ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лев Яшин. Вратарь моей мечты
Гомункул. Конец… Или начало?
Рогора. Пламя войны
Украшения строптивой. От пяти пар сережек до международного бизнеса
Марья-Царевна
О да, босс!
Спаси меня, пожалуйста!
Русская канарейка. Желтухин
Никто, кроме нас. Помощь настоящего врача для тех, кто старается жить

Но с другой стороны, именно такие чувства вызывал Зарек.

Все нимфы правосудия должны были быть невинными и целомудренными.

Ни одному мужчине не позволялось касаться их.

Астрид уже было все равно. Мать должна понять ее. В конце концов, у Фемиды было множество детей. Отцом Астрид был смертный, о котором Фемида отказывалась говорить, и никто не знал имени или положения отца Мойр.

Конечно, мать простит ей этот единственный проступок.

Разве одна ночь — это так много?

И все же, думая об этом, Астрид не могла не спрашивать себя, а будет ли когда-нибудь достаточно одной ночи с ним.

Голова Зарека плыла от сладкого аромата и ощущения Астрид в его руках. Он глухо стонал, облизывая и покусывая каждый сантиметр прекрасной плоти, прислушиваясь к тихим стонам наслаждения.

Она была тем, что поддерживало в нем жизнь. Ему нужно было все больше и больше.

Астрид вскрикнула от удовольствия, когда Зарек развел ее ноги и ртом коснулся плоти.

Девушка не могла говорить и дышать, когда высшее наслаждение затопило все тело. Каждое движение языка, каждое касание губ посылало новую волну яростного экстаза.

Астрид никогда не представляла себе такого.

То, что они делали должно было напугать ее до смерти.

Но не пугало. На самом деле, она хотела больше.

Больше Зарека.

Астрид опустила взгляд, чтобы посмотреть на него, лежащего между ее ног, и сердце сорвалось с ритма. Глаза Зарека были закрыты, и он выглядел так, словно получал столько же удовольствия, пробуя ее на вкус, сколько и она от того, что ее пробуют.

Девушка раздвинула ноги шире, давая Зареку больше свободы, погружая руки в его шелковистые волосы. Охотник рассмеялся темным смехом, посылая еще одну волну дрожи по телу девушки и потерся о нее колючим от щетины лицом.

Стон вырвался из самой глубины горла Астрид.

Зарек скользнул в нее пальцами, обводя ими место, заходящееся от мучительной жажды.

Он не спешил, и все ее тело горело и сотрясалось от удовольствия.

Кто знал, что можно чувствовать себя так?

Наслаждение росло, пока Астрид, наконец, не могла этого больше выносить. Его имя сорвалось с губ, когда она кончила в первый раз.

И все же Зарек не отстранился. Он только зарычал при звуках ее наслаждения, и продолжил дразнить, пока Астрид не стала умолять его прекратить.

— Пожалуйста, Зарек. Пожалуйста, сжалься надо мной.

Он отстранился, чтобы взглянуть на нее. Его глаза прожигали насквозь, а кончик рта изогнулся в улыбке.

— Сжалиться, принцесса? Да я едва начал.

Зарек поднялся вверх по телу Астрид, словно гигантский яростный зверь, вылизывая и прикусывая все на своем пути, пока, наконец, не оказался с ней лицом к лицу.

Он обхватил лицо девушки ладонями и глубоко поцеловал. Со всей страстью.

Астрид застонала, когда Зарек просунул колено между ее ног. Жесткие волоски ласкали кожу, заставляя дрожать от ожидания.

Голова Зарека кружилась от запаха и вкуса Астрид. Мягкости шелковистой кожи, ласкающей его. Ничто не сможет быть приятнее, чем ее руки, скользящие по спине, чтобы сжать ягодицы и прижать их ближе.

Ничто не могло звучать слаще, чем его имя на губах Астрид, когда она снова достигла оргазма.

Впервые за две тысячи лет Зарек чувствовал себя человеком.

Более того, он чувствовал себя желанным.

Зарек слегка отстранился, чтобы видеть Астрид, шире раздвигая ее ноги.

Это было то, чего он хотел. Ее, дикую и влажную под ним. Ощущать эту мягкость, обволакивающую его, пока он не ослепнет от удовольствия.

Мужчина хотел видеть лицо Астрид, когда будет входить в нее. Хотел видеть, будет ли она сожалеть о том, что позволила это ему.

Подготовив себя к худшему, Зарек встретился с ней взглядом и скользнул глубоко в бархатный жар ее тела.

От удовольствия у него закружилась голова. От чувства обладания Астрид.

Девушка с шипением втянула воздух, выгибая спину, еще сильнее вцепившись ему в плечи.

Но в ее глазах не было брезгливости. Не было сожаления.

В этих глазах горела жадная страсть и какие-то нежные чувства, которых он даже не мог понять.

Зарек улыбнулся против своей воли, упиваясь чудом этой женщины и тем, что она только что дала ему.

Астрид задохнулась от удовольствия, почувствовав внутри себя его твердую, пульсирующую плоть. Она много раз пыталась представить себе ощущение мужчины внутри, но ничто не могло подготовить ее к этой реальности. К ощущению твердости Зарека.

Он погружался в нее медленно и легко, словно хотел насладиться моментом до последней капли, как будто ему было достаточно просто находится внутри нее. Девушка обвила бедра Зарека ногами и встретила его взгляд.

Это было неописуемо, это ощущение его сверху и внутри нее. Ей нравилось чувствовать на себе его вес. Смотреть в лицо, когда он делал то же самое с ней.

— Привет, — сказала Астрид, внезапно почувствовав смущение оттого, что глядела на него, когда они были так интимно соединены.

На лице Зарека отразилась смесь недоумения и удивления.

— Привет, принцесса.

Астрид потянулась, чтобы коснуться его щек ладонями. Зарек входил в нее резко и глубоко, снова и снова. Он вколачивался так глубоко, что девушка могла поклясться — головка его члена терлась о пупок изнутри.

Зарек закрыл глаза, наслаждаясь ощущением Астрид под ним, рук, ласкающих его лицо.

Неудивительно, что мужчины убивали ради женщин. Теперь Зарек это понимал. Знал, почему Талон был готов умереть ради Саншайн.

Астрид затронула ту его часть, о которой он даже не подозревал. Его сердце. Душу. Она подняла его до невообразимых высот.

Тут, в ее руках, впервые в жизни Зарек почувствовал мир.

Одна его часть была сейчас так спокойна, так расслаблена, в то время как другая пылала огнем, умирая от желания коснуться Астрид.

Зарек чуть-чуть опустился, чтобы иметь возможность ласкать нежную кожу шеи Астрид. Ушко. Он почувствовал, как мурашки побежали по телу девушки.

Он царапнул кожу клыками, борясь с искушением погрузить их в ее шею.

Какова бы она была на вкус?

Какие еще чувства могла пробудить в нем?

— Ты собираешься укусить меня, Зарек? — спросила Астрид, и ее горло завибрировало под губами. Зарек провел языком по пульсирующей венке.

— А ты хочешь?

— Нет, я боюсь. Я не хочу быть для тебя такой же, как другие женщины.

— Принцесса, этого никогда не будет. Ты для меня уникальна.

— Я твоя роза?

Он коротко рассмеялся, подумав об уроке маленького принца.

— Да, ты моя роза. Такая, как ты, одна среди миллионов планет и звезд.

Астрид ответила объятием.

Это тронуло Зарека так, как ничто раньше. Что-то внутри него взорвалось с резким звуком, заполняя его нежностью и теплом.

Зарек глубоко погрузился в нее, кончая.

Астрид закусила губу, чувствуя его оргазм. Он задрожал в ее руках. Девушка улыбнулась, прижимая Зарека сильнее, и поцеловала его в плечо.

Он был так неподвижен. Так тих.

Кто бы мог подумать, что Зарек способен на подобное? Он, всегда такой яростный и сильный.

Одно его присутствие заставляло воздух вокруг трещать и шипеть.

Но не сейчас. Теперь была лишь тишина.

Зарек лежал на ней, слабый и насытившийся. Они все еще были соединены. Ему не хотелось двигаться. Он не мог.

Прикосновения Астрид были божественными. Но более того, Зарек чувствовал себя единым с ней. А этого он никогда прежде не ощущал.

Неужели это просто сон? Пожалуйста, о боги, нет. Пусть это будет на самом деле.

Он так отчаянно нуждался, чтобы это было реальностью.

Астрид закрыла глаза, когда Зарек вновь покрыл ее шею мелкими поцелуями. По какой-то причине ей казалось, что она только что приручила дикое, неконтролируемое существо.

Она провела ногами вниз и вверх по ногам Зарека, укутывая его своим телом, запустив руки в волосы цвета черного дерева. Он слегка отодвинулся, с удивлением глядя на нее.

Астрид была так рада, что эта ночь произошла.

32
{"b":"581670","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Жуткое
Дочь любимой женщины (сборник)
Мой первый встречный босс
Голая женщина в метро
Бестия, или Сделка на тело
Пойми меня, если сможешь. Почему нас не слышат близкие и как это прекратить
Сыщики 45-го
Свои чужие люди