ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я снова буду несколько дней в отключке, так что прошу не закапывать меня живьем, — жестко обратилась я к испуганно смотрящему на меня Мифу.

У меня помутилось в глазах, и последнее, что я помню, — это было напуганное лицо Мифа, а еще руки, подхватившие меня.

В голове Мифа роились тысячи вопросов. Но получить ответы на них он теперь сможет точно не сейчас. И ему ничего не оставалось, как взять ее на руки и отнести в самолет. Да, и еще одно дельце осталось — туша тигра. Шкурку он содрал, а остальное оставил на улице до утра.

Глава 9.

«Таинственный незнакомец».

Остров где-то в Атлантике.

— Милания! — послышался голос деда. — Ты меня слышишь?

Пред моим взором открылся чудный вид дворцовых убранств.

— Да. Слышу, только не понимаю, где это я.

— Что? Ты сейчас была не здесь. То-то я смотрю, ты как будто не слышишь, о чем я говорю, — недоумевал дед. — Но как, ты что, смогла фигурально присутствовать здесь, а разумом там?! Ума не приложу.

— Я… не знаю. Я в самом деле не слышала тебя, ничего… — выдохнула я, пожав плечами.

— И на чем же твое восприятие здесь остановилось? — осведомился Миллхорр.

— Кажется, ты проверял мои знания относительно линьки, заклинания отвязки крови, каких-то еще заклинаний и входе во дворец, — скорчила я унылую гримасу.

— Да? — Невозмутимость деда решила покинуть, но потом он собрался и с каменным выражением и спокойствием на лице продолжил: — Что ж, дорогая, тогда начнем все сначала.

И мы отправились по длинному коридору, ведущему к выходу. Дворец был изумителен! Во дворе были фонтаны, цветники из вьющихся роз голубых и сиреневых тонов! Этот дворец не зря так назвали, хоть мне пока сравнивать было не с чем, других же замков я не видела, но я не сомневалась, что названию он более чем соответствует. Мы осмотрели все палаты, каждая из которых имела свою неповторимую стилистику убранства и гармонию цвета. Но вместе с тем все они гармонично сочетались между собой, а длинные просторные и светлые коридоры, мостики и переходы, соединяющие их, а также двор и окружающие парки, создавали уютный и гармоничный дворцовый комплекс. Когда мы вошли в хозяйские покои, на самой вершине этого замка, почти под небесами, я просто ахнула! Огромнейшая, наверное, самая большая в замке, комната была ярко освещена. Это было уютное гнездышко драконов, пол и стены которого украшали меховые ковры из шкур неизвестных мне животных. Ворс был длинным и таким нежным на ощупь, что мне не с чем сравнить его, не нашла я в своей голове ни одного аналога земного происхождения. Разные сочетания шкур создавали узоры на коврах. Повсюду были вмонтированы драгоценные камни разных размеров и огранки. Здесь были изумруды, бриллианты, сапфиры, александриты, аметисты. Опять же все эти камни зеленые, белые, синие, сиреневые. То есть полное отсутствие красного и каких-либо оттенков красного. Потолок вовсе был открытым, и лишь при надобности его закрывали. Повсюду росли цветущие лилии и розы, наполняющие комнату своим неповторимым успокаивающим ароматом. Практически в центре комнаты стояла гигантская постель, видимо, драконы любили на ней поваляться в своем первозданном виде. Но от пространства комнаты ее отделяли красивые полупрозрачные пологи голубого оттенка и, конечно же, присутствующие повсюду в замке огромные голубые розы в вазонах, ползущие вдоль опор постели до самого потолка. Бутоны этих роз еле вмещались в моих двух ладошках.

— Это гнездышко моей дочки… — грустно пояснял дед. — Твоей мамы.

Я, конечно, же, не удержалась, чтобы не потрогать здесь все своими ручками, что, впрочем, я делала в любой комнате, и даже забралась на кровать. Да, удобная, мягкая, а главное, огромная.

— Но теперь это по праву твое, как и весь дворец, — ободряюще добавил Миллхорр, — и все государство.

— Да, но пока я одна, в смысле, не готова организовывать с кем-либо гнездо. Да и правитель из меня точно никакой. — Я заложила руки за голову, утопая в мягких подушках.

Деда почему-то рассмеялся на мое заявление о незамужней жизни.

— Это не за горами. — Он присел на край кровати, отодвинув полог.

— Это как так? — возмутилась я. — Пока я не пожелаю, меня никто замуж не выдаст.

— Так-то оно так, но, по моим предчувствиям, это будет скоро, не знаю почему, просто чувствую и все. Может, ты передумаешь вскоре?!

Я быстро замотала головой.

— Хочешь, проведем небольшой эксперимент? — вдруг предложил он.

— Это что, насчет мужа? — поднялась с подушек я.

— Нет, но в какой-то мере да, он покажет цвет глаз твоего будущего мужа и правителя Дивной Долины. А может, и еще что-нибудь о нем. — Тут он полез под кровать и вытащил оттуда интересный серый сундучок.

— Это серебро? — восхитилась я удивительным небольшим, но очень красивым сундучком.

— Да, чистое серебро. — Он повернул рукоятку ключа, набирая комбинацию цифр. — Ключ к нему — это имя твоей прабабушки, Мирр, которое переведено в цифры согласно алфавиту Див. Как ты уже знаешь, это язык, на котором говорят в Дивной Долине все.

Замок поддался и открыл крышку сундучка. Он был наполнен до краев и накрыт черным бархатом.

— Возьми, — предложил мне Миллхорр, приподнимая бархат, но не показывая, что под ним.

— Что взять-то? — вопросительно уставилась я на него.

— А я не знаю, — пожал плечами дед. — Все, что попадется тебе в руки.

Я с любопытством сунула руку в сундук, ощутила какие-то камни, наверное, драгоценности, и какие-то фигурки, возможно, из металла. Пошарила в нем немного и вытащила то, что понравилось на ощупь и более всего заинтересовало.

— Так, давай посмотрим, что тебе попалось. — Дед закрыл крышку и отставил сундук в сторону.

Я разложила три предмета на подушке. Это были восьмиконечная золотая звездочка с бриллиантами, александритовый дракончик и руна огня.

— Вот так набор, даже не знаю, как его рассудить, — поджал губы Миллхорр. — Вот твоя бабушка расшифровала бы все это на отлично. А я могу сказать только то, что твоя судьба — дракон с александритовыми очами, честно, даже не представляю, как выглядят такие глаза-хамелеоны. — Он взял в руки дракончика. — Вот эта звездочка говорит о том, что твой избранник будет обременен властью. — Ну а эта руна, ты, наверное, сама отгадаешь, что значит.

— Огонь, — сообразила я.

— Да, огненный, если быть точнее, — поправил меня дед. — Но вот то, что звездочка золотая, значит, он не из наших мест, это точно.

— Интересно, и где же я этакое чудо встречу-то, на Земле. Неужто с президентом познакомлюсь, да еще и драконообразным? — рассмеялась я.

— А что, все может быть. Да и с чего ты решила, что он на Земле? — изогнул бровь Миллхорр.

— А хотя бы с того, что не из ваших мест.

— И то верно, — задумался дед, потирая гладкую бороду рукой.

— А если я попаду в ваш мир, то только лишь для того, чтобы помочь тебе. Как-то не горю желанием заводить там знакомства, — наотрез отказалась я. — Мне и тут друзей хватает. И вообще…

— И вообще ты необщительная, одинокая, вредная дракоша, — завершил мою фразу дед, читая мысли. — Ты опять открылась. Прекрати злиться и держи себя и свои мысли под контролем.

— Это так сложно, — выдохнула я и соскочила с кровати. — И к чему скрываться? Никого из посторонних все равно нет.

Моего внимания удостоился небольшой столик у балкона, на котором стояло зеркало. Я подошла к нему и взяла в руки. В нем я отражалась такой же, как в том фонтане в саду — клыкастая и со звездой во лбу, сияющей синим. Я повернула зеркало на другую сторону и увидела свою чешуйчатую морду во второй ипостаси.

«Ух, ты! Вот так зеркальце!» — подумала я.

Наверное, все это принадлежало маме. Тут были предметы туалета, расчески, щетки, но никакого намека на косметику. Ах да, по рассказам деда, женщины водных совершенны, а значит, она им ни к чему. Потом я решила подойти к странным высоким дверцам, висящим, будто парящим, в воздухе. Их можно было обойти вокруг и ничего не увидеть за ними. Просто двустворчатые двери, и все.

44
{"b":"575927","o":1}