ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сибилла вместе с Эллиотом скрываются в своем номере. После небольшой паузы из другого номера выходит Виктор Принн, довольно привлекательный мужчина лет тридцати-тридцати пяти. На нем легкий дорожный костюм. Он осматривается, вдыхает воздух полной грудью.

В и к т о р (зовет). Аманда! А м а н д а (голос). Что? В и к т о р. Иди скорей, здесь потрясающий вид. А м а н д а. Я еще мокрая после ванны. Сейчас приду.

Виктор подходит к столу и выбивает свою трубку. Появляется Аманда. Она очень элегантна, с живым лицом и прекрасной фигурой. На ней легкий халат.

А м а н д а. Я тут схвачу воспаление легких. Как пить дать. В и к т о р. Господи! А м а н д а. В каком смысле? В и к т о р. Ты выглядишь божественно. (Берет ее руку в свою.) А м а н д а. Спасибо, дорогой. В и к т о р. Как будто сошла с рекламного плаката. А м а н д а. Надеюсь, с приличного? В и к т о р. Мне до сих пор не верится. Мы тобой здесь, вдвоем, и ты -- моя жена! А м а н д а (потершись щекой о его плечо). Какая колючая ткань. В и к т о р. Тебе не нравится? А м а н д а. Пожалуй, слишком жесткая. В и к т о р. Ты меня любишь? А м а н д а. Ну, естественно, именно поэтому я здесь. В и к т о р. А ты меня сильнее любишь, чем любила... А м а н д а (перебивая). О, я умоляю!.. В и к т о р. Нет, скажи, ты меня любишь сильнее, чем любила Эллиота? А м а н д а. Я уже не помню, все это было давно. (Садится в кресло возле деревьев.) В и к т о р. Не так уж и давно. А м а н д а. Целую жизнь тому назад. В и к т о р. Охотно бы свернул его поганую шею. А м а н д а (со смехом). За что? В и к т о р. За то, что он тебя мучал. А м а н д а. Это был обоюдно. В и к т о р. Чушь! Виноват был он. И ты это знаешь. А м а н д а. Да, теперь я тоже пришла к такому выводу. В и к т о р. Скотина. А м а н д а. Не надо так нервничать, дорогой. В и к т о р. Я никогда с тобой не стану обращаться, как он. А м а н д а. Вот это правильно. В и к т о р. Я слишком люблю тебя. А м а н д а. Он тоже меня любил. В и к т о р. Хороша любовь! Ведь он даже один раз тебя ударил! А м а н д а. Не один раз. В и к т о р. И куда он тебя бил? А м а н д а. По разным местам. В и к т о р. Какой мерзавец! А м а н д а. Я его тоже колотила. Как-то раз я об его голову разбила целых четыре грампластинки! Это было такое наслаждение! В и к т о р. Видно, он сам тебя довел! А м а н д а. Да, да, довел, и хватит об этом. Ей-Богу, для начала нашего медового месяца это не лучшая тема. В и к т о р. Он не оценил счастья, которое ему выпало. (Подходит к ней, берет за руку.) А м а н д а. Лучше погляди, как красиво играют на воде огни вон той яхты. Интересно, кто ее владелец. В и к т о р. Завтра пойдем на пляж. А м а н д а. Да. Я здесь хочу как следует загореть. В и к т о р (укоризненно). Аманда! А м а н д а. А что такое? В и к т о р. Ненавижу загорелых женщин. А м а н д а. Почему? В и к т о р. Ну, по-моему, женщин загар не очень красит. А м а н д а. Меня, дорогой, он ужасно красит. В и к т о р. Ну, что ж, если ты так хочешь. А м а н д а. Хочу и непременно! У меня с собой целая коллекция кремов и растираний для загара. В и к т о р. У тебя и так чудесная кожа. (Целует ее в щечку.) А м а н д а. Подожди, вот увидишь. Когда я стану вся такая бронзово-золотистая, ты еще сильнее меня полюбишь. В и к т о р. Любить сильнее, чем я тебя люблю, уже невозможно. А м а н д а. Жаль, дорогой. Я надеялась, наш медовый месяц будет шагом вперед. В и к т о р. А где ты провела свой первый медовый месяц? А м а н д а (предостерегающе). Виктор! В и к т о р. Я хочу знать. А м а н д а. В Сен-Морице. Туда все ездили. В и к т о р. Терпеть не могу Сен-Мориц. А м а н д а. Я тоже. В и к т о р. И он сразу начал устраивать тебе скандалы? А м а н д а. Нет, спустя пару дней. Я решила, на него так действует горный воздух. В и к т о р. И все же ты любила его? А м а н д а. Да, Виктор. В и к т о р (положив руку ей на плечо). Моя бедная девочка. А м а н д а. Дорогой, постарайся говорить не так напыщенно. В и к т о р (задетый). Аманда! А м а н д а. Похоже, у тебя обо мне неверное представление. В и к т о р. В каком смысле? А м а н д а. Я никогда не была бедной девочкой. В и к т о р. Ну, это я фигурально... А м а н д а. Да я прошла через страдания и муки сердца. Но это не было наивное девичье сердце. Это было сердце, умудренное опытом. Я с детства всегда все знала и чувствовала. Из-за этого мы и ссорились. Эллиот злился на меня, понимал, что я вижу его насквозь. В и к т о р. А я был бы счастлив, если бы ты видела меня насквозь. А м а н д а. Мой дорогой. (Целует его.) В и к т о р. Я намерен сделать все, чтобы ты была счастлива. А м а н д а. И как же это? В и к т о р. Просто о тебе буду заботиться, и следить за тем, чтобы тебе было хорошо, ну, ты меня понимаешь. А м а н д а (отстранясь от него, со вздохом). Нет, не очень. В и к т о р. Мне кажется, ты меня любишь совсем не так, как Эллиота. А м а н д а (подходя к баллюстраде). Ну, хватит об Эллиоте. В и к т о р. Но разве я не прав? А м а н д а. К тебе моя любовь гораздо более ровная, если ты об этом. В и к т о р. И более долгая? А м а н д а (садясь на баллюстраду). Хочу надеяться. (Протягивает ему руку.) В и к т о р (взяв ее за руку, садится рядом). А ты помнишь, где мы c тобой в первый раз встретились? А м а н д а. Конечно, помню. У Мэри Браун, на вечеринке. В и к т о р. Незабываемая вечеринка, правда? А м а н д а. Да, я прекрасно ее помню -- там на меня напала страшная икота. В и к т о р. А я даже не заметил. А м а н д а. Ослепила любовь с первого взгляда. В и к т о р. А где ты впервые встретила Эллиота? А м а н д а (резко поднимаясь). К чертям Эллиота! В и к т о р (поднимаясь). Аманда! А м а н д а. Я запрещаю тебе произносить это имя. Меня от него тошнит. У тебя, по-моему, что-то с психикой. Первый вечер нашего медового месяца, на небе полная луна, играет музыка, а тебя хватает только на разговоры о моем первом муже. Это какое-то кощунство. (Отворачивается.) В и к т о р. Ну, не сердись. А м а н д а. Мне это уже надоело. В и к т о р (поворачивает ее к себе лицом). Ну, прости меня. А м а н д а. Прощаю. (Целует его.) Но не начинай больше. В и к т о р. Клянусь. А м а н д а. Пойдем, надо переодеться к ужину. А ты еще даже не принял ванну. (Тянет Виктора к двери.) В и к т о р. Где будем ужинать? Здесь внизу или пойдем в казино? А м а н д а. В казино веселее. В и к т о р. А после ужина мы там сыграем в рулетку. А м а н д а. Нет, дорогой, мы там не сыграем в рулетку. В и к т о р. Ты не любишь старую добрую рулетку? А м а н д а. Я ненавижу старую добрую рулетку. Лучше мы сядем и чудненько поиграем в железку. В и к т о р. Но только не за главным столом. А м а н д а. А может, как раз за самым главным. В и к т о р. Но, я надеюсь, ты не очень азартный игрок. А м а н д а. Самый азартный в мире. В моей жизни случай решает все. В и к т о р. Какая ерунда! А м а н д а. Почему же ерунда? Наша с тобой встреча -- случай, значит, и наша любовь случайна. И случайность, что мы поехали отдыхать именно сюда. А учитывая то, как ты ведешь машину, просто поразительная случайность, что мы доехали. Миром правит случай. В и к т о р. Знаешь, чем ближе я тебя узнаю, тем чаще ты меня беспокоишь. А м а н д а. Значит, у нас тревожные перспективы. В и к т о р. Ты какая-то не такая, как раньше, какая-то недовольная, раздражительная. А м а н д а. Недовольная? Что ты, дорогой, я в жизни не была такой довольной, как теперь. Может быть, немного раздражительная -- наверное, еще не привыкла к тому, что я снова замужем. Что ж тут удивительного. (Садится.) Хотя вообще-то, радости медового месяца сильно преувеличивают. В и к т о р. Ты так говоришь, потому что слишком горьким оказался твой первый медовый месяц. А м а н д а. Ты опять начинаешь? В и к т о р (становясь позади нее). И это не могло не ожесточить тебя. А м а н д а. Ну, сам медовый месяц вовсе не был таким уж горьким. Весь кошмар начался после. В и к т о р (целует ее в волосы). Я заставлю тебя забыть прошлое как дурной сон. А м а н д а. Вряд ли получится, если ты каждую минуту будешь мне о нем напоминать. В и к т о р. Я хочу как можно лучше понимать тебя. А м а н д а. Хочешь или не хочешь... В женщине -- в настоящей женщине -заключена некая вечно ускользающая тайна для мужчины. Для настоящего мужчины, конечно. В и к т о р. А мужчина? В нем что, не может быть тайны? А м а н д а. Ни малейшей. Мужчина прозрачен как стакан. В и к т о р. Ну, понятно. А м а н д а. Не переживай, дорогой. Это теории. На самом деле, наверное, все иначе. В и к т о р. Лично я рад, что я нормальный. А м а н д а. Немного странный повод для радости. Тебе не кажется? В и к т о р. А ты -- разве нет? А м а н д а. А я не уверена, что я нормальная. В и к т о р. Да что ты, милая! Конечно! Ты восхитительно, божественно нормальная! А м а н д а. Ну, разумеется, я не говорю по-китайски, и не хожу в рваных галошах. В этом смысле, я нормальная. В и к т о р. Аманда! А м а н д а. По-моему, на свете нет абсолютно нормальных людей, особенно по части личной жизни. Все зависит от обстоятельств. Настает момент, в небесах сходятся какие-то звезды, просыпаются неведомые стихии -- и человек не может за себя ручаться. Поэтому я так мучалась с Эллиотом. Он и я были как две едкие щелочи, бурлящие в одной бутылке под названием брак. В и к т о р. А по-моему, не такая уж ты сложная натура, как тебе кажется. А м а н д а. Я и не говорю, что я очень сложная, зато я точно знаю, что я очень легкомысленная. В и к т о р. Ты меня пугаешь. Что значит -- легкомысленная? А м а н д а. Я часто делаю все не то, что нужно. В и к т о р. В каком смысле? А м а н д а. В смысле морали. Путаю -- что можно, чего нельзя... В и к т о р. Милая, ты просто чудо. (Целует ее в щечку.) А м а н д а. Спасибо, дорогой, твоя оценка вдохновляет. (Взяв его за руку.) А теперь пойдем, ты еще должен принять ванну. В и к т о р. Поцелуй меня. А м а н д а (целуя его). Пойдем. Я-то уже готова -- только платье надеть. В и к т о р. Мне нужно всего десять минут. А м а н д а. А коктейль мы с тобой здесь выпьем. В и к т о р. Прекрасно. А м а н д а. Идем скорей. Оба скрываются в своих апартаментах. Почти сразу же на другой половине сцены появляется Эллиот, в руках его поднос с двумя бокалами коктейля. Осторожно ставит поднос на стол.

2
{"b":"58009","o":1}