ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава I

Что за ерунда тут творится?

Вероника зажмурилась, снова открыла глаза. Ничего не изменилось… ну, насколько это можно было рассмотреть ночью, при свете фонарей.

Раскинувшийся перед глазами город, Санктум, был таким, каким она его помнила. От безбрежного океана золотистыми лучиками расходились широкие улицы. Невысокие частные дома на окраинах и многоквартирные в центре – в полном порядке. Площадь сияет золотом всех фонарей, ни одного разбитого. Ни одного рухнувшего дерева на асфальте, ни покорёженных автомобилей и автобусов. Чисто. Можно сказать – стерильно.

Вероника машинально оглянулась влево. Сегодня утром она видела там остатки спортивной площадки, под единственным покорёженным фонарём, теперь же всё на месте. Турники, деревья, неясная фигура в тусклом свете… фигура?

Сердце застучало быстрее. Знакомая походка…

Несколько секунд спустя некто вышел на свет.

Не может быть…

Высокий, симпатичный мексиканец лет двадцати двух – он всегда выглядел старше своего возраста. Коротко стриженые чёрные волосы взлохмачены, будто парень неделю не расчёсывался, карие глаза задорно блестят. И родимое пятно во всю щёку по-прежнему его нисколько не портит.

Чёрная толстовка, джинсы, кеды. Всё до боли знакомое.

– Джереми? – прошептала Вероника.

Как будто не было десяти жутких дней, переполненных тоской и чувством утраты. Как будто не было разрушительной битвы, унёсшей жизни сорока человек. Как будто не было ужасной ночи и полчищ тёмных духов, погубивших её лучшего друга.

Вероника растерянно наблюдала, как Джереми подходил ближе, как остановился рядом. Живой, тёплый, кажется, что можно руку протянуть и коснуться. И увести за собой, назад, в настоящий Санктум…

– Эй, ты чего? – улыбка парня погасла. – Ника?

Она покачала головой, не в силах подобрать слов.

– Александрова? – Джереми состроил недовольную рожицу.

Он всегда коверкал её фамилию – ставил ударение на третий слог –  хотя и знал, как правильно произносить. Раньше это работало – злило из себя так, что хотелось придушить противного парня… но теперь вызывало только слабый трепет в глубине души.

– Мог бы и запомнить за три года, что ей это не нравится, – послышался приятный баритон.

Вероника машинально оглянулась. В метре от неё стоял Деланей, бывший бог тьмы. И хотя с его стороны свет не падал, даже в темноте она могла безошибочно узнать его.

– Я пришёл за тобой, – понизив голос так, чтобы слышала только Вероника, сказал Деланей. – Нам пора.

Немного выше ростом, крепкий, он напоминал спортсмена – борца или вроде того. Чёрный деловой костюм, как в день битвы. Неестественная, неземная красота – такая бывает только в голливудских фильмах. Серые глаза задумчиво смотрят и, кажется, видят тебя насквозь. Еле заметно светятся синим, будто бывший бог тьмы не потерял Дар и теперь его использовал.

Отчаянно хотелось скрыться в тени, спрятаться куда-нибудь. Куда угодно. Слишком всё нереально…

– Твоё какое дело? – громко сказал Джереми. – За семнадцать лет мог бы и подумать о том, что ты ей нужен.

Деланей замер. Чуть склонил голову влево и медленно обернулся.

Веронике показалось, что её сердце замерло. Она хотела что-нибудь сказать, выкрикнуть, остановить то, что происходит, но не смогла сдвинуться с места.

Деланей несколько долгих секунд вглядывался в глаза Джереми. Парень молчал и не шевелился, и Вероника боялась, что и им овладело оцепенение.

Бывший бог тьмы поднял правую руку на уровень плеч.

Его глаза осветились синим.

– Тебя забыл спросить, – еле слышно сказал Деланей.

Он сжал кулак.

От ужаса Вероника позабыла, как дышать.

Сама тьма ночи ринулась со всех сторон к Джереми и тугим кольцом обхватила его шею. Парень беззвучно бился в кошмарной хватке, не в силах высвободиться. Казалось, тьма так же сжала и Веронику – она не могла и на миллиметр сдвинуться навстречу другу. И даже закричать…

Движения Джереми становились вялыми.

Даже вздохнуть не удавалось, не то, что пошевелиться. Вероника почувствовала, что задыхается, умирает вместе с лучшим другом.

Деланей молча наблюдал за происходящим и безмятежно улыбался…

– Нет!

Кошмарная картинка растворилась в небытие, уступая место реальности.

Вероника села на кровати и попыталась отдышаться. В комнате царил кошмарный холод, будто соседки забыли закрыть на ночь окно, но она уже десять дней жила одна. Вероника машинально придвинулась к спинке кровати и сжалась в комок. Без одеяла, в тонкой майке и шортах, она моментально заледенела. Но так хотя бы проснуться удалось…

Помещение освещали сиявшие вдалеке огни ночного города. Настоящего. Полуразрушенного. Фонарей осталось, наверное, не больше половины, и потому свет стал в разы тусклее, чем раньше.

Вероника глубоко вздохнула, выдохнула. Осмотрелась по сторонам, чтобы успокоиться. Взглянула на застеленные десять дней назад, и с тех пор ни разу не расправленные кровати. Шкаф у выбеленной стены напротив открыт настежь, Вероника вечно забывала захлопнуть дверцы. Полки пустовали. Да и письменный стол у окна давно не захламлялся – вместо десятка книжек, комиксов и журналов там лежал сиротливый учебник по истории Мира грёз.

Сон. Всего лишь сон, сказала себе Вероника и зажмурилась. Джереми умер недавно, и видеть его смерть в кошмарах – в порядке вещей. Ещё не отболело.

Она схватилась за голову.

До какой степени сумасшествия надо дойти, чтобы считать нормальными такие вещи?

Тёплая ладонь сжала левое плечо. От неожиданности Вероника подскочила на месте, но тот, кто удерживал её плечо, заставило её сесть обратно.

– Напугал? – послышался до боли знакомый голос. – Извини, я…

– Ты всегда вовремя, – выдавила Вероника и открыла глаза.

Сколько времени они знакомы, и хоть бы раз он пришёл тогда, когда нужен ей, а не в момент, который мог бы стать самым эффектным.

Напротив сидел мужчина. Бог огня, Дарующий пламя Аден собственной персоной. Высокий, лет двадцати пяти на вид. Всё как всегда – взлохмаченные каштановые волосы, трёхдневная щетина. В том же чёрном деловом костюме – кажется, он не переодевался со дня прощания с павшими. Слишком красив и слишком небрежно-идеален в сравнении со своей подопечной.

– Снова кошмар? – спросил Аден и выпустил её плечо.

Вероника отмахнулась.

– Не важно.

– Важно, – возразил он. Задумчиво взглянул в глаза Вероники. – Что на этот раз?

Та покачала головой.

– Всё как прежде.

Аден всё так же смотрел на неё, и Вероника не выдержала.

– Ты и так всё слышал, если не перекрыл телепатию. Зачем ещё спрашивать?

– Затем, что я хочу услышать это от тебя, – бог огня вздохнул. – Знаешь, иногда мне кажется, что мы поменялись местами. Раньше ты терпела меня, теперь наоборот.

На мгновение Веронике стало стыдно. А ведь правда…

Они познакомились примерно полтора месяца назад. По заданию богов Вероника отправилась в Дивеево, небольшую деревню под Нижним Новгородом, чтобы уничтожить объявившегося там тёмного духа. На деле тварей оказалось около тридцати, и Вероника, скорее всего, там и погибла бы, если бы Аден вовремя не появился.

Это сейчас бог огня прощён, обласкан вниманием и братской и сестринской любовью, но тогда всё было иначе. Адена считали грешником – почти сто восемьдесят лет назад он ненадолго отлучился, и его подопечная погибла. Боги осудили любимого брата и заставили покинуть Мир грёз, о чём не преминули сообщить людям. Те приняли решение небожителей – дошло до того, что имя бога огня стало ругательством – но мироздание оставалось верным изгнаннику. Статуя Адена не исчезла из храма, и никто не мог её оттуда убрать.

Понимая, что люди не будут ему рады, бог огня назвался духом по имени Кайл. Он провёл очень много времени на земле, вдали от источника божественной энергии, и случайная стычка с тёмными духами стоила ему последних сил. Видя его состояние, зная, что «дух» был знаком с её отцом, Вероника предложила «Кайлу» скрыться в её тени и отправиться с ней в академию для Одарённых, в Новую Зеландию. Она надеялась, что Аден будет благодарен за спасение и расскажет всё об отце.

1
{"b":"581469","o":1}