ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Системное мышление 2019
Позывной «Волкодав». Выжечь бандеровскую нечисть
NOS4A2. Носферату, или Страна Рождества
Перерожденная
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Детка
Секс без правил
Самые лучшие девочки (сборник)
Подчинение

Астрид решила пока отступить и позволить ему привыкнуть к ней.

Зарек не знал об этом, но буря едва ли продлится всего несколько часов. Эта пурга не уляжется, пока Астрид сама так не решит.

А пока, она даст ему время подумать.

Ему еще придется пройти не одно испытание.

Но для этого еще будет время. Сейчас он был ранен и чувствовал боль предательства.

— Хорошо, — согласилась Астрид. — Если понадоблюсь, я буду в своей комнате.

Она оставила Сашу на кухне, чтобы тот наблюдал за гостем.

— Я не хочу присматривать за ним, — резко ответил Саша.

— Саша, веди себя прилично.

— А что, если он сделает что-нибудь отвратительное?

— Саша!

Волк заворчал:

— Хорошо, но можно я откушу от него маленький кусочек? Просто, чтобы он приобрел немного здорового уважения ко мне?

— Нет.

— Почему?

Астрид задумалась, входя в свою комнату.

— Потому что, что-то мне подсказывает, что если ты нападешь на него, то это у тебя появится уважение к его силам.

— Ну да, как же.

— Саша! Пожалуйста.

— Ладно-ладно, я присматриваю за ним. Но, если он сделает хоть что-то отвратительное, я тут же уйду.

Неисправимость ее спутника заставила Астрид вздохнуть, когда она легла на кровать, пытаясь немного отдохнуть, прежде чем начинать новую битву с Зареком.

Астрид глубоко вздохнула и закрыла глаза. Она мысленно потянулась к Саше, чтобы взглянуть на Зарека. Он стоял у окна, глядя на снег.

Девушка увидела рваную дыру на рубашке. Усталость на его лице. Зарек выглядел поникшим, но в тоже время решительным.

На лице Темного Охотника отражалась прожитая им вечность. Мудрость, которая не соответствовала его грешно-красивой внешности.

— Так кто же ты, Зарек? — беззвучно спрашивала Астрид.

За этим вопросом последовал еще одна отвратительная мысль. Через несколько дней она точно узнает, кем и чем он является. И если Артемида права, и Зарек на самом деле аморален и опасен для окружающих, она не колеблясь позволит Саше убить его.

Глава 4

— Проснись, Астрид, твой шизанутый преступник балуется ножами.

Астрид резко открыла глаза, услышав в голове голос Саши.

— Что? — спросила девушка вслух, прежде чем успела осознать, что делает.

Она села на кровати.

В сознании нарисовался мысленный образ от Саши. Девушка увидела Зарека на кухне, копающегося в ящике с кухонной утварью.

Темный Охотник вытащил большой нож для разделки мяса и проверил пальцем остроту лезвия. Его действия заставили ее нахмуриться.

Что он делал?

Зарек отложил нож и вернулся к ящику.

Саша зарычал.

— Заткнись, Скуби, — рыкнул Зарек в ответ. Он бросил на Сашу злобный, хищный взгляд, яда в котором было больше, чем на ферме по разведению гремучих змей. — Я никогда не рассказывал тебе, как люблю тушеную волчатину? А мяса на тебе хватит на неделю.

Саша двинулся вперед.

— Стой! — резко бросила Астрид своему спутнику.

— Да ладно, Астрид. Ну, дай мне тяпнуть его. Хоть разочек.

— Нет, Саша. Оставайся на месте.

Волк послушался, но продолжал ворчать. Он отступил назад, не сводя глаз с Зарека, который вынул из ящика маленький нож для чистки овощей. Темный Охотник вновь нажал пальцем на лезвие, поглядывая на Сашу. Астрид заметила хищный блеск в полночных глазах Зарека, говорящий о том, что он действительно обдумывал идею использовать нож против ее спутника.

В конце концов, Зарек вернул нож для мяса в ящик, а тот, что поменьше забрал с собой в комнату.

Астрид нахмурилась еще сильнее, когда мужчина подошел к кучке поленьев у камина и выбрал одно, а потом сел с ним на кровать.

Не обращая внимания на Сашу, который шел за ним по пятам, пока, наконец, не сел прямо у ног, Зарек начал снимать с полена стружку.

Астрид была ошарашена его неожиданными действиями.

Долгое время он сидел в абсолютной тишине, работая над деревом. Но гораздо больше терпеливого и безмолвного поведения Зарека, ее удивил волк, в которого превращался бесполезный кусок дерева. Сходство с Сашей было просто потрясающим.

Даже сам волк, наблюдая, наклонил голову.

Рука Зарека, сжимающая нож, двигалась с грацией мастера. Он останавливался лишь для того, чтобы сравнить фигуру с Сашей.

Зарек был потрясающе талантливым художником, а его способности абсолютно не вязались с тем, что девушка знала о нем.

Заинтригованная, Астрид обнаружила, что встает с кровати и идет в комнату. Движение нарушило мысленную связь с Сашей. Так всегда случалось при ходьбе. Она могла полагаться на его зрение, лишь оставаясь неподвижной.

Почувствовав волнение воздуха позади себя, Зарек поднял голову.

Он замер, когда его взгляд упал на Астрид, и дыхание перехватило. Темный Охотник не привык жить с кем-то, поэтому не знал, нужно ли поприветствовать ее или лучше все-таки промолчать.

Он выбрал безмолвное наблюдение.

Астрид была так женственна и прекрасна. Она походила на Шэрон, но в ней присутствовала ранимость, которой та не обладала. У Шэрон был острый язык, способный заткнуть его самого, а жизнь матери-одиночки сильно потрепала ее. В Астрид этого не было. Из-за ее мягкости и нежности многие могли причинить ей вред.

Подумав об этом, Зарек ощутил неожиданный укол злости.

Астрид вошла в комнату и направилась прямо к диванчику, который он отодвинул со своего пути чуть раньше.

Первой мыслью было оставить все, как есть, и позволить девушке упасть, но он едва успел вовремя убрать препятствие с ее пути. Астрид избежала столкновения с диванчиком, но, к сожалению, наткнулась прямо на него, и нож соскользнул.

Зарек зашипел от боли, когда острое лезвие глубоко вонзилось в руку.

— Зарек?

Он не обратил на нее внимания и метнулся на кухню, чтобы позаботиться о пульсирующей ране, прежде чем кровь закапает полированные деревянные полы и дорогие ковры.

Чертыхаясь, мужчина бросил нож в раковину, включая воду, чтобы сполоснуть его.

Она проследовала за ним на кухню.

— Зарек? Что случилось?

— Ничего, — резко ответил он, смывая кровь с руки. Зарек скривился, увидев глубину пореза. Будь он человеком, пришлось бы накладывать швы.

Астрид остановилась рядом с ним.

— Я чувствую запах крови. Ты ранен?

Прежде чем он понял намерения девушки, она взяла его руку и ощупала пальцами. Прикосновение к ране было легче перышка, и, все же, ощущение ее рук на теле сбивало его с толку. У Зарека было чувство, словно его ударили кувалдой в живот.

Астрид была так близко, что стоило лишь немного наклониться, и он смог бы поцеловать ее.

Попробовать на вкус ее шею.

Ее кровь…

Еще ни одна женщина так не искушала его.

Впервые в жизни ему захотелось коснуться чьих-то губ. Сжать лицо Астрид в ладонях, жадно исследуя языком ее рот.

А ее объятия…

«Что за чертовщина со мной творится?»

Зарек был не тем мужчиной, которого кто-либо мог бы обнять, да он этого и не хотел.

На самом деле не хотел.

Он лишь хотел…

— Глубокая рана, — тихо произнесла Астрид, голосом завораживая его еще сильнее.

Зарек опустил взгляд, но вместо руки увидел лишь глубокую ложбинку на груди, открываемую v-образным вырезом свитера. Нужно было лишь на несколько сантиметров опустить руку, чтобы погрузить ее между нежных холмиков. Чуть-чуть оттянуть свитер в сторону, чтобы обхватить один из них ладонью.

— Что произошло? — спросила девушка.

Зарек моргнул, чтобы отогнать видение, от которого его требующая удовлетворения плоть болезненно пульсировала.

— Ничего.

— Это единственное известное тебе слово? — Астрид скривилась, удерживая его руку и доставая бутылочку с перекисью из шкафа над раковиной. Его поразило, что она точно знала, какой из пузырьков взять, но с другой стороны, все в шкафу было расставлено аккуратно и продуманно.

Зарек вновь зашипел, когда холодная жидкость полилась на порез. Рану защипало.

13
{"b":"581670","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой дорогой Коул
Вопреки всему
Комбат по прозвищу «Снежный Лис»
Быть интровертом. История тихой девочки в шумном мире
Обрести свободу у алтаря
Через хлам – к себе. История домохозяйки
Латая старые шрамы
Фальшивая невеста
Ей о нем. Узнать, понять и стать счастливой