ЛитМир - Электронная Библиотека

Юлия

Няня для Лорда

Няня для Лорда

Часть первая. Лекарка.

Предисловие.

В тот день, когда моя жизнь резко перевернулась, все начиналось, как обычно, и ничего не предвещало перемен в привычном укладе.

Я встала с первыми лучами солнца, чтобы успеть позавтракать и не спеша собраться перед очередным рабочим днем. К семи мне нужно было открыть лекарскую лавочку, унаследованную от погибших родителей. Старенькие бабульки и работящие мужики, которые и составляли основную клиентуру, захаживали с утреца. Старушки по натуре своей ранние птички. А кормильцам семьи нужно работать до поздней ночи и купить лечебных травок да кремов, кроме как утром до начала своего труда, просто некогда.

На кухне моего появления ждал Веля - домашний белый лис. Этого хитреца мне на восемнадцатый день рождения подарил бывший парень. Георг был сыном пастора, повернутом на вере в богиню мудрости Иову, чьим именем и назвал свой подарок. К сожалению, я так и не смирилась с тем, что поклонение своему идолу Георг ставит намного выше, чем любовь ко мне. В итоге меня бросили, и на зло "святости" я переименовала лисенка в Вельзевула - бога хитрости и коварства из темного пантеона. Потом, конечно, подостыла, но Веля привык к своему прозвищу и становиться опять Иовом не желал.

- Что у нас сегодня на завтрак? - пропела я, почесывая лисенка за ушком и открывая холодильный шкаф. Кушать мы с Велей любили, да и мой бесспорный талант к готовке располагал питаться нормальными блюдами. Так что я быстренько поставила готовиться омлет, тут же наполнивший мою маленькую кухоньку аппетитным ароматом, и замесила блинчики. К ним из погреба достала мед с вишневым джемом. Последний для меня делала одна из клиенток - бабуля Фрося. Немного ворчливая, но вполне доброжелательная старушка, жившая недалеко от моей лавки.

- Фыр-фыр-фыр, - пытался донести свое нетерпение Веля. Он то и дело бегал вокруг моих ног, мешая нормально передвигаться. Его маленький черненький носик смешно подрагивал.

- Скоро все будет готово, потерпи, - в омлет посыпалась пряная зелень и тертый сыр. Огонь пришлось сделать поменьше, чтобы не испортить вкус трав. Одновременно с омлетом на соседней сковороде уже румянился первый блинчик. Я как раз переворачивала его, когда в дверь позвонили. Невольно улыбнулась. Мой сосед - старенький мистер Тросс, всегда заглядывал по утрам на чашечку чая. Я была не против, мистер Тросс приносил с собой изумительное печенье.

- Доброе утро, Фланеллия, - учтиво поприветствовал меня старый джентльмен. Я в ответ присела в легком книксене. Манерам меня учил все тот же сосед ещё с тех пор, как я тут поселилась.

- Доброе, мистер Тросс. Как Ваши дела? Спина прошла? - проблемы с поясницей начались у мужчины недавно - cтарость брала уже свое.

- В виду нашего близкого знакомства, дорогая, я допускаю некоторое отступление от норм поведения, но Вам все же следовало выразиться иначе. Никакой конкретики, юная мисс, общество...

- Ее не приемлет, да я помню, мистер Тросс, - с улыбкой забрала у старого джентльмена небольшую коробочку печенья, - какой чай будем пить сегодня?

- Мятный, дорогая, эта летняя жара совсем разошлась.

- Вы правы, погода нынче ужасная, - едва сдержала улыбку. Кроме великолепных (особенно для нашего сословия) светских манер, мистер Тросс также славился своей ворчливостью в сторону погоды. Ему не нравилось абсолютно все. Летом это была удушающая жара, осенью - бесконечные дожди, зимой - лютый холод, а по весне у бедняжки открывался сезон аллергии.

- Ах, а вот и Вы, юный пакостник, - старик, несмотря на свою больную спину, наклонился к лисенку. Вельку мистер Тросс любил. Иногда мне казалось, что именно этот безобразник являлся причиной общительности старого джентльмена. Кроме меня больше такой чести не удостаивался никто. Правда, еще была бабуля Фрося. Старушка напрочь игнорировала желание моего соседа быть затворником. Намеков она не замечала, а прогнать женщину мистеру Троссу не позволяло воспитание.

Поговаривали, семья моего соседа была весьма благородных кровей. Но, то ли за какое-то прегрешение, то ли просто по невезению, да только и богатство, и титул свой они потеряли. Остались разве что манеры да память. Может, потому мистер Тросс так над ними и трусился.

- Ваш чай, - я подала старику его любимую фарфоровую чашечку с изящным орнаментом. Эту чашку мистер Тросс мне и подарил, как только стал захаживать в гости. Пить чай из простых глиняных кружек ему было не по нраву.

- Спасибо, дорогая, - джентльмен кивнул и принялся неспешно наслаждаться напитком. Я же, наконец, смогла приступить к завтраку. Велька тоже получил свою порцию и теперь счастливо уминал омлет за обе щеки.

- Так как Ваша спина, мистер Тросс? - я удосужилась хмурого взгляда. Ах, да, за столом не принято говорить, если это не вечерняя трапеза или званый обед. Впрочем, мою оплошность милостиво простили.

- Благодарю, Ваши крема, как всегда, хороши, мисс, - я смущенно зарделась. От того, что похвала, действительно, была заслуженной, приятно вдвойне.

Дальнейший завтрак и чаепитие проходили в тишине, что вовсе не напрягало. Я смогла спланировать свой день, а мистер Тросс... Впрочем, о чем думал он, понятия не имею.

- Было приятно с Вами встретиться, мисс, - мне вежливо поклонились, и пришлось приседать в ответ.

Закрыв за джентльменом дверь, посмотрела на часы - пора в дорогу. Я достала из шкафчика специальную корзинку для Вели и, предварительно изловив этого шкодника, с боем запихнула-таки его в переноску. Дальше, проверив в зеркальном отражении, все ли в порядке с одеждой, пошла к своей лавочке. По пути привычно поздоровалась с пекарем, который вставал еще раньше меня, чтобы успеть все испечь до открытия булочной. Также на своем фирменном месте уже был Рыжий. Этот юный прохиндей зарабатывал на жизнь, разнося газеты и выполняя мелкие поручения лордов. Впрочем, последних у нас в городке уже давно не было.

- Доброе утро, Фланеллия, - я улыбнулась в ответ Нэнси - молодой вдове. Женщина часто наведывалась в мою лавку, приобретая лекарства от простуды. Ее мальчик был очень болезненным ребенком, и запасы постоянно нужно было пополнять.

- Привет, Нэнси, как Ольего?

- Снова кашляет, - грустно улыбнулась женщина, - но твои порошки просто чудо. Только они нас и спасают.

- Спасибо за комплимент, - я открыла магазин и пропустила внутрь покупательницу, - что слышно о наших?

- Ничего, - Нэнси вздохнула. "Нашими" называли местных ребят, достигнувших шестнадцатилетнего возраста. По закону королевства их отправляли на обучение военному делу в специальные солдатские казармы. Такие проводы организовывали в начале лета, и проходили они весьма "слезливо". Спустя год тренировок, возмужавшие парни возвращались домой. Я не считала данное обучение такой уж трагедией, но остальные жительницы городка вечно возмущались, а спорить с ними себе дороже.

- Тебе полный профилактический набор? - перевела я тему и открыла переноску, выпуская на волю Вельку. Лис обиженно зафырчал и спрятался под прилавком.

- Да, - Нэнси стояла около связки со сборами сухих трав и с любопытством рассматривала их. Я автоматически отметила, что нужно пополнить запасы.

- Вот, - протянула женщине бумажные конвертики с нужными порошками. Вдова расплатилась и поспешила домой - Ольего заждался. Я только покачала головой. Слишком уж, по моему мнению, Нэнси тряслась над ребенком. Вздохнуть ему лишний раз не разрешала! Считаю, что чрезмерная опека ничего хорошего не приносит. Из-под прилавка высунулась мордочка лисенка, но, увидев меня, Велька гордо фыркнул и спрятался назад. Вскоре подошли следующие клиенты.

До обеда я успела продать кучу всего и, когда часы пробили полдень, с радостью повесила на дверь табличку "перерыв". Рядом с магазинчиком находилась небольшая таверна, но туда я ходила редко. Все больше питалась домашними блюдами. Тем более в моей лавке была небольшая кухонька. Так что я уже даже повернулась в ее сторону, когда кто-то постучал. Конечно, можно было проигнорировать визитера. Все-таки я сегодня уже здорово потрудилась, но совесть не позволила. В лекарскую лавочку просто так не приходят. Это не магазин модных шляпок. Вдруг кому-то срочно нужна помощь? Так что тоскливо покосившись на кухню, я все же потопала к двери. Велька возмущенно зашипел. У этого обжоры совести не было.

1
{"b":"575255","o":1}