ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
Космические бродяги. Вторжение пеплоидов - _003.png

Саша Сильвер

Космические бродяги. Вторжение пеплоидов

Дизайн обложки, оформление серии и рисунки забавных инопланетян: КАТЯ МАТЮШКИНА

Иллюстрации: Таисия Завьялова

© Саша Сильвер, текст, 2017

© Саша Сильвер, ил., обл., 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Космические бродяги. Вторжение пеплоидов - _01.png

Часть I

Гром среди ясного неба

Космические бродяги. Вторжение пеплоидов - _005_2.png

Глава 1

Таинственный двойник

Космические бродяги. Вторжение пеплоидов - _006_3.png

Тенто Корус, глава Галактического Совета, хмурился, снедаемый тяжелыми думами, пока его сильные руки на рычагах управления уверенно подводили судно к стыковочному узлу. Можно было доверить стыковку автоматике, но опытный пилот предпочел выполнить ее вручную. Корусу, привыкшему чувствовать себя одним целым с кораблем, пилотирование помогало размышлять. О предстоящем же экстренном заседании Совета еще как стоило задуматься.

Космическая станция «Центурион», где из года в год проходили официальные встречи членов Галактического Совета, имела форму цилиндра с округлой верхушкой, опоясанного пятью кольцами стыковочных модулей.

Станция могла принять одновременно ни много ни мало пять тысяч кораблей с экипажем – столько политических единиц входило в состав Галактической федерации на момент создания станции, все они имели право голоса в Совете и присылали представителей на каждое заседание. Встречи проходили каждые шесть месяцев, а сегодняшняя была внеочередной и экстренной. Ради нее Тенто Корусу пришлось отложить все дела и сломя голову мчаться на «Центурион».

Глава Совета расположил шлюзовой модуль корабля напротив свободного дока в нижнем кольце станции и дал бортовой системе указание запросить разрешение на стыковку. Раздалось привычное негромкое жужжание – это сканеры, расположенные у дока, считывали голографическую идентификационную печать на корпусе судна.

Тенто Корус выжидающе положил руки на рычаги. Сейчас внешняя оболочка стыковочного узла призывно раздвинется в стороны, открывая доступ к шлюзу, и «Ловкач» сможет прицепиться.

Корус ждал. Стыковочный узел не проявлял признаков жизни. Глава Совета ощутил легкую тревогу. «Не о чем волноваться, – успокоил он себя. – Ерунда, секундная задержка!»

Опять послышалось жужжание. Моргнул красным металлический шар сканера с левой стороны от дока. Повторная идентификация? И вновь безрезультатно. Корус протянул руку к пульту управления, чтобы вызвать станцию, но его опередили.

– «Центурион» вызывает борт «Ловкача», – раздалось из динамика. – «Ловкач», ответьте.

– «Ловкач» на связи, диспетчер, – ответил глава Совета. – В чем дело, ребята? Проблемы с железом? Мне выбрать другой док?

– Не спешите, «Ловкач». Док в порядке. Автоматическая идентификация проходит успешно, но система не разрешает стыковку. Разбираемся, – голос диспетчера звучал довольно беззаботно.

– У меня постоянный пропуск высшей категории, – нахмурился Корус, которому эта беззаботность показалась неуместной. – Тенто Корус, председатель Галактического Совета. Проведите идентификацию вручную, проблем быть не должно.

– Мы знаем, кто вы, господин председатель, – сообщил диспетчер, – загвоздка в другом… Так, мы получили данные, секунду, – он замолчал, изучая материал, а через несколько секунд продолжил, и его голос звучал удивленно. – Уточняю. Ваш допуск подтвержден, однако система считает, что вы высадились на станции двадцать минут назад в доке А-5 второго кольца. Система не может разрешить стыковку кораблю, который уже находится на станции.

– Явный сбой системы, – утомленно констатировал Тенто Корус. – Вы что-нибудь предпримете, или мне лететь на Землю за новой голопечатью? Кажется, в этом и состоит ваша работа…

– Я мог бы отозвать выданный ранее допуск, председатель, но проблема в том, что в доке А-5 все еще находится корабль, – ответил диспетчер. – Я передал запрос в службу безопасности для проверки… Стоп. Поступил сигнал, что док А-5 освободился!

Тенто Корус изумленно поднял брови:

– То есть какое-то судно проникло на станцию под моим идентификатором, и вы его не задержали?

– Господин председатель, идентификационная печать корабля в доке А-5 в полном порядке, у нас не было оснований… Он отбыл прежде, чем мы успели… – начал оправдываться диспетчер.

– Понятно, – сухо прервал его Корус. – Я обращусь за разъяснениями к главе службы безопасности. А сейчас будьте любезны разрешить стыковку.

– Отзываю ошибочный допуск, – сообщил диспетчер. – Система, повторная идентификация.

Опять раздалось жужжание. На сей раз идентификация прошла успешно: лепестки защитного кожуха стыковочного узла исчезли во внешнем кольце, и Тенто Корус повел корабль на сближение.

– Добро пожаловать на «Центурион», председатель Корус, – вежливо сказал диспетчер. – Прошу прощения за задержку и… неудобства.

– Благодарю, – буркнул Корус.

Председатель Совета был заметно раздражен инцидентом, однако, знай он больше о происходящем на космической станции, он испытал бы гораздо более сильные чувства.

В то же самое время по ярко освещенному коридору «Центуриона» стремительно двигалась фигура в черном плаще. Капюшон был низко опущен на лицо, и разглядеть того, кто скрывался под ним, не представлялось возможным. Служащие космической станции в форменных темно-синих мундирах учтиво кивали при встрече с посетителем:

– Рады видеть вас, господин Корус.

Неизвестный в плаще беззвучно склонял голову в ответ, не замедляя при этом шаг.

Приоткрыв ничем не примечательную дверь, темная фигура незаметно скользнула внутрь. Дверь мягко затворилась. Спустя десять минут, в точности повторяя путь неизвестного, в ту же дверь энергичным шагом вошел обеспокоенный Тенто Корус.

Он оказался в небольшом помещении, загроможденном компьютерами и мониторами. Еще одна дверь – по левую руку от входа – вела в служебную часть станции.

В комнате находились трое: гуманоид с планеты Туитти с вытянутой головой и восемью черными глазами, молодой темноволосый гмуррянин, единственное отличие которого от человека – хвост – было не видно под одеждой, и пупырчатый гуманоид с планеты Дайя с глазами на длинных отростках. Представители этой расы так себя и называли – дайя. Туиттец и дайя расположились за столом, уткнувшись в бумаги, и что-то обсуждали, а гмуррянин сидел за компьютером в углу комнаты спиной ко входу. Услышав звук открывающейся двери, все трое обернулись к вошедшему и в изумлении замерли.

– Добрый день, господа. Как идет подготовка к заседанию? – Тенто Корус приветственно кивнул.

Гмуррянин Йело Ган, его правая рука, открыл рот, чтобы что-то сказать, но замялся. Остальные двое с растерянным видом переводили взгляд с одной двери на другую. Корус нахмурился:

– Йело, что происходит? Почему вы все смотрите на меня, как на привидение?

Первым поборол смущение туиттец Ли Чан, дипломатический советник. Он осторожно произнес:

– Председатель Корус, прошу прощения, но ваш вопрос поставил нас в тупик. Разве мы не это обсуждали только что? Вам все еще что-то неясно?

– Только что обсуждали? – настала очередь Коруса удивляться. – Я пристыковался десять минут назад. Только и успел дойти сюда из дока.

Йело, Ли Чан и дайя по имени Тао, технический специалист, встревоженно переглянулись.

– За несколько секунд до вашего прихода вы вышли отсюда через ту дверь, – пояснил дайя. – А перед этим у нас с вами был довольно подробный разговор о предстоящем заседании. Вы даже попросили кое-что изменить в расписании.

Корус изумленно поднял брови:

1
{"b":"582586","o":1}