ЛитМир - Электронная Библиотека

Алексей Туренко

Джихад одинокого туриста

© Туренко А., 2017

© ООО «Издательство «Яуза», 2017

© ООО «Издательство «Эксмо», 2017

* * *

Пролог

На работу в понедельник я ехал в мерзком настроении.

Почему?

Достало менять жизнь на бабло. Бесцельный и бессмысленный обмен времени на деньги – время тратилось на никчемную работу, деньги – на покупку того, что мне не причиталось. Уважения. И даже здесь я лопухнулся, принимая за оное зависть. «О боже! Эта скотина может тратить больше, чем я!»

Говоря мягко, я был недоволен жизнью и собой.

Порог офиса пересекся в девять ноль семь. Шеф демонстративно посмотрел на часы.

– Опаздываем!

– Забей, – буркнул я, проходя мимо.

Идиот, как античный хулитель, последовал за мной. Понедельничный похмельный синдром начальства наложился на мой настрой – я и так не ангел. А уж сегодня…

На четвертой минуте воплей руководства, не сдержавшись, я высказал все. И не ограничившись словами, в присутствии половины офиса, зарядил шефу в «табло». В глазах пары коллег мелькнула зависть, большинство решило – ведущий «продажник» спятил. Объяснять свои мотивы я не собирался.

Расчет был быстрым. Памятуя мордобой, обсчитывать не рискнули, выдав наличность и ворох бумаг.

– Отваливай! – напутствовал побитый кретин, захлопывая дверь вонючего рая.

Совет был хорош, чего не скажешь о советчике. Сунув пачку в карман, я перешел площадь, вломившись в турагентство.

– Море, девки, солнце. Немедленно, – я перечислил менеджеру нехитрые потребности.

– Три звезды, две недели, вылет сегодня, – моментально врубился прожженный агент. Люблю таких.

– Идет, – припечатал я, начиная бег от себя.

Вечером, взгромоздившись в самолет и залив в себя грамм триста, я отключился, не заморачиваясь названием страны и отеля.

Курортный сервис не подвел – мою тушку перегрузили в «челнок» и через пару часов вместе с сумкой выставили на теплый асфальт: цикады, духота, нечитаемые, приторно-любезные восточные морды. Сверив название на путевке и буквы на вывеске, сопровождающий довел до портье и вручил ключи. Дав смуглому парню зеленую десятку, я добрел до номера и растянулся на широкой кровати. Все, прибыл.

Глава 1

Понедельник, ночь.

Проспав пару часов и пробудившись по причинам естественного порядка, я на ощупь разыскал санузел и в темноте осквернил. Разобравшись с включением света и обретя оный, огляделся – просторный номер, широкая койка, кресло, стол, холодильник. За прозрачной занавеской – полуоткрытая балконная дверь. Взгляд в окно подсказал – поздно. Часы на руке конкретизировали – полдвенадцатого. Жара ушла, стояла просто теплая ночь. С улицы доносилась музыка, стало быть, местность не спала. Пора осваиваться. Влекомый жаждой к перемене мест, я покинул номер.

Ближайшее место «водопоя» обнаружилось в лобби. При нем – люди: кучка картежников-немцев и пара русских компаний. Симпатичных девок не обнаружилось. Средиземноморские курорты не меняются.

Игнорируя гламурных юнцов с рощицей соломинок в «Мохито», я прихватил в баре кофе с бутылкой и, нагруженный булькающим скарбом, направился к людям посолидней, надеясь встретить цельных личностей, не терпящих полутонов. И соответственно – разбавленных напитков.

Разглядев, к кому иду, я поднял бровь – с солидными погорячился, но насчет цельных угадал. Байкеры. Ладно, отступать поздно. Не люблю.

– Привет, славяне, – поставив обе емкости на их стол, я поинтересовался: – Не помешаю?

– Падай, земляк, разберемся, – обнадежил басом пузатый детина. Двое остальных кивнули, и я сел, припав к кофе. Опорожнив чашку и закурив, я почувствовал себя более-менее прилично. Общество вполголоса трепалось, не обращая внимания на мое похмельное чудо.

Компанию составляли трое. Первый – пузан, с исчерченными татуировками ручищами. Рожа была под стать – красная, шалая и бородатая. Он хорошо бы смотрелся на пиратской палубе с парой тесаков. Голос соответствовал – мощный, клокочущий бас, сочетающий первобытную мощь и свирепость. Наверно, таким орал загонщик мамонтов. Вторым был поклонник мото, относящийся к другому типу – сухой, крепкий, с холодными насмешливыми глазами крупного бизнесмена или бизнес-наемника. Хотя в нем не чувствовалось отстраненности первых и холодного равнодушия вторых. Принадлежность к мотобратству выдавала спортивная куртка со встроенной защитой, брошенная на соседний стул. Третий участник собрания блистал облупленным носом, простодушными синими глазами и копной русых волос. По виду – типичный селянин с Орловщины. Интересная компания.

Сочтя, что пауза затянулась, а приличия соблюдены, пузан повернулся ко мне.

– Бизнесмен? – раздалось над ухом приглушенное извержение вулкана, заставившее дернуться гламурных деток по соседству.

– Уже нет, – ответил я, сворачивая головку «Столичной». Кивнув официантке, я жестом попросил четыре стопки.

Пока я разбирался с «горючим», гора в косухе, отвернувшись, продолжила беседу, прерванную моим появлением. Разливая, я слушал краем уха.

– Брат, пойми. Дело не в коже. И не в колесах. Ты представь – дорога, ветер в рожу. В лапах – руль, за спиной – девка. И братья рядом. Вы стая. Мир – твой.

«Селянин» – кандидат в неофиты, понял я. Глазенки поблескивали. Похоже, процесс вербовки подходил к концу.

– А работа?

– Насри!

«Оригинальная манера работы с возражениями», – отметил я про себя, мысленно представив байкера в своем бывшем отделе: заслать на переговоры в «Ашан», а после закупщиц можно будет брать голыми руками.

– Да, брат?! – взревела гора, обращаясь уже ко мне.

– А на что он девку кормить будет? – поинтересовался я. – Тачку шаманить?

– Братья помогут!

– На содержание возьмут?

Гора нахмурилась.

– Не понял, чел. На братьев тянешь?

– Ты его на содержание поставишь, если он с работы спрыгнет? И «убитые колеса» возьмет? – Закончив с разливом, я повернулся к нему. – А, романтик?.. Ответа не слышу!

Здоровяк исчерпал вербальные аргументы. Толстые пальцы потянулись ко мне.

– Уймись, – на плечо опустилась рука «наемника», и руки пузана замерли. Одна опустилась, вторая похлопала меня по плечу.

– Прости, брат. Перебрал малехо. Без обид?

Переведя взгляд на «миротворца», я поднял стопку и приглашающе кивнул на другую. Тот отрицательно кивнул. Я без эмоций опрокинул свою.

– Не услышал ответа. Убрал собеседника – отвечай сам.

Холодные глаза потеряли насмешливую составляющую.

– Пьянота в Армани. Ты же кроме своего бабла ни хрена не видишь. На хрена тебе ответ? Звуки услышишь. Не смысл.

Грубовато. Но меня трудно задеть, пока сам того не желаю. Сейчас – не желал, и чужие эмоции просквозили мимо. Я желал выпить. В обществе и сейчас. Придется раскрутить интеллектуала-практика на дискуссию. Благо провокация сработала – парень повелся.

– Высокомерие – прикольный грех. Уж прости, не сыграть – грешно… Романтика асфальта – для молодых, хромированные железяки – для лохов старше… – Я помолчал, усиливая впечатление паузой. – Казаться, а не быть… Быть кем? Поставил планку знающего – оправдай…

Глаза собеседника потеряли лед. Усмешка, пожалуй, даже добрая, сломала жесткую линию рта. Внутренне я устыдился.

– Уел, коммерс… – Его взгляд на секунду «ушел в себя». – …Только одинаковые слова мы действительно понимаем разно… Вот – дружба. Для тебя – выпить, по душам поговорить. И по домам. Личное – отдельно. Прочее – тоже. Так?

– Примерно, – неопределенно произнес я, стараясь не сбить «певца» с нот.

Холодноглазый кивнул:

– Для нас – иное. Личное – главное. Люди. Друзья. Прочее – кал. Бабло, бизнес… – вынужденная необходимость копейку заработать. Главное – с пути не свернуть.

Прям политрук – сплошные лозунги. До сути доберемся?

1
{"b":"571721","o":1}