ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

О переводе

Оригинальное название: The Raven King (The Raven Cycle #4) by Maggie Stiefvater 

Мэгги Стивотер "Король Ворон" 

Серия:  The Raven Cycle #4 / Вороновый круг #4

Перевод: Виктория Салосина, Екатерина Шмелева

Вычитка: Виктория Салосина, Екатерина Шмелева 

Количество глав: 23

Переведено в рамках проекта 

Для бесплатного домашнего ознакомления

Релиз не для продажи

Пролог

Ричард Гэнси III уже и забыл, сколько раз ему говорили, что ему предначертано величие.

Его воспитывали для этого; благородство и целеустремлённость зашифрованы в обеих ветвях его родословной. Отец его матери был дипломатом, творцом своей судьбы; отец его отца был творцом, дипломатом шика. Мама его матери обучала детей европейских принцесс. Отец матери построил школу для девочек ей в наследство. Гэнси были придворными и королями, и когда не находилось замка, куда их пригласить, они строили его себе сами.

Он был королём.

Давным-давно самый младший Гэнси был зажален осами до смерти. Во всех отношениях ему дали все преимущества и в смертности тоже. Голос прошептал ему на ухо: «Ты будешь жить из-за Глендовера. Кто-то другой умирает на энергетической линии, когда не должен, так что ты будешь жить, когда не должен».

Он умер, но не смог остаться мёртвым.

Он был королём.

Его мать, сама по себе королева, приняла вызов от конгресса штата Вирджиния, и неудивительно, что элегантно вошла в десятку победителей на выборах. По нарастающей. Были ли тут когда-нибудь сомнения? Да, вообще-то, всегда, постоянно, потому что Гэнси не требовали благосклонностей. Часто они даже не просили. Они делали что-то другим и тихо надеялись, что те были бы в состоянии сделать то же им.

Сомнение… Всё, что делал Гэнси, было сомнением. Гэнси смело забрался в темную мутную воду, судьбу, неуверенный ни в чём, кроме намёка на меч, зажатый в многообещающей ладони.

Если не считать… Всего несколько месяцев назад этот Гэнси залез в тёмную неопределённость будущего, потянувшись за обещанием меча, а вместо этого вытащил зеркало.

Справедливо… Каким-то вывернутым наизнанку образом это чувствовалось справедливым.

Было двадцать пятое апреля, канун дня Святого Марка. Годами ранее Гэнси читал книгу «Великая тайна: энергетические линии мира» Роджера Мэлори. В ней Мэлори тяжеловесно объяснял, что в канун дня Святого Марка бдение на энергетической линии раскрыло бы духи тех, кто должен был умереть в течение следующего года. К тому времени Гэнси видел все виды чудес, происходящих рядом или на энергетических линиях — девочку, которая могла читать книги в полной темноте столько, сколько она находилась на энергетической линии; старую женщину, которая могла поднять ящик с фруктами только силой мысли; трио смуглых близнецов, рождённых на энергетической линии, у которых из глаз текли кровавые слёзы, а из ран солёная вода — но ни одно из них не включало его. Не подразумевало его. Не объясняло его.

Он не знал, почему был спасён.

Ему нужно было знать, зачем он был спасён.

Потому он проводил всенощное бдение на энергетической линии, которая стала его лабиринтом, дрожа в одиночестве на парковке «Святого Спасителя». Он ничего не видел, ничего не слышал. Наступившим утром он присел возле своего Камаро, утомлённый на грани сумасбродства, и проигрывал ночную запись.

На диктофоне его собственный голос прошептал: «Гэнси». Пауза. «Это всё, что есть».

Наконец, это случилось. Он больше не был всего лишь наблюдателем в этом мире; он принимал в нём участие.

Даже тогда маленькая часть Гэнси подозревала, что на самом деле означало услышать собственное имя. Он знал это, возможно, к тому моменту, когда его друзья приехали на выручку его машине час спустя. Он знал это, наверное, когда экстрасенсы на Фокс Вей 300 раскладывали на него карты таро. Он знал это, возможно, когда пересказывал всю историю лично Роджеру Мэлори.

Гэнси знал шёпот чьих голосов раздаётся вдоль энергетической линии в канун дня Святого Марка. Но он провёл несколько лет, удерживая в цепях свои страхи, и был ещё не готов расстегнуть их поводки.

Так было, пока не умерла одна из экстрасенсов Фокс Вей 300, пока смерть снова не стала чем-то реальным, и Гэнси не мог и дальше отрицать правду.

Гончие Аглионбайского Охотничего Клуба провыли этой осенью: прочь, прочь, прочь.

Он был королём.

В этом году он умрёт.

Эпиграф

Спать, плыть и видеть сны, всегда. 

Алджернон Чарльз Суинбёрн 

«Сон пловца»

Такими знамениями я отмечен; 

И ход всей жизни ясно показал, 

Что не причтён я к заурядным смертным. 

Уильям Шекспир 

«Генри IV» 

(перевод Е.Бируковой) 

Дорогой, композитор наступил в огонь. 

Энн Секстон 

«Поцелуй»

Глава 1

Независимо от того, с какого места вы начали знакомиться с этой историей, она всегда была о женщинах с Фокс Вей 300.

Истории разбегаются во всех направлениях. Когда-то давным-давно жила-была девушка, которая очень хорошо умела играть со временем. Чуть отойдем в сторонку: когда-то давным-давно жила-была дочь этой девушки, которая очень хорошо умела играть со временем. А теперь вернемся к основному повествованию: когда-то давным-давно жила-была дочь короля, которая очень хорошо умела играть со временем.

Начала и окончания простирались до самого горизонта.

За исключением Блу Сарджент, все женщины с Фокс Вей 300 были экстрасенсами. Исходя из этого, можно было бы предположить, что у жильцов сего дома было много общего, но на самом деле у них было столько же общего, сколько у музыкантов в группе или врачей в больнице, или у похоронных дел мастеров. Экстрасенс — это не столько тип личности, сколько набор навыков. Мировоззрение. Общее понимание того, что время, как и история, не есть прямая — это океан. Если вы не смогли отыскать то самое нужное вам мгновение, значит, вы просто недостаточно далеко заплыли. Вполне возможно, что пока вы ещё не очень хорошо плаваете. Также вполне возможно, что эти женщины, пусть неохотно, но согласятся с тем, что некоторые мгновения довольно хорошо спрятаны во времени и должны быть оставлены глубоководным созданиям. Которые вполне могут походить на морских чертей с жуткими зубами и фонариком, висящим у них перед глазами. Или на Персефону Полдма. Хотя она уже мертва. Наверное, это был плохой пример.

На дворе стоял понедельник, когда женщины Фокс Вей 300, наконец, решили оценить неминуемый приговор, нависший над Ричардом Гэнси, разрушение своих жизней, о чём они знали наверняка, и, если уж на то пошло, насколько эти события взаимосвязаны. Ко всему прочему, Джими провела очищение чакры в обмен на бутылку доброго огненного торфяного виски и жаждала распить его в компании.

Кайла вышла из дома в этот жалящий октябрьский денёк, чтобы повернуть табличку возле почтового ящика стороной, на которой было написано: «ЗАКРЫТО, СКОРО ВЕРНЁМСЯ!» Джими же, истово верующая в магию трав, принесла несколько подушечек, начинённых полынью (для улучшения проекции души в различных плоскостях), и поставила гореть на древесном угле розмарин (для памяти и ясновидения, что есть одно и то же в двух разных направлениях). Орла помахала тлеющим пучком шалфея над колодой карт таро. Мора установила гадальный шар из чёрного стекла. Гвенллиан противно напевала радостную песенку, пока разжигала свечи, расставленные по кругу, и задёрнула шторы. Кайла вернулась в гадальную с тремя статуями, покоившимися на сгибе руки.

1
{"b":"576134","o":1}