ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дневник блондинки
Дунайские волны
Фильм Тима Бёртона «Дом странных детей мисс Перегрин»
8 важных свиданий: как создать отношения на всю жизнь
Конец радуг
Моя драгоценность
Струны волшебства. Книга вторая. Цветная музыка сидхе
Обретение дома
Легенда нубятника

— Не могу смотреть, как он делает суп из блинов с сиропом, — сказал Саша. — Я буду в будке, если понадоблюсь.

Астрид проигнорировала его, прислушиваясь к тому, как Зарек ест. Как бы она хотела увидеть его.

— Нет, ты этого не хочешь, — ввернул Саша.

У нее было чувство, что Саша слишком бурно реагирует. Она достаточно хорошо знала волка, чтобы понять — даже если бы у Зарека были безупречный манеры, он все равно продолжал быть жаловаться.

Когда Зарек закончил с едой, он встал из-за стола и сполоснул тарелку.

Нет, он не был свиньей. Просто одиноким, страдающим мужчиной, который не знал, как жить в мире, повернувшемся к нему спиной.

Астрид увидела в нем то, что видел Ашерон, и ее уважение к атланту значительно возросло, когда она поняла, что он замечает то, чего не могут другие.

Теперь нужно было лишь найти способ спасти Зарека от богини, которая решила покончить с ним.

Если у нее не выйдет — Артемида прикажет убить его.

Астрид услышала, как Зарек отрывает бумажное полотенце от рулона.

— Я слышала в новостях, что буран до сих пор продолжается. Они не знают, когда все закончится. Говорят, что это одна из самых ужасных бурь за несколько столетий.

Зарек устало вздохнул.

— Я должен уйти сегодня.

— Ты не можешь.

— У меня нет выбора.

— Выбор есть у всех.

— Это не так, принцесса. Только у богатых и влиятельных есть выбор. Остальным банальная необходимость диктует, что нужно сделать, чтобы выжить. — Он пересек комнату. — Я должен идти.

Астрид запаниковала. Он был Темным Охотником, а поэтому, действительно, мог уйти. В отличие от людей, которых ей приходилось судить, Зарек не умрет, если уйдет из дома сегодня. Ему будет холодно, но он привык.

Что же делать?

Если она пойдет за ним, Темный Охотник очень быстро поймет, что она тоже бессмертна.

На секунду девушка подумала о том, чтобы позвать сестер, но вовремя остановилась. Сделай она так, и они никогда не дадут ей позабыть об этом. Она должна была сама справиться с ситуацией.

Но что может задержать Зарека, если он так решительно настроен уйти?

Астрид повернулась к двери и уронила что-то со стойки. Наклоняясь, она нащупала небольшую баночку со специями, которая напомнила ей о сыворотках, оставленных М’Адоком.

Достаточно большая доза сыворотки Лотоса удержит Зарека в бессознательном состоянии на несколько дней…

Но тогда он попадет в плен своих кошмаров, не имея возможности проснуться.

Это может свести его с ума.

Или она может направлять сны Зарека, как делают Скоти.

Осмелится ли она попробовать?

Не оставляя себе времени на раздумья, Астрид прошла в комнату, чтобы достать бутылочку, спрятанную в ночном столике.

Теперь нужно было придумать, как заставить Зарека выпить сыворотку.

Глава 8

Зарек направлялся прямо в снежную бурю. Он поднял капюшон парки и пошел по коридору.

Астрид встретила его на полпути к двери. Он застыл, увидев, что она ждет его. Желание поднялось волной, заставив член затвердеть до боли. Лицо девушки было печальным, и именно это, необычное для нее выражение, ошарашило Темного Охотника сильнее всего.

Боги, она была так хороша. На мгновение Зарек позволил себе помечтать о том, что мог бы остаться с ней. Что ему могло повезти так же, как дикому волку, которого она притащила в дом и приручила.

Как бы он хотел набраться смелости и дотянуться до звезды.

Сделай это!

Зарек сжал руки в кулаки, чтобы не уступить этой жгучей жажде. Рабы не мечтают.

Они не испытывают страсти к женщинам, которые слишком хороши для них.

Ему не следовало даже смотреть на нее, не говоря уже о болезненном желании прикоснуться.

Зарек всегда знал правду, не важно, сколько раз он восставал против этого, не важно, как часто он выступал против Ашерона и Артемиды. Два тысячелетия спустя он все еще был рабом. Рабом греческой богини, которая хотела его смерти.

Зарек мог сколько угодно отрицать свою судьбу, но в конечном итоге, он знал свое место.

Женщины, подобные Астрид, не были предназначены для таких, как он. Они были рождены для порядочных, цивилизованных мужчин. Мужчин, знающих значения таких простых слов, как «доброта», «тепло», «сострадание», «дружба».

Любовь.

Он двинулся мимо нее.

— Вот, держи, — Астрид протянула ему кружку с горячим чаем.

Аромат был сладким, приятным, но он согревал и в половину не так сильно, как легкий румянец на ее щеках.

— Что это?

— Я бы сказала «мышьяк и блевотина», но не осмеливаюсь, поскольку ты и так едва доверяешь мне. Это горячий розмариновый чай с капелькой меда. Я хочу, чтобы ты выпил его перед уходом. Он будет согревать тебя в дороге.

Зарека весьма позабавило повторение его собственных грубых слов, и он сначала хотел выплеснуть напиток. Но не смог сделать этого. Это был ценный дар, а подобные вещи слишком редко случались в его жизни.

Ему не хотелось признавать, насколько такое простое действие тронуло его сердце.

От этой мысли член затвердел еще сильнее.

Поблагодарив девушку, Зарек попробовал чай, глядя на нее поверх края чашки. Боги, как он будет скучать по ней; но в этом было еще меньше смысла, чем во всем остальном.

Темный Охотник пил чай, впитывая глазами черты Астрид.

Джинсы облегали длинные стройные ноги, которые любой мужчина мечтал бы ощутить на своей талии. Плечах.

Но больше всего он мечтал о ее попке. Она просто молила о прикосновении его ладоней. Зарек хотел прижать эту мягкость к своему паху, чтобы девушка почувствовала, как сильно он желает ее.

Против своей воли, Зарек представил Астрид обнаженной в своих объятиях: губы девушки на своих губах, пока он будет сжимать ее груди ладонями, погружаясь в горячее влажное тело.

Я должен выбраться отсюда.

Зарек допил последние капли и протянул Астрид пустую чашку.

Она отступила, сжимая ее в руках. Лицо девушки было еще печальнее, чем прежде.

— Я бы хотела, чтобы ты остался, Зарек.

Зарек жадно впитывал каждый звук этих редких слов. Даже если Астрид говорила не всерьез, они все равно отдавались болью в его сердце.

— Конечно, хотела бы, принцесса.

— Это правда. — Искренность, с которой она смотрела на него, прожигала Зарека насквозь.

Однако эти слова разбудили и его злость.

— Не ври мне. Я не выношу лжи.

Он резко двинулся к двери, но, дойдя до нее, ощутил, как голову заволакивает туманом.

Зрение потеряло четкость.

Зарек замер, пытаясь сфокусировать взгляд. Он почувствовал, как ноги наливаются свинцовой тяжестью. Ему приходилось бороться за каждый вздох.

Что же это?

Зарек потянулся к двери, но колени подогнулись. А потом наступила темнота.

Астрид сжалась от звука падающего тела. Как бы она хотела подхватить его, прежде чем он упал, но без своего зрения она ничего не могла сделать.

Подойдя к нему, девушка проверила пульс, убеждаясь, что Зарек в порядке. К счастью, ее уловка не повредила ему.

— Саша? — Позвала она, нуждаясь в помощи, чтобы поднять Зарека с пола.

— Что произошло? — Спросил Саша, подходя к ней.

— Я подмешала ему наркотик.

Астрид почувствовала, как превращается Саша.

По опыту она знала, что ее спутник сейчас абсолютно обнажен: так случалось всегда при смене формы.

Она редко видела его во плоти. Он был волком Катагарии, поэтому его естественной и предпочтительной формой была волчья, но врожденные магические способности позволяли ему принимать человеческий вид время от времени, в случае необходимости или по желанию. Возможности и силы человеческого тела были слабее, и именно поэтому он предпочитал волчью форму.

И все же, некоторые вещи его сородичи предпочитали делать в человеческом обличии.

Например, есть и спариваться.

У человеческой версии Саши были длинные светлые волосы, бледные настолько, что практически повторяли белый цвет его меха. Взгляд ярко-голубых глаз был пронизывающим в любом из воплощений. А его лицо…

27
{"b":"581670","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мозг – повелитель времени
Лезвие ножа
Чертов нахал
Лед
Человек из дома напротив
Право на «лево». Почему люди изменяют и можно ли избежать измен
Продвижение личных блогов в Инстаграм
Лолита
Аколит