ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Алтарный маг
Темные отражения. Темное наследие
Я подарю тебе крылья. Книга 2
Алхимик
Семь причин для жизни. Записки женщины-реаниматолога
Рыцарь Родриго и его оруженосец
Психотерапия в комиксах
S-T-I-K-S. Шатун. Книга 3
Петровы в гриппе и вокруг него

Зарек же ни в ком не нуждался.

Никогда.

С этой мыслью он направился в комнату, где проснулся.

Буря там или не буря, настало время уходить.

Зарек натянул парку на голую грудь и застегнулся. Ее тоже испортила пуля, поэтому в заживающую спину будет дуть. Ну и пусть.

Темный Охотник все равно не мог замерзнуть насмерть. В бессмертии были свои плюсы.

Приятный прохладный ветерок будет гулять по позвоночнику, пока он не найдет больше одежды.

Одевшись, Зарек пошел к двери, изо всех сил стараясь не замечать Астрид, которая стояла у теплого камина на коленях и перевязывала раны своего любимца, утешая и успокаивая его.

Эта картина причиняла Темному Охотнику больше боли, чем он мог представить.

Да, было самое время убираться.

— Он уходит.

Астрид замерла, услышав в голове голос Саши.

— Что ты имеешь в виду? Как уходит?

— Он прямо за тобой, полностью одет и направляется наружу.

— Зарек?

Звук захлопнувшейся двери был единственным ответом на ее слова.

Глава 5

Зарек застыл снаружи. В прямом и переносном смыслах. От яростных обжигающих порывов ветра у мужчины перехватило дыхание, и он задрожал всем телом.

Было так холодно, что он едва мог двигаться. Снег валил настолько плотной стеной, что Зарек не видел дальше кончика носа. Даже очки покрылись льдом.

Ни один человек в здравом уме не вышел бы сегодня на улицу.

Хорошо, что у него здравомыслия не было вообще.

Стиснув зубы, Зарек двинулся на север. Черт побери, это будет долгая, жалкая прогулка до дома. Зарек лишь надеялся, что ему удастся найти до рассвета хоть какое-нибудь укрытие.

Если нет, то через несколько часов Артемида и Дионис будут самыми счастливыми богами пантеона, а у старого доброго Ашерона окажется на одну головную боль меньше.

— Зарек?

Он выругался, услышав сквозь завывания ветра голос Астрид.

Не отвечай.

Не оглядывайся.

Но все было бесполезно. Зарек обернулся, прежде чем успел остановить себя, и увидел, как девушка выбегает из дома без верхней одежды.

— Зарек! — она споткнулась и упала в снег.

Оставь ее. Ей нужно было остаться дома, где тепло и безопасно.

Так Зарек поступить не мог.

Астрид беззащитна и он был не в состоянии бросить ее снаружи умирать.

Бормоча под нос цветистые ругательства, от которых покраснел бы даже моряк, Темный Охотник подошел к ней. Он грубо подхватил Астрид и подтолкнул к двери.

— Отправляйся домой, пока не замерзла насмерть.

— А как же ты?

— А что я?

— Тебе тоже нельзя оставаться снаружи.

— Поверь, принцесса, я спал в гораздо худших условиях.

— Ты тут погибнешь.

— Мне все равно.

— А мне нет.

Зарек удивился бы меньше, если бы она залепила ему пощечину. По крайней мере, это было вполне ожидаемо.

Целую минуту он не мог пошевелить и пальцем: ее слова звенели в ушах. Мысль о том, что кто-то беспокоится, жив он или нет, была настолько чуждой, что Зарек не знал, как реагировать.

— Иди внутрь, — прошипел он, легко подтолкнув Астрид через порог.

Волк зарычал на него.

— Заткнись, Саша, — отрезала девушка, прежде чем Зарек успел что-либо произнести, — Еще один звук и наружу пойдешь ты.

Волк обиженно принюхался, сморщив нос, как будто понял ее, а потом бросился в заднюю часть дома.

Пока Астрид тряслась от холода, Зарек захлопнул дверь, Снег растаял, тут же вымочив ее до нитки. Он тоже был мокрым, но не обращал на это никакого внимания. К физическому дискомфорту Темный Охотник был привычен. Она нет.

— О чем ты только думала? — заорал он на нее, усаживая на диван.

— Не смей говорить со мной в таком тоне.

Вместо этого Зарек издал почти звериный рык и пошел в ванную, где схватил с сушилки полотенце. Потом он сходил в ее комнату, взял одеяло и вернулся к ней.

— Ты вся мокрая.

— Я заметила.

Астрид поразила неожиданная теплота, с которой её укрыли одеялом, особенно в сочетании со злыми, резкими словами Зарека, называющего ее идиоткой за то, что она кинулась вслед за ним.

Зарек плотно укутал девушку, потом встал перед ней на колени. Он стянул тапочки, отороченные мехом, и стал растирать замерзшие пальцы, пока она не начала чувствовать хоть что-то, помимо жгучей боли.

Астрид никогда в жизни не было так холодно, и она спросила себя, сколько раз Зарек испытывал подобное, не имея никого, кто мог бы согреть его.

— Это было глупо, — резко сказал он.

— Тогда почему ты сделал это?

Зарек не ответил. Вместо этого он отпустил ногу Астрид и обошел вокруг.

Астрид не знала, что он собирается делать, пока не почувствовала, как голову накрывает полотенце. Она напряглась, ожидая грубости.

Однако, когда он сушил ей волосы, его прикосновения оказались удивительно острожными.

Как странно… Кто бы подумал, что он может так нежно ухаживать за ней?

Это было абсолютно неожиданно. Возможно, в нем скрывалось куда больше, чем казалось на первый взгляд…

Ощутив мягкость влажных волос, коснувшихся ладони, Зарек стиснул зубы. Он попытался отгородиться от этого чувства полотенцем, но ничего не выходило. Локоны струились сквозь пальцы, заставляя его сгорать от желания.

Что, если бы он поцеловал женщину?

Что, если бы он поцеловал ее!

Никогда прежде у него не возникало таких мыслей. Всякий раз, когда женщина тянулась к нему с поцелуем, он отводил губы. Это была близость, которую Зарек ни с кем не хотел делить.

И все же сейчас все его тело жаждало этого. Темный Охотник ощущал жадное желание попробовать на вкус влажные, розовые губы Астрид.

Ты что, спятил?

Судя по всему, так оно и было.

В его жизни нет места женщине, другу или спутнику. С самого рождения Зарек выучил, что у него есть только одна дорога.

Одиночество.

Даже когда он пробовал сблизиться с кем-либо, у него не получалось. Он был аутсайдером и знал это.

Зарек стянул полотенце с волос Астрид и пристально смотрел на нее, сгорая от желания запутаться пальцами в этих влажных прядях, расчесать их. Кожа девушки все еще была пепельно-серой от холода. Но это не портило ее. Не уменьшало притягательности.

Не успев остановить себя, Зарек коснулся ладонью холодной щеки Астрид и позволил ощущению от нежности её кожи пронзить его.

О боги, как приятно было касаться ее.

Она не отстранилась и не сжалась. Девушка сидела, позволяя ему касаться себя, как мужчине. Как любовнику…

— Зарек? — в ее голосе сквозила неуверенность.

— Ты как ледышка, — прорычал он и отошел. Ему нужно было убраться подальше от Астрид, и утихомирить чувства, которые она бередила в нем. Зарек не хотел быть с ней рядом.

Не хотел, чтобы его приручили.

Всякий раз, когда он позволял себе привязаться к другому человеку, его предавали.

Все до единого.

Даже Джесс, который, казалось, не представлял опасности, живя так далеко.

Спина отозвалась болью.

Как оказалось, Джесс все же жил недостаточно далеко.

Зарек выглянул из окна кухни. Снег продолжал падать. Рано или поздно Астрид заснет и тогда он уйдет.

Она не сможет остановить его.

Астрид последовала за Зареком, но потом остановилась. Ей хотелось понаблюдать за его действиями.

Что он задумал.

— Саша, чем он занят?

Она застыла в неподвижности, пользуясь зрением Саши. Зарек расстегивал пальто. При виде его голой груди у девушки перехватило дыхание: каждый мускул на теле мужчины перекатывался. Он стянул пальто и перекинул его через спинку стула.

Зарек был просто великолепен. Его смуглая кожа, обнаженная спина и широкие плечи притягивали ее. Очаровывали.

Но больше всего девушку шокировал вид его правой руки и плеча, абсолютно изуродованных нападением Саши. Астрид сдавленно выдохнула, увидев, что сделал ее спутник. Зарека же, казалось, совсем не волнуют ужасные раны. Он занимался своим делом, будто ничего и не произошло.

15
{"b":"581670","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пустоши
Сюрприз для богатой и знаменитой
Шаманизм. Мост между мирами
Перенастройте свой встревоженный мозг. Как использовать неврологию страха, чтобы остановить тревогу, панику и беспокойство
S-T-I-K-S. Опасный груз
Поцелуй, Карло!
Стань моим парнем
Что делать если ...
Психотерапия в комиксах