ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Влюбленный убийца
Отель «Большая Л»
Золотые костры
Взрослеем с подростком. Воспитание родителей
Трезориум
Три «котла» красноармейца Полухина
Солнечный круг
15 шагов от паники и страха к свободе и счастью. И – don’t worry! bе happy!
Дотянуться до престола

Новинки и продолжение читайте на сайте электронной библиотеки https://www.litmir.club/

========== 1. Так пахнет свобода. ==========

Full of despair inside a darkness

Self conscious and scared, held prisoner of war

Running out of air, buried in a sadness

Want a way out of this paralyzing world

(Our Last Night – Sunrise)

В ярко-голубом небе блистало жаркое калифорнийское солнце, отражаясь в солнцезащитных очках, которые она предусмотрительно надела перед тем как выйти из дому. Все, что ее окружало, казалось несколько нереальным и пугающе новым. За три года, проведенных далеко от этих мест, она отвыкла от того, что никто за ней не наблюдает, никто не обращает на нее внимания. Она отвыкла от такого количества незнакомых людей, отвыкла от того, что мир может выглядеть так разнообразно и красочно.

Три потерянных года. Она отвыкла одеваться броско, а потому ограничилась обычными джинсами и простым черным лонгсливом. Старые поношенные кеды на ногах. В походке - легкая сутулость. Такая возникает, если все время ждешь, что кто-то тебя внезапно окликнет и вовсе не для того, чтобы спросить дорогу. Это походка человека, который или ждет удара со спины, или уже готов резко броситься бежать. Но сейчас все было спокойно. Полицейские, мимо которых она прошла, даже не посмотрели в ее сторону, а девушка все равно опустила голову и ускорила шаг.

Прошлое - поганая штука, оно не отпускает и постоянно напоминает, что можно было поступить по-другому. Но прошлое на то и прошлое, что его не изменить. Как не изменить и существующую действительность. Ей двадцать три года, у нее нет высшего образования. Нет и нормальной работы. Как только узнавали, что она сидела, или не брали вовсе, или предлагали испытательный срок длиною в год с половиной от обычной зарплаты. У нее была куча свободного времени, но не было нормальной возможности. Раз за разом в течение уже двух недель она утром выходила из дома и слонялась по городу в поисках работы. Пока, увы, безрезультатно.

Она знала, к кому можно обратиться. Где достать нормальные деньги и такие, что хватит не только привести в порядок дом, но и на то, чтобы передвигаться на собственных колесах. Но она помнила, что однажды уже выбрала путь наименьшего сопротивления и это, в конце концов, привело ее в тюрьму. Выйдя на волю, она надеялась начать жизнь с чистого листа. Чистый лист пока предложил ей нищенский, полуголодный образ жизни.

Захотелось есть. В ближайшем уличном лотке она купила самый дешевый хот-дог. Присела на скамеечку в парке и принялась его есть. От дешевого лакомства пахло сомнительного качества мясом, разогретым хлебом и таким же дешевым кетчупом. Иногда свобода пахнет именно так. Покончив с нехитрым обедом, она двинулась дальше по городу. Налетел легкий ветерок, растрепав ее и без того взъерошенные, черные как смоль короткие волосы. Она уже прошла половину обычного маршрута, кидая взгляд на вывески тех мест, где ей отказали в работе. Вот одна автомастерская – даже слушать не стали. Вот бар – предложили работать уборщицей, она их послала. Еще мастерская, стриптиз-клуб, магазин. В магазине после отказа она стащила сникерс. Такая вот маленькая месть.

Денег у нее оставалось на три дня. Нужно заплатить за жилье, купить продукты на неделю. Не хватит ни на то, ни на другое. Америка – страна возможностей! Она решительно свернула с привычного маршрута и устремилась туда, куда разум ей настойчиво твердил не заходить больше никогда в жизни.

***

В автомастерской «Док и Ко» жизнь текла своим размеренным чередом. Середина рабочей недели. Клиентов мало. Машины, нуждающиеся в ремонте, стоят в ангаре. До пятницы никто даже не чесался открутить хотя бы одну гайку. Только сам владелец мастерской – высокий и тощий как палка сорокалетний мужчина с большими старомодными очками нервно сновал от одного работника к другому, гневно потрясая бумагами, требуя незамедлительной деятельности и угрожая разогнать всех и лишить зарплаты. Остальные, завидев приближение начальника, изображали бурную деятельность или разбегались куда подальше. Например, под предлогом обеда. Некоторые и вовсе бегали на обед уже в третий раз. Но опытные сотрудники, а именно двое старожилов мастерской, потуги начальника тупо игнорировали.

- Павел! – как всегда с акцентом, окликнул мужчина одного из рабочих.

- Док? – довольно низкорослый, но крепкий мужчина одних лет с начальником, поднял голову, до этого наблюдая за тем, как горит непотушенный окурок на выброшенной покрышке автомобиля.

- Я сколько тебе раз говорил не курить тут? – потрясая бумагами, возопил очкарик.

- Моя твоя не понимает, - откликнулся мужчина, явно придуриваясь. Он прожил в Америке без малого лет двадцать и языком владел в совершенстве.

Начальник лишь вцепился себе в светлые волосы с явным намерением их выдернуть.

- Павел, ты начал ремонт Ровера?!

- Нет.

- Почему?!

- Среда, - Павел многозначительно пожал плечами и добавил. - Док, не волнуйся, завтра займусь.

Док, он же владелец мастерской, издал невнятный вой и побежал дальше. Следующим пунктом его прибытия стало место расположения главного механика – Оливье Рида. Тот выставил прямо на парковке шезлонг и валялся на нем под тенью зонтика.

- Оли! – заорал Док.

- А? – мужчина под сорок, еще более высокий, чем начальник, но не такой худой, обритый под тройку, сдвинул солнцезащитные очки на нос.

- Оли! Когда закончится весь этот бардак? Никто не работает, а ты валяешься тут! Вставай немедленно!

- У меня сиеста, - спокойно ответил Рид.

- Какая сиеста?! Ты даже на четверть, даже на дюйм не испанец!

- Но душой… - Оли многозначительно водрузил очки обратно на место.

При прочих обстоятельствах Док, он же Кристофер Лоран, уволил бы к чертовой матери и Рида, и несносного русского. Но два факта всегда его сдерживали. Факт первый: оба были его лучшими друзьями. Факт второй: в пятницу они ударными темпами починили бы все, что нуждалось в починке. Но вся эта разболтанность и хаос ежедневно выводили пунктуального и прагматичного начальника из себя.

- Крис, ты бы так не нервничал, и, вообще, расслабься, - к ним подошел Павел.

- Тебе загореть не мешает, - заметил Рид, - а то что-то ты бледный.

- Некогда мне загорать! Я кручусь тут как белка в колесе! На мне все проклятые мозги этих проклятых тачек. У меня уже запор! Запор в компьютерах и запор на толчке!

- Это плохо, - монотонно заметил Рид.

- Я слышать, что от запор помогай клизма, - вновь начал придуриваться Павел.

И русский, и Оливье одновременно закурили. Крис страстно пожелал, чтобы приехал Босс и прописал клизму и одному, и другому. Он уже прокручивал в голове сладкие подробности мести, когда на горизонте возник силуэт, который не могли бы спутать ни с кем другим все трое.

- Не может быть! – удивился Лоран.

Оли стянул очки и принял сидячее положение.

- Хлеба, соли и водки, - присвистнул русский.

Сильно сутулясь, втянув голову в плечи и сжав кулаки, к ним приближалась брюнетка с короткой стрижкой. Поношенные кеды, синие джинсы и простой черный лонгслив. Именно такой они запомнили ее, когда девушку после приговора выводили из здания суда. Ну, возможно, что прическа за это время стала длиннее. Волосы отросли, хотя по-прежнему до шеи еле достают. И теперь с помощью геля слегка напоминают густую копну игл.

1
{"b":"572204","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чего хочет ваш малыш?
Как привести дела в порядок. Искусство продуктивности без стресса
Свои погремушки
Колдуны войны и Светозарная Русь
И небом нам был океан
Как создать онлайн-школу
Возвращение
Узоры для вязания на спицах. Большая иллюстрированная энциклопедия ТOPP
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо