ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Леди Назгул

Прекрасная Дева Орков

Моей сестре.

Орочья деревушка оказалась именно там, где ожидали ее найти: в долине, у верховий ручья. В молчании выслушали эльфы своих разведчиков, в молчании они ждали слова предводителя.

Отряд пришел из Северного Сумеречья. – Без малого две тысячи лет носил это название Эрин Ласгален, Ясный Бор. Срок немалый даже для Дивного Народа. Тьма рассеялась, но привычное имя не торопилось исчезнуть из памяти людей и эльфов. И немудрено: любой из жителей Арды, сказав «Сумеречье», вспоминал не только шевелящуюся Завесу Тьмы, но и упорный народ, что век за веком пел свои песни в ее тени. Сами обитатели прекраснейшего из северных лесов по-прежнему именовали себя эльфами Сумеречья – теми, кто смотрел на звезды сквозь черную мглу.

Теперь все переменилось. Окончилась Война Кольца, и земли к востоку от Мглистых гор наслаждались покоем. Рухнули стены Дол Гулдура – твердыни Кольценосцев, жуткая нечисть была перебита, и воцарился долгожданный мир. Но сами Мглистые горы по-прежнему таили угрозу. Туда бежали от возмездия полчища орков, смешавшись с убогими племенами, которые Черный Властелин не смог или не успел поставить под свои знамена, – с вольными орками, одичавшими, нищими и неспособными на большие лиходейства. Среди лесных эльфов не нашлось бы охотников, готовых преследовать дичь столь же отвратительную, сколь и глупую. Сверх того, гнусные твари больше не делали набегов. Однако мало-помалу они вернулись к своему исконному занятию – грабить и убивать путников в той части Западного тракта, которая проходит через горы. Нападения повторялись снова и снова, и, наконец, Эльфы, Люди и Гномы порешили уничтожить орочью мерзость. Первыми в горы отправились эльфы – не было на Севере разведчиков лучше, чем подданные Владыки Трандуила.

Конные и пешие отряды эльфов осматривали западные и восточные предгорья, ущелья, распадки и тропы вдоль тракта. Переходы в горах обычно совершались днем, при солнечном свете. Хоть лесные эльфы и любят ночь, зато орки ненавидят солнце и не покидают своих пещер, покуда оно не скроется. Разведчики выслеживали орков – следов эти неопрятные твари оставляют более чем достаточно. Но строг был наказ не вступать в стычки с разбойничьими шайками – «отныне да не прольется попусту ни капли эльфийской крови в землях Арды». Настали счастливые времена, светел был день, и ясны звезды. Но близился рок Дивного Народа, и в шуме Леса все явственней звучал шум Моря. И благороднейшую Эльдар, и самого беспечного из тех, кто распевал под кронами Ясного Бора, ждала единая судьба. Значит, рано или поздно поскачут по Западному тракту всадники в зеленых одеждах, и не вернутся в свой лес. Долгая дорога приведет их в Серебристые Гавани, где ожидают корабли, готовые к отплытию. Исполнится предначертанное – навсегда умолкнут эльфийские песни в лесах Средиземья.

…Как было сказано, эльфы ожидали решения предводителя. Кончались запасы воды, и они свернули к маленькой речушке – скорее, большому ручью, не обозначенному на карте, но памятному многим из них по путешествиям иных времен. И тут отряд подстерегала неудача. Ручей не покинул своего русла, но вода в нем замутилась и источала запах нечистот. Причина была понятна еще до того, как вернулись двое, отправившиеся к верховьям: там поселились орки.

Отряд вел Тингрил из рода Трандуила, славный высоким происхождением и воинской доблестью. Была за ним и темная слава: двадцать дней Тингрил пробыл в плену у орков из самого Мордора. Эльфы редко возвращались живыми из руки Черного, а тех, кто вернулся, встречали не только радостью, но и опаской, – словно зараза Тьмы пристала к ним. Никто в отряде не знал Тингрила прежде. Но теперь, после двух месяцев, проведенных под его началом, разведчики прониклись к нему доверием, хоть каждый и удивлялся про себя суровому облику предводителя, белым прядям в его темных волосах, как бывает у Смертных. Говорили, что руки его изуродованы пытками, – лето и на исходе было теплым, а Тингрил не снимал перчаток. Он по праву слыл знатоком орочьих повадок, и даже понимал некоторые из их наречий.

– Почему вы думаете, что это смирные орки? – спросил предводитель.

– Скорей всего, смирные, – ответил Элендар, старший из двух посланных, золотоволосый и светлый, как летний вечер. – Кострища небольшие, и следы не ведут к тракту.

– Много ли их там?

– Мы видели два отверстия в склоне, и рядом еще десять или двенадцать землянок. Трудно сосчитать точно, их крыши сливаются. Самих тварей нигде не видно, еще не вылезли. – Солнце клонилось к западу, но до заката оставалось часа три.

– Откуда тогда взялись нечистоты в воде?! – воскликнул в сердцах Элуин, бессменный кашевар отряда. Последний час пути он только и рассуждал о похлебке с кореньями и травами, приготовлением которой он займется, едва наберут воды в котел. – Эти твари, пропади они вместе с Черным, – не могли же они за ночь натащить столько грязи, что за день ручью не унести!

– Отчего ж не могли, – усмехнулся темноволосый Келион, который никогда не удивлялся дурным вестям. – Ты недооцениваешь орков, друг Элуин. Они и не на такое способны.

– Я не знаю, на что тут похожа вода ночью, – сказал Элендар, – но откуда вот эта грязь – мы поняли. Ручей стекает со скалы, а шагах в тридцати от нее есть маленький бочажок. Туда они навалили всяких горшков и котлов… – Отвращение, с которым он произнес эти слова, отразилось в лицах товарищей.

– Значит, вода негодная, – договорил за него Келион. – Но наших запасов хватит на вечер и утро…

– Запасов в обрез, – сообщил Элуин. – Коней нам не напоить… Нариндол! – окликнул он эльфа, который вел в поводу двух коней вдоль ручья. – Кони пьют?

– Не пьют и не будут, – был ответ. – Я не дам им того, что не годится мне самому.

Настоящее имя говорившего было Нарендил[1], но он охотно отзывался на прозвище Нариндол – Огненная Голова, а попросту Рыжий. Действительно, волосы его оттенком напоминали скорее медь, чем золото. Он вырос с матерью и, верно, поэтому был жалостлив и насмешлив, а в бою склонен к неоправданному риску. В отряде Нарендил, за его любовь к живым тварям, стал кем-то вроде конского лекаря.

– Что же делать, – в голосе Келиона звучала покорность судьбе. – Далеко ли до другой реки, предводитель?

– День пути, – ответил Тингрил, – мы не доберемся и к утру. Я предлагаю вам другое: подняться в долину, откуда течет ручей, и там встать лагерем на день.

– Как так? – первым опомнился Элуин. – Рядом с орками?

– Боюсь, что выбора у нас нет, – сказал предводитель. – Кони устали. Положим, еще ночь они выдержат, но если и там нас встретят орки… Пусть скажет Нарендил.

– Это верно, – согласился Нарендил, – коням нужны отдых и вода. Только в той долине вода-то найдется, а что до отдыха… Вы же знаете, как действует на них запах этих тварей.

– Не только на коней, – заметил Келион. – Я сам покоя не найду, коли под самым боком будут десятки вонючих орков.

– Келион прав, предводитель, – впервые заговорил Имлас, который ходил в долину вместе с Элендаром, – младший в отряде, сереброволосый и синеглазый. – Не знаю, как другие, а я глаз не сомкну. От этих лачуг так и веет смрадом и тьмой!

– Но мы можем встать в отдалении от их деревушки, – невозмутимо сказал предводитель. – Велика ли долина?

– Невелика, – ответил Элендар, – от орков не отойти дальше, чем на четверть лиги.

– А кругом скалы, – добавил Имлас.

– Это немыслимо!

– Они же все там излазили, истоптали, там каждый камень провонял ими!

– Да ведь это маленький Мордор! Где мы найдем травы для коней?!

– Трава там есть, – перебил Элендар, – им не под силу вытоптать ее всю.

– Пусть так, – но там, должно быть, всюду их следы!… И ночью они будут вопить…

– И кто знает, сколько их в этих пещерах?

вернуться

1

Имя «Нарендил» можно перевести с Высокого Наречия как «любящий огонь». Или «преданный огню». Разумеется, на Квэниа невозможна такая игра слов, как на русском, – корень «(н)дил» не имеет значения «отданный против воли». Но так или иначе, имя звучит не очень-то весело, особенно если учесть, что этот корень чаще встречается в именах Смертных. Возможно, мрачное и отчасти безумное состояние, в котором пребывала Марвен после гибели мужа, сказалось на имени сына. Именно поэтому его часто называют прозвищем.

1
{"b":"573089","o":1}