ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 4

ТОМЛЕНИЕ

1

— Что вас задержало? — спросил де Бриссак, как только Виктор появился в окне.

— Ничего. Я слушал…

— Что?

— Я всегда слушаю и прислушиваюсь. Надо держать ухо востро.

— Ба! Не будем ничего преувеличивать, — проговорил де Бриссак тоном, который выдавал некоторое раздражение.

Тем не менее, со своей стороны, он также проявил осторожность, осветив комнату лучом электрического фонаря. Увидев старый коврик, он вскочил на стул и прикрепил его к окну, как драпировку, не пропускающую свет. Все отверстия были тщательно закрыты. После этого он повернул выключатель, и комната осветилась.

Тогда он обнял Александру и принялся кружиться с ней в танце.

Молодая женщина одарила его снисходительной улыбкой. Это обычное для Люпена проявление веселья, когда он приступал к делу, забавляло ее.

Виктор, напротив, нахмурился и сел.

— Вот как? — с иронией заметил Люпен. — Садимся? А работа?

— Я работаю…

— Забавным образом…

— Вспомните одно из ваших собственных приключений… Не могу точно сказать, какое именно. Вы проникли ночью в библиотеку одного маркиза, и ваши действия долгое время заключались в созерцании бюро. Это было нужно, чтобы распознать и открыть секретный ящик. Что касается меня, то я созерцаю комнату. Созерцаю, пока вы танцуете… Я постиг вашу школу, Люпен. А лучшей, кажется, нет.

— Моя школа — это прежде всего работать быстро. У нас в распоряжении всего один час.

— А вы уверены, что оба стража, эти бывшие детективы, не совершают ночью обход всего дома? — спросил Виктор.

— Нет. Сюда они не заходят. Если бы грек включил в обход и эту комнату, то дал бы этим понять, что здесь что-то скрывается. А это не в его интересах. Однако надо предупредить и такую попытку. Пойду открою моим людям.

Он усадил Александру и наклонился над ней.

— Вы не побоитесь остаться здесь одна минут на десять-пятнадцать? Все должно быть сделано быстро и без осложнений. Хотите, наш друг побудет с вами?

— Нет, не беспокойтесь, — сказала она, — идите, а я подожду здесь.

Де Бриссак сверился с планом отеля, потом осторожно отворил дверь. Коридор, нечто вроде передней, привел их к другой массивной двери, в замке которой торчал ключ. Открыв ее, они оказались на площадке лестницы. Лестничная клетка была скудно освещена светом снизу, из вестибюля.

С бесконечными предосторожностями они спустились вниз. В вестибюле под лучом фонаря де Бриссак показал Виктору на плане комнату, где спали телохранители. Только миновав ее, можно было попасть в спальню грека.

Они подошли к главному выходу из дома. Два огромных засова на двери… Де Бриссак отодвинул их. Справа регулятор сигнальной системы. Он его выключил. Возле регулятора кнопка. Он нажал ее — и открылась дверь в ограде, отделявшей палисадник от бульвара Майо.

Сделав это, он высунулся наружу и тихонько свистнул.

Три его сообщника — личности с мрачными физиономиями — приблизились к нему.

Де Бриссак молча пропустил их в дом, закрыл за ними дверь и сказал Виктору:

— Я провожу их в комнату телохранителей. В вас нужды пока нет. Стойте на страже на всякий случай.

Как только Виктор остался один и убедился, что может действовать бесконтрольно, он поставил на место регулятор сигнальной системы, отодвинул засовы, нажал кнопку, снова открыв калитку в ограде с выходом на бульвар. Таким образом, вход в дом был свободен.

Потом он прислушался. Нападение на стражу произошло, как и предвидел де Бриссак, без осложнений. Оба телохранителя, захваченные врасплох, были связаны раньше, чем поняли, в чем дело.

То же произошло и с самим греком, около которого де Бриссак остался один на несколько минут. — Ничего из этого человека не вытянешь, — вернувшись сообщил он, — он наполовину мертв от страха. Однако я думаю, что не ошибся в расчетах. Пойдемте в его кабинет.

Он приказал своим людям охранять пленников и избегать малейшего шума, потому что прислуга, спавшая внизу, могла услышать присутствие посторонних и поднять тревогу.

Поднявшись по лестнице, де Бриссак закрыл на ключ массивную дверь в коридор, дабы помощники не могли ему неожиданно помешать. В случае тревоги им достаточно было постучать в дверь.

Александра неподвижно сидела в своем кресле. Ее бледное лицо было искажено гримасой.

— Все спокойно, — сообщил Виктор. — Вам не страшно?

— Очень страшно, — прошептала она, — страх буквально пронизывает все мои поры.

Виктор пошутил:

— Счастливый для вас период… Пока это томление продолжается…

— Но это абсурдно! — заметил де Бриссак. — Решительно нет никаких причин для страха. Видите, Александра, мы здесь с вами, и вы здесь, как у себя дома… Стража связана, мои люди на своем посту. Если же вдруг возникнет тревога, наша лестница на месте и путь для бегства обеспечен. Но не беспокойтесь, не будет ни тревоги, ни бегства. Со мной случайностей не возникает.

Вслед за этим он сразу же приступил к обыску комнаты.

— Проблема, — проговорил Виктор, — найти небольшой пакет, который может содержать сумму в десять миллионов.

Де Бриссак вполголоса перечислял, сверяясь с указаниями плана:

— На бюро телефонный аппарат… Несколько книг… Досье оплаченных и подлежащих оплате счетов… Корреспонденция с Грецией… Корреспонденция с Лондоном… Регистры счетов… Ничего особенного… В ящиках другие досье, другая корреспонденция… Нет ли здесь секретного ящика?

— Нет, — твердо сказал Виктор.

— Вы правы, — согласился де Бриссак, проверив это утверждение путем обстукивания бюро и его внутренних ящиков.

И продолжал:

— Этажерка сувениров… Портрет дочери грека… — Он взял его и ощупал. — Рабочая корзинка… Ларец для драгоценностей… Пустой и без двойного дна, — добавил он. — Альбом открыток с пейзажами Греции и Турции… Альбом с марками… Детские географические книги… Словари… — Он перелистал их. — Ящик для игр… Ящик для жетонов… Маленький зеркальный шкаф для кукол…

Все было проверено. Все стены простуканы и прощупаны. Мебель тщательно исследована.

— Два часа утра, — заметил Виктор, бесстрастно наблюдая за инвентаризацией, которую проводил де Бриссак. — Через час взойдет солнце. Не пора ли подумать об отступлении?

2

— Вы с ума сошли! — возразил де Бриссак.

Он не сомневался в успехе. Наклонившись к молодой женщине, он осведомился у нее:

— Вы спокойны?

— Нет, нет, — пробормотала она.

— А что вас беспокоит?

— Ничего… Ничего и все… Надо уходить отсюда!

Он сделал гневный жест.

— Ну нет! Я вам ясно сказал: женщины должны оставаться дома… Особенно такие женщины, как вы — впечатлительные и нервные…

И де Бриссак снова взялся за дело.

— Наша работа — печальное зрелище для женщин, — заметил он.

— Зачем же тогда она пришла сюда? — усмехнулся Виктор.

Де Бриссак пожал плечами.

Виктор внезапно встал.

— Слушайте.

Они прислушались.

— Я ничего не слышу, — сказал де Бриссак.

— В самом деле, ничего, — согласился Виктор. — Значит, мне показалось. По-моему, какой-то шорох донесся из вестибюля…

— Со стороны входа? Странно! Ведь я закрыл все как следует.

— Или со стороны пустыря…

— Но это невозможно, — возразил де Бриссак.

В этот момент что-то выпало у него из рук.

Молодая женщина вскочила.

— Что это?!

— Слушайте, слушайте! — воскликнул Виктор, который тоже вскочил. — Слушайте!

Все снова затихли, прислушиваясь. И де Бриссак констатировал:

— Никакого шума.

— Нет, на этот раз внутри, я убежден, — настаивал Виктор.

— Глупости! — произнес де Бриссак, которого начала раздражать эта встревоженность. — Займитесь лучше поисками. Помогите мне.

Виктор не шевельнулся, прислушиваясь. По бульвару проехал автомобиль. На соседнем дворе залаяли собаки.

111
{"b":"572150","o":1}