круге света появился юноша лет двадцати, и находился он явно не в слишком трезвом состоянии. Оглядев меня удивленным и явно довольным взглядом, он расплылся в обворожительной улыбке, от которой появились ямочки на щеках, и произнес немного хриплым голосом:

  - Вот это подарок судьбы!

  Он был невысокий, примерно метр шестьдесят семь-восемь, но с широким разводом плеч и развитой мускулатурой, это было видно благодаря его рубашке с кроткими рукавами. Лицо у юноши было приятное, можно даже сказать красивое - чистая светлая кожа, правильные линии лица, большие серо-голубые глаза, ровный нос, пухлые губы, круглый подбородок. Пшеничного света волосы были аккуратно подстрижены, а косая челка прикрывала лоб. В его левом ухе сверкали две круглые серьги, на шее - цепочка с круглым медальоном, а на запястье правой руки - широкий кожаный браслет. Был он одет в желтую рубашку из явно дорогого материала с красивыми пуговицами и серебряной вышивкой на левом боку, слегка помятые черные штаны и в ботинки с пряжками.

  Хоть юноше было уже где-то под двадцать лет, но я все равно про себя окрестила его "мальчишкой". По одной его одежде можно было сказать сразу - богатенький сынок из дворянской семьи. По лицу и улыбке - начинающий ловелас, который уже понимает, как его внешность может действовать на противоположный пол.

  Поймав мой оценивающий взгляд, мальчишка самодовольно улыбнулся и протянул ласковым голосочком:

  - И кто обидел такой красивый подарок? Девушка, не плачьте. Я уверен, улыбка вам пойдет больше. Ну же, улыбнитесь.

  Я была же давно не девушкой, и этой зимой мне должно было исполниться двадцать восемь лет, но подходящая одежда и макияж скрыли мой настоящий возраст. Сейчас мне нельзя было дать больше двадцати пяти, но даже такая разница в возрасте мальчишку явно не остановила в попытке меня закадрить.

  - Что надо? - хмуро спросила я и напоказ громко высморкалась в платок.

  Моя хитрость не удалась. Мальчишка наградил меня очередной обольстительной улыбкой, вновь продемонстрировав ямочки на щеках, и ответил тем же ласковым тоном:

  - Как что? Познакомиться! Мне просто совесть не позволила пройти мимо такой красивой девушки и не спросить ее имени. Меня, кстати, Макс зовут. А тебя как, красавица?

  Имя Макс ему подходило. Оно было такое же молодежное, эпатажное и чем-то привлекательное, как и он.

  - Фрося, - "представилась" я, пытаясь сдержать усмешку.

  - Тебя не так зовут, - теперь его улыбка стала лукавая, и от этого ямочки стали выглядеть еще привлекательнее. - Хочешь, я угадаю твое имя?

  - Попробуй, - на этот раз усмешку я не сдержала.

  Родители дали мне древнее и длинное имя Энальдина, которое я, вступив в гильдию стражей, сменила на Линда, чем ввела свою матушку в культурный шок. На ее мнение "Линда" была кличка собаки, но никак не именем для человека. Сменой имени она возмущалась даже больше, чем моим решением вступить в городскую стражу. Я относилась к древнему, но обедневшему дворянскому роду Тратских, поэтому мою матушку возмущал факт, что вместо охоты за богатыми женихами, которые могли бы помочь роду вновь озолотиться, я выбрала смыслом жизни охоту за преступниками. Хотя и этот факт не остановил матушкины попытки выдать меня за какого-нибудь богатого сноба. Почти каждые три месяца она устраивала мне смотрины, правда, предполагаемые женихи больше часа не могли вытерпеть моего общества.

  - Фиона? - задумчиво спросил мальчишка. - Эльза? Жаклин? Элизабет? - Подойдя ко мне ближе, он вновь соблазнительно улыбнулся. - Слушай, безымянная красавица, может, мы пойдем в какое-нибудь хорошее заведение, и там я продолжу угадывать твое имя? Тут недалеко "Царский трон" находится. Он как раз круглосуточно работает.

  "Царский трон" было не просто хорошее, а очень хорошее и дорогое заведение. И раз у мальчишки на него хватит денег, значит, с богатыми родителями я не прогадала.

  - Послушай, мальчишка, раз ты не понимаешь намеки, то я скажу прямо: я не желаю с тобой знакомиться или куда-то идти, так что топай отсюда! - я вложила в голос как можно больше раздражения и пренебрежения. Сделала я это для того, чтоб разозлить его. Если этот мальчишка маньяк, за которым мы охотимся, то подобное обращение и тон ему по душе явно не должны были прийтись.

1
{"b":"570374","o":1}