ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все морионы, с момента их появления в любых руках, начиная от добытчика, огранщика, перевозчика и заканчивая продавцом, дают о себе знать, что те им не хозяева. Некоторые из камушков вполне прилично себя ведут и спокойно дожидаются оного, не причиняя никакого вреда своим посредникам на пути к нему. Некоторые могут чуточку шалить, давая знать, что надо бы ускорить процесс их воссоединения с хозяином. А иные вовсе нетерпеливы и крайне агрессивны, доводя до сумасшествия людей, связавшихся с ними. Из разряда последних оказался и этот экземпляр, который, по словам несчастной, мучает ее уже который месяц. Как только он появился у нее, наряду с другими представителями этого кварца, все пошло в ее жизни наперекосяк. Поначалу были мелкие шалости, как и полагается, то что-то разобьется из товара, то в доме что-нибудь упадет само собой. И дошло уже до того, что стала часто забывать что-нибудь, путаться в пути, могла легко заблудиться на дороге, известной не один год. Зато никогда не забывала о черном камне, он попросту не давал о себе забыть. Лавочница все вынесла и терпеливо ждала, когда же настанет долгожданный час встречи этого строптивого с хозяином. Она призналась, что ожидала увидеть какого-нибудь потомственного целителя средних лет, который сможет укротить камень, но, почувствовав, что этим укротителем буду я, засомневалась. Только вот камень решил подтвердить выбор, упав мне в руки.

Выслушав ее, мне ничего не оставалось, как взять черный горный хрусталь и удалиться. Первое время я не обращала на него никакого внимания, я же не ведьма и не колдую, с духами мертвых связываться не жажду, потому он стоял у меня на полке среди прочих диковинных вещей, неказистых вещиц, статуэток из различных камней и стекла, пирамидок. Мне он никогда ничем не доставлял хлопот, даже стоя на полочке за стеклом. Но когда у меня стали сильнее проявляться неординарные способности, мне захотелось его носить при себе, а когда он меня однажды спас в схватке от смертельного удара ножом, я решила, что он в самом деле мой талисман и хранитель. Хотя некоторые знатоки в этой области считают, что именно он-то и втягивает во всякого рода авантюры, приключения и создает опасные ситуации. Лично я так не думаю. Взять, к примеру, этот злосчастный самолет: ведь именно морион мне дал понять, что не стоит вообще лететь, а я его неправильно поняла, и теперь торчу здесь. Но с другой стороны, может, он действительно заставил меня лететь этим рейсом, но для чего-то особенно важного, что я пока не оценила. И, возможно, оценю позже.

Я вернулась к Эллиану, взяла предназначенную мне лилию. Затем сплела маленькую сумочку из травы для камушка, и теперь он висел на моей груди.

— Это накопитель? — протянул руку к камню рыжий.

— Нет. — Я остановила его руку на полпути, замечая голубой сполох, промчавшийся по черным граням. — Это что-то вроде талисмана, оберега.

— Идем, я тебе покажу, что обещал. — Его глаза загорелись зеленым.

— Неужели наконец-то я это увижу?!

— Да, если будешь воспринимать все всерьез.

Мы отправились в самолет, чтобы не мокнуть на дожде, Эллиан вновь соединил наши волосы, я сосредоточилась, но не создавала никакую картинку, а находилась в темноте.

— Мы где? — услышала я серебристый голос иномирянина, силуэт которого блестел сквозь тьму.

— Нигде! Твоя очередь создавать мир для путешествия.

— Уже можно? Тогда смотри.

И тьма рассеялась, как туман уходит с восходом солнца, открывая красивые просторы нетронутой никем зелени лесов и полей. Поистине райские цветы радовали взор. Неподалеку журчали ручейки, перетекающие в речку, а она, в свою очередь, извиваясь по прекраснейшей долине между гор, создавала три водопада и впадала в небольшое горное озеро. А далее расстилался простор города, здания которого вырастали ввысь башенками и шпилями. Все замки и дома были непременно украшены скульптурами драконов, эльфов и прочих представителей других рас и колоннами, гладкими, винтообразными. Множество арок украшало не только здания, но и мосты, которые были прозрачными, словно из стекла, и блестели в солнечном свете.

Вот перед нами возник старинный небольшой замок, сплошь покрытый лианами и цветущими вьющимися растениями. Издали можно было бы его принять за часть леса или сада, если бы не башенки со шпилями и фигурами драконов на их макушках, торчащие то там, то тут, среди цветов. Ландшафт, окружающий замок, был заметно ухожен, чего не сказал бы о самом строении. Но это только снаружи. Оказавшись внутри, я имела возможность убедиться в этом. Чисто убранные комнаты были обставлены хоть и старинной мебелью и предметами быта, но выглядели довольно сносно и создавали особенный уют. Поразило меня лишь одно: все имело большой размер, такой, что три человека разом могли бы сидеть, например, на кресле у камина и на втором аналогично. Почему такие большие, я сразу не спросила, а потом и вовсе забыла. Отправляясь из комнаты в комнату за рыжим другом, я слушала его рассказ про Артум, его континенты и государства. Их нравы и величественные замашки, больше всего проявляющиеся у ледяных, будь то драконы или эльфы, неважно. Но драконы все большие собственники, особенно ледяные, те вообще ко всему относятся ревниво и практически все считают своей собственностью, словно весь мир существует для них. Огненные, как и полагается, очень вспыльчивые и импульсивные. Ну а про водных он сказал совсем мало, потому как их теперь не существует и многое о них утеряно. Известно, что они были особенные: холодны, серьезны, но справедливы. Некоторые по своим характеристикам склонны к огненным, а другие к ледяным драконам. Но было в них еще что-то свое, особенное, не свойственное ни одному виду драконов. Среди них встречались стихийники чаще, нежели у драконов других видов. И еще, это единственный вид, который не практиковал смешение крови в роду с другими драконами в политических целях, например, для примирения враждующих. Это им было ни к чему, у них в Долине и так жили все возможные виды рас этой планеты.

Странно отреагировал рыжий, когда я спросила, к какому виду принадлежит он, промолчав, с трудом скрывая удивление, и продолжил рассказ далее. И лишь немного позже я сделала вывод, что он обычный человеческий маг, живущий в Дивной Долине в Гласиа Доле, что означает Ледяной Край. Он говорил и оснащал все сказанное яркой красочной картинкой. Интересно, откуда у обычного человека такие подробные познания о тонкостях государств и их интригах?

Чуть позже, закончив краткую экскурсию, он научил меня некоторым сложным заклинаниям, которые у меня получались с легкостью, если верить его словам. При этом он радовался, как ребенок, говоря, что прежде не приходилось никого учить. Так что я его первый ученик, и очень способный.

— Сколькими стихиями ты владеешь? — Его брови взлетели вверх, а сиреневые глаза хитро улыбались, наблюдая за тем, как я легко развожу огонь и управляю им, при надобности.

— Не знаю, — утаила я истину, заплетая косу.

— Твой огонь не тухнет от дождя… — не переставал удивляться Эллиан. — Во всяком случае, я успел убедиться в том, что в тебе странным образом сочетается огонь и вода! А это в природе невозможно! Ты необычна, даже уникальна!

Наш разговор прервал гулкий скрежет металла. Мы разом переглянулись. Обломок самолета тронулся и пополз по песчаному берегу в море. Все-таки его подмыло. Мы выскочили и бросились его останавливать, тут же подоспел и Миф, оставивший рыбалку. Но, как бы мы ни старались, ничего не выходило. Дождь застилал глаза, а порывы ветра все дальше и дальше уносили самолет. Тогда я собралась, сосредоточилась, попробовала использовать стихию воздуха и, мысленно приподняв обломок самолета, понемногу вытаскивала его из моря. Он оказался тяжелее, чем я думала, и требовал больших затрат магии. Я закрыла глаза и полностью сосредоточилась лишь на нем. Дело пошло легче, а когда я почувствовала легкость от завершенного дела, открыла глаза.

Парни стояли, раскрыв рты, не говоря ни слова, будто дар речи потеряли.

64
{"b":"575927","o":1}