ЛитМир - Электронная Библиотека

Скиданова Анна Михайловна

Хоббит и Камень Воскрешения

Он шел по зеленой лужайке, на которой росло бесчисленное множество прекрасных цветов и поэтому ему казалось, что он словно идет по пушистому зеленому ковру, усыпанному разноцветными камнями всех цветов и размеров. Это было очень приятно, ведь всем известно как хоббиты любят все яркое и красивое, и Фродо Бэггинс не был исключением. Он шел и улыбался, как вдруг, неизвестно откуда, невдалеке вырос силуэт, всего в каких-то пятидесяти шагах. Кому он принадлежал было нетрудно догадаться, судя по длинной палке в руке, высокому и худощавому телосложению в длинной белой одежде.

- Гэндальф! - радостно закричал Фродо. - Ты где пропадал целых пять лет?

И побежал в ту сторону со всех ног.

Гэндальф, больше известный среди эльфов под именем Митрандир, стоял и улыбался, широко распахнув свои длинные руки в широких рукавах и готов был уже принять Фродо в свои объятья, как тут, неожиданно, все небо, до того лазурно-голубое без единого облачка, резко стало темнеть. И сразу же, радушная улыбка исчезла с лица волшебника, брови его нахмурились, исчезли и объятья, в которые он собирался принять Фродо, и Гэндальф, как бы в укор погрозил ему указательным пальцем правой руки и покачал головой, недовольно сжав губы в узкую полоску. Фродо знал этот взгляд - строгий, укоризненный, гневный и проницательный, но никогда еще за все те годы, сколько он зал Гэндальфа, такой взгляд не был адресован ни одному из хоббитов, и уж тем более из Бэггинсов. Удивленно приподняв брови, Фродо подумал: " - Ничего, сейчас дойду до него и спрошу в чем моя вина, почему Гэндальф так на меня смот..." - мысль Фродо оборвалась на полуслове, когда он понял, что бежит изо всех сил, но так и не сдвинулся с места и ни на шаг не приблизился к своему другу.

Испугавшись не на шутку Фродо остановился, не отрывая глаз от волшебника. Вдруг за спиной, и по обе стороны от Гэндальфа, оказалась черная пустота, которая моментально окрасилась в яркое свечение жерла Роковой Горы. Нервная дрожь пробежала по всему хобичьему телу Фродо и он обернулся назад. Но что это? Куда делась прекрасная лужайка, цветы? Взглянув себе под ноги он увидел, что стоит на, до боли знакомом ему, каменном выступе под которым зловеще дышала жаром раскаленная лава самого сердца Роковой Горы. Сердце хоббита бешено заколотилось, и он повернул глаза в ту сторону, где пару мгновений назад стоял Гэндальф, но его там не оказалось. Зато будто у самого уха услышал тихое шипение и голос, который ему не забыть, наверное, до самой смерти.

- Преэээээлллесть, моя прелллесть! - повторял голос, все громче и громче. Всего в пяти шагах, на самом краю каменного выступа появился Голлум, который держал в своих руках окровавленный палец с Кольцом. Именно тем Кольцом. Сняв Кольцо, измазанное кровью и бросив палец в пропасть, он громко захохотал, пританцовывая и повторяя: - Моя! Только моя! - в тот же миг Фродо почувствовал сильное жжение и нестерпимую боль в том самом месте, куда один из Призрачных Королей, прислужников Черного Властелина, вонзил ему моргульский клинок. Не в силах больше терпеть, Фродо протянул руки к Голлуму и закричал что было мочи:

- Неэээт! Неээээээээээээээээээт!

Лицо Голлума вдруг стало добрым, он подошел к нему и начал трясти Фродо за левое плечо приговаривая голосом Сэма Гемги: - Фродо! Мистер Фродо! Проснитесь!

Фродо отдернул плечо и проснулся. Он лежал в своей постели, весь в холодном поту и дрожь еще трясла его. Рядом сидел Сэм и встревожено смотрел на него.

- Что с вами, мистер Фродо? - спросил Сэм. - Вы так громко кричали во сне. Вам уже лучше?

- Все нормально, Сэм. Просто кошмар приснился, - ответил Фродо и встал с постели. - Я лучше выйду на свежий воздух.

Накинув халат, Фродо прошел на кухню, выпил стакан воды и подошел к камину. В самом центре над камином висел портрет дядюшки Бильбо и весело улыбался своему племяннику. Портреты Фродо повесил здесь совсем недавно, всего лишь месяц назад, прямо между портретами родителей Бильбо - Белладонны Тукк и Банго Бэггинса, которые также мило улыбались воспитаннику своего единственного сына. Еще день и исполнится ровно месяц с того дня, как Фродо вернулся в Заселье, спустя пятнадцать лет со дня смерти своего дяди.

Фродо вышел во двор и присел на скамейку у входа. У него сложилось впечатление, что будто бы никто никуда и не уезжал, хотя с тех пор как он продал Котомку Саквиль-Бэггинсам и отправился с Сэмом в Главный Поход прошло больше двадцати лет. А после того, как Пиппин выкупил Котомку вместе со всей мебелью дядюшки Бильбо у Лобелии Саквиль-Бэггинс на аукционе, в доме все вновь стало прежним, да и снаружи так же ничего не изменилось: все та же зеленая дверь с медной ручкой в центре, та же скамейка, разве что выросший дубок, приехавший в Заселье в кармане Бильбо маленьким желудем со двора Беорна, огромного человека оборотня, который мог становиться медведем, и к которому Бильбо вместе с гномами и Гэндальфом заглядывали в гости во время дальнего похода к Одинокой Горе, ставшего первым приключением в жизни Бильбо Бэггинса. Дядя Фродо посадил его почти сразу после возвращения домой с похода, пережив много разных приключений, которые он перенес в книгу и назвал "Туда и Обратно".

Чего только не повидал Бильбо Бэггинс во время этого похода. Довелось ему встречаться и с горными троллями, и с лесными эльфами, и с огромными пауками, орками и гоблинами. Но долго, очень долго еще Бильбо вспоминал о самом главном герое своих приключений - драконе по имени Смауг.

Очень часто, за чашечкой чая после ужина он любил повспоминать о своих странствиях, рассказывая Фродо, уже наверное в сотый раз все подробности тех событий, которые Фродо уже знал наизусть не хуже самого Бильбо Бэггинса, однако он не мог отказать своему любимому дядюшке в удовольствии рассказывать и внимательно его слушал, будто в первый раз слышал эту историю.

Молодой дубок, выросший из ростка, проклюнувшегося из желудя, посаженного дядей Фродо, стал могучим и ветвистым дубом, в тени которого каждый день резвились хобиттята почти со всего Заселья - еще бы, такое большое и красивое дерево, еще и способное укрыть многих в тени от пекущего солнца, было единственным в Заселье. Да и хобиттятам было весело мастерить всякие поделки из желудей дуба. В общем, забавы хоть отбавляй.

Признаться, когда Фродо вернулся в Заселье, его новый домик ему казался пустым и холодным. Не было в нем того уюта и тепла как в каждом уголке и комнате Котомки. Когда же на следующий день после своего возвращения он пришел к Сэму Гемги, то был очень удивлен той новостью, что спустя 10 лет семья Саквиль-Бэггинс с треском разорилась и выставила Котомку на аукцион. Перегрин Тукк - уважаемый и богатый хоббит Заселья - купил ее почти не торгуясь. После этого вся мебель была расставлена как было ранее. Но Котомка пустовала, а Сэм был хранителем ключей. Он следил за тем, чтоб туда не проник никто и приглядывал за двориком и садом возле норы.

Узнав о возвращении Фродо в Заселье, Сэм с удовольствием предложил ему снова поселиться в Котомке, так как был уверен, что когда вернется из торгового выезда Пиппин он будет только рад этому, потому что, скорее всего он выкупил Котомку специально для Фродо, в надежде что он когда-нибудь приедет. Он же пригласил на службу к Фродо кухарку Долли.

Много чего произошло в Заселье с тех пор Бильбо Бэггинса с тех пор как двадцать лет назад он вместе с Фродо, Гэндальфом и эльфами из Ривенделла, известного еще как Долина Имладрис, во главе с владыкой Элрондом, отправился в свой последний дальний путь, покинув Средиземье. Фродо сидел на скамейке и глядел на ночное небо, утыканное звездами так густо, что казалось прекрасным блестящим черным покрывалом. Он вспомнил тот день, когда он прощаясь с Мерри, Пиппином и Сэмом, уплывал на корабле. Какая боль и тяжесть была на сердце. Очень не хотелось покидать места, где всё настолько близкое и родное. Но остаться он тоже не мог - это было еще тяжелее. И вот спустя двадцать лет, Фродо Бэггинс вернулся в Заселье, в родной дом, который оставил ему дядюшка Бильбо.

1
{"b":"579576","o":1}