ЛитМир - Электронная Библиотека

Ведьма Вильхельма

Светлана Шёпот

Глава 1

Проснулась я резко, словно и не спала вовсе. Хлопнув несколько раз сонными глазами, нахмурилась. Мало того, что я не на кровати, так ещё, кажется, куда-то еду. И езда, скажу я вам, какая-то странная. Конечно, в нашей родной стране дороги то ещё удовольствие, но всё же не до такой степени - трясло нещадно. Даже странно, как при такой тряске я умудрилась вообще спать. Но даже не это было интересно. Если я и ехала, то явно не в машине. Не было ни характерного звука, ни окон, ничего такого знакомого и привычного. Я сидела в какой-то коробке, с одной стороны которой было крохотное окошечко, завешенное тряпкой.

Сердце забилось с такой силой, что мне пришлось прикрыть глаза, чтобы хотя бы немного успокоиться. Как я тут оказалась? Так, надо вспомнить, что было вчера. Мысли скакали, как блохи, затрудняя мне тем самым работу. Но даже так удалось всё-таки вспомнить вчерашний день, вернее, вечер.

Ко мне заскочила подруга, с которой мы не виделись со времен школы. Она приехала из Питера к родителям. Хоть мы и не виделись почти десять лет, но активно общались в соцсетях. Сама я в Питере не была, хотя она сотню раз звала погостить, но я была та ещё домоседка. Да и если честно причина была далека от той, которую я постоянно озвучивала. На самом деле я очень стеснялась.

Всё дело в том, что почти сразу после универа я попала в аварию и повредила позвоночник. Вот с тех пор ходить не могу, передвигаюсь на коляске. Я была благодарна, что вообще осталась жива, хотя тело и «украшало» теперь столько шрамов, что вообще удивительно, как я не умерла тогда с такими повреждениями. Не скажу, что то время было самым моим счастливым. Были слезы, сопли, отчаяние, но я была не одна и смогла выползти из того шаткого состояния. Это случилось в тот день, когда я огляделась однажды и увидела свою маму, которая, казалось, постарела на десять лет. Она похудела, осунулась, и под глазами залегли тени. Вот тогда я и поняла, что хватит, не одной мне плохо.

Конечно, пойти работать по специальности я не могла. Поэтому начала искать такую работу, чтобы не сидеть на шее у родителей и для которой не потребуются ноги. Пришлось за эти десять лет помыкаться. В последнее время я занималась тем, что писала статьи. Деньги были не великие, но на жизнь хватало.

Так вот, вернемся к вчерашнему вечеру. Ленка прискакала радостная, вся такая надушенная, накрашенная, прямо фея какая-то. Не знаю, как ей удалось, но она меня всё-таки смогла вытащить из дома. Погулять, как она сказала.

На этом моменте воспоминания начинают туманиться. Становятся какими-то рваными, обрывочными, будто швейцарский сыр. Я помню, как болтали, она рассказывала, что снова беременна, уже третьим, как счастлива. Помню, была рада за неё, хотя сама я так и осталась нетронутой - до универа думала, что встречу там, во время никто не нравился, а после аварии я слишком стеснялась своей неспособности ходить. Иногда я ей даже завидовала, хотелось тоже ощутить, каково это быть любимой, как это быть матерью. Но, видимо, моё время либо не пришло, либо никогда не придёт.

Помню, сидели в кафе на набережной, потом Ленка вроде как с кем-то танцевала. А вот что дальше было, из памяти словно вышибло. Что же случилось? И куда я еду и на чём?

Открыла глаза и едва удержала вскрик. Пришлось даже рукой рот себе закрыть. И как я сразу не заметила? Напротив меня, только чуть с боку сидела женщина, судя по всему, она спала. В этой коробке было темно, поэтому видно было плохо, но даже такого скудного освещения хватило, чтобы понять - одета она как-то странно.

Отняв руку от лица, опустила голову и осмотрела себя. Что за ерунда? На мне и самой было какой-то странное платье. Длинное, с широкими юбками и, если я не ошибаюсь, то их на мне целая куча.

Снова пришлось прикрывать глаза и дышать медленно и глубоко, чтобы успокоиться. Где я? Куда меня везут? Зачем переодели? Кто эта женщина? Меня украли? Для чего? Выкуп? Так мы не так богаты, чтобы затевать все это. Или это мы с Ленкой что-то начудили? Ну, может, мы записались в какую-нибудь странствующую труппу. Хотя вроде как и не пили. Даже странно, не пили, а воспоминания, будто мы вчера хорошо так приняли на грудь.

Когда немного успокоилась, открыла глаза и потянулась к тряпке, висевшей на окне - может, хоть места знакомые проезжаем.

В этот момент женщина, видимо, чем-то разбуженная что-то сказала, отчего я едва не подпрыгнула, отдергивая руку. Через секунду поняла, что язык хоть и кажется мне знакомым, но я ничего не поняла. Хотела сказать, что не понимаю её, как голову сдавило так, что я всё же вскрикнула, хватаясь за нее. Кажется, перед тем, как потерять сознание от боли, мне почудилось на мгновение, что я видела мельком металлический штырь, который раскалённым гвоздем входил мне в правый глаз.

***

Второе моё пробуждение принесло с собой головную боль и обречённое понимание - Ульяна Мурашова умерла. Как давно это было, трудно сказать. Я всё вспомнила. В тот вечер к Ленке прицепились какие-то типы. Мы сразу поняли, что нетрезвые товарищи, ведущие себя не лучшим образом, могут стать проблемой, поэтому поспешили убраться. Уйти мы ушли, но очень скоро нас догнали на машине. Ленку затолкали на заднее сидение. Я же попыталась закричать, но кто-то из них толкнул ногой мою коляску так, что она начала падать. Последним моим воспоминание был как раз тот штырь. Кусок арматуры, торчащий по какой-то неизвестной мне причине из земли, вошёл точно в правый глаз. Было ли больно? Невероятно. Хорошо, хоть недолго. Я довольно быстро отключилось.

Что было потом, не ясно. Но дальше у меня начинаются совсем другие воспоминания. Ульрика Хольм, дочь барона Вилмара Хольм. Старый замок, добрый и любящий отец, куча слуг, множетсво игрушек, ненавистные уроки и учителя. Потом была академия, в которой - я была удивлена - обучали будущих магов и ведунов. Ульрика не любила учиться, да и способности ведуньи у неё были неважные. Но любимого отца расстраивать не хотела, поэтому прилежно зубрила. Доучиться Ульрика не успела - началась война, в которой погиб её отец. Ульрика была единственной наследницей. Если бы у нее были способности мага, то она бы стала полноправной баронессой. Но Ульрика была всего лишь ведуньей, и наследовать титул они не могли. Именно поэтому её судьбу решил король. Королевству необходим был союз со светлыми эльфами.

Она даже не увидела своего мужа. Свадьбу сыграли без её согласия, и даже без её присутствия. Ульрика лишь знала, что её муж самый младший сын Светлого Князя и что зовут его Охтарон. И это было странно - никто в здравом уме не подумал бы, что их положение одинаковое. Где сын Светлого Князя и где просто дочь человеческого барона.

Увидеть не увидела, но прекрасно поняла, что мужу она совершенно не нужна. Вместе с ней высылались все замковые слуги и жители ближайших деревень. Видимо, Светлейшему не нужны были люди на его земле. Скорее всего, король просто пожертвовал не таким уж большим баронством - земли у Хольм было не так много. Да и лес эльфов был как раз на самой его границе.

Ей дали время собрать вещи, а потом сунули в карету, и выставили вон из замка, который был её домом на протяжении восемнадцати лет. Ей лишь сказали, что Светлейший Охтарон отправляет свою законную супругу в свои владения. Когда было названо место, Ульрика едва не потеряла сознание от страха. Сумеречный Вильхельм. Лес, о мрачности и загадках которого ходят леденящие душу слухи. Теперь становилось понятно - её просто списали. Выжить в Вильхельме было невозможно и Охтарон просто рано или поздно станет вдовцом.

Ульрика с детства была любима, разбалована отцом, поэтому, когда всё поняла, то разразилась такая истерика, что слугам пришлось очень долго успокаивать разбушевавшуюся девушку. После истерики пришла горячка, которая продолжалась несколько дней. С ними было несколько эльфов, которые запрещали останавливаться, поэтому эти дни, почти в полубреду Ульрика провела в дороге.

1
{"b":"582060","o":1}