ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Илличевский С

Исчезло время в Аризоне

С. ИЛЛИЧЕВСКИЙ

ИСЧЕЗЛО ВРЕМЯ В АРИЗОНЕ

Оправдываться было бесполезно. Я смотрел в окно и старался не слушать нудного голоса шефа.

- Послушайте, Хокинс, вы же толковый парень, - вдруг донеслось до меня приглушенно, как будто из соседней комнаты.

Я машинально кивнул головой. Это я знал и сам. Я не уловил, чем он кончил, но сказал:

- Есть отличный материал, шеф.

- Тема?..

- Конкуренты лопнут от зависти.

- Тема, черт побери?!

- Еще не знаю, шеф, но они лопнут.

В общем-то тема у меня была, и когда, наконец, я выложил суть дела, редактор просипел:

- Отлично, Хокинс. Годится. Главное - не жалейте красок.

* * *

Национальный центр научных методов борьбы с коммунизмом располагался в замечательном 19-этажном подземном бункере. Крышей ему служили три полутораметровых стальных перекрытия. Промежутки между ними заполняли подушки из инертных газов. Из такого помещения было как-то удобней бороться с коммунизмом.

Битых два часа я рыскал по отделам. Следом ходил унылый лейтенантик. Чистая бомба и народный капитализм нашим читателям уже приелись.

Неохристианство показалось мне скучным.

Я уже совсем было отчаялся, как вдруг мне зверски повезло.

Я сразу понял, что это тип не из здешних. Он был чересчур жизнерадостен и достаточно неопрятен. Я распахнул перед ним дверь, наступив на ногу какому-то майору. Благополучно миновав секретарей, мы предстали перед директором. Я инстинктивно отступил за спину рослого парня в хаки.

- Наконец-то! - воскликнул директор. - Садитесь. Рассказывайте, доктор.

Доктор поставил на стол чемодан и вынул из него небольшой сверкающий никелем и стеклянными трубками аппарат.

- И это все? - спросил директор.

- Это модель. - Доктор энергично потер руки. - Действующая модель, сэр! Сорок киловатт энергии - и я остановлю время на континенте.

Доктор радостно засмеялся.

- Я работал над этим вопросом десять лет. И у меня не было времени повеселиться. Ха-ха!.. Зато сегодня я могу остановить время!..

- Скажите, - перебил его директор, - а если остановить время в Штатах, то там, у них, оно будет идти?

- О да, сэр! Оно будет идти и даже прыгать.

- Прыгать? Нет, это нам не подходит.

К столу тихо подошел еще не старый, но уже лысый мужчина в очках. Форма полковника сидела на нем мешковато. Он состроил гримасу, которая должна была означать улыбку, и произнес:

- Мы должны остановить время у них, сэр.

- У кого - "у них"?

- У красных, сэр. Мы остановим у них время и сразу обгоним их и по космосу и по бомбам. Мы сможем сделать миллионы, нет, миллиард бомб, сэр. Так, чтобы хватило на каждого красного,

Директор просиял.

- Не увлекайтесь, Доббер, - он повернулся к доктору. - Скажите, доктор, а вы делали бомбу?

Сзади щелкнула дверь.

Тут я, не выдержав, выскочил вперед, хлопнул доктора по плечу и убежденно воскликнул:

- О да, сэр! Мы делали их дюжинами. Мы делали их по сто штук в неделю. Но сейчас - машина!.. - и я протянул руку к столу. - Время!.. - и я сделал жест двумя руками сразу.

Тут доктор, в свою очередь, хлопнул меня по плечу и воскликнул:

- Время, конечно, время! Время - деньги! Не будем медлить. Я продемонстрирую вам, джентльмены, - и он схватился за самый блестящий и длинный рычаг своей машины.

У директора посоловели глаза от страха. Он дернулся, как паралитик, и проскрипел:

- Постойте, доктор! М... М-может быть, вы сначала объясните, как работает ваша машина?

- Конечно, доктор, - сказал я и отошел на всякий случай подальше.

Доктор вышел на середину комнаты и стал в позу. Теперь он говорил спокойнее.

- Я работал над этим вопросом десять лет. Я начинал на пустом месте. Я не нашел у предшественников ни одной дельной мысли, кроме теории о прерывистости времени. Но я нащупал эти крупинки, мельчайшие неделимые атомы времени. Я определил энергию их связей и сделал генератор такой же частоты. Вы знаете, что такое резонанс? Я излучаю энергию на частоте колебания атомов времени и нарушаю их равновесие. Я могу разрушить их порядок, превратить его в хаос, и тогда время остановится. Генератор работает искривленным лучом, так что можно остановить время в любой части земного шара. Расчеты не займут и двух дней.

У меня перехватило дыхание. Это была сенсация века! Это было интереснее атомной бомбы!.. Я уже видел заголовки на первой странице: "Триумф американской мысли!", "Время - свободному миру!", "Красных - в палеолит!", "Доктор тасует века, как карты!"

Оставалось благополучно отсюда выбраться. Я понимал, что попал на секретное совещание и теперь мог рассчитывать только на суматоху и собственную ловкость.

А события развивались все стремительней. Эти парни в хаки оказались деловыми людьми. Они уже обсуждали практическую сторону дела.

- Я добился потрясающей четкости передачи, - хвастал доктор. Искажения времени не могут распространиться дальше орбиты Луны.

- Поразительно! - пролепетал какой-то толстяк.

- Позвольте, - вмешался Доббер, - мы остановили у них время. А на нас это не отразится?

- Пустяки, - ответил доктор. - Я добился изумительной локальности излучения. Конечно, в пределах планеты, я это допускаю, могут быть разрывы и смещения времени...

- Как?! - воскликнул Доббер.

- Как?! - повторили хором парни в хаки.

- Что вы хотите этим сказать? - поднялся директор.

- Пустяки, - снова воскликнул доктор. - Не пройдет и полугода, как все станет на свои места. Зачем волноваться? Утро, день, вечер... Разве вам не надоело это унылое постоянство? Моя машина... - он потянулся к какому-то рычагу, но Доббер поймал его за локоть.

- Позвольте, позвольте, - назойливо шамкал толстяк. - А это не опасно для жизни?

- Ничуть, - ответил доктор. - Разве что вас похоронят раньше, чем вы умрете.

Доббер выскочил вперед.

- Доктор прав. Что за малодушие, коллега? Дело идет о борьбе с коммунизмом. Красные у нас в руках. Нельзя упускать такой шанс. Мы обязаны рискнуть во имя цивилизации и прогресса.

В комнате воцарилась тишина. Я догадался, что присутствующие переваривают мысль о своей исторической миссии.

- Джентльмены, - сказал директор, - вопрос решен. Через час я буду докладывать совету концернов. Опыт готовим на послезавтра. Потом можно будет поставить в известность конгресс.

- О'кэй! - ответил директор.

- О'кэй! - рявкнули парни в хаки.

- О'кэй... - пробормотал я и на четвереньках, прячась за креслами, пополз к дверям.

По коридорам я мчался как спринтер, скоростной лифт показался мне слишком медлительным. По дороге в редакцию полиция трижды фотографировала мое авто. Стрелка спидометра сломалась, не выдержав перегрузки.

Я схватил редактора за манишку и прохрипел:

- Снимайте первые четыре полосы, - потом упал в кресло и простонал из последних сил: - Стенографистку!..

Шеф был опытный газетчик. Через минуту он отпаивал меня виски. Возле двери уже дожидались, держа наготове карандаши и блокноты, две хорошенькие девочки.

Я диктовал больше часа. Тем временем шеф договаривался с издательством, чтобы тираж номера увеличили в двадцать четыре с половиной раза. Потом он связался с авиакомпаниями. С нас содрали три шкуры, но теперь мы были уверены, что не позже завтрашнего утра нас будет читать весь свободный мир.

Я глотал бутерброды и лихорадочно соображал, кому из конкурентов можно выгодно продать сенсацию. Но меня заперли в кабинете и отключили телефоны.

Я удрал через мусоропровод.

До утра я мотался по редакциям и заработал больше, чем за всю свою жизнь. Телеграфировать в Европу было бесполезно. Все равно меня кто-нибудь уже опередил.

Я смертельно устал. Устал до такой степени, что даже обрадовался, когда застрял в лифте между этажами какого-то небоскреба.

1
{"b":"57821","o":1}